Владимир Голубков Грандмастер

Что дороже - кошелёк или жизнь?

Эта история из жизни произошла в средине 60-х годов в столице Киргизии, во Фрунзе, теперешнем Бишкеке.

ГАЗ-21 «Волга» Фото: Lee Fenner - Old volga in Vilnius, Lithuania, wikipedia.org

В те времена любых автомобилей в свободной продаже не было и в помине, а уж автомобилей «Волга» — тем более. На вторичном рынке, естественно, на них был ажиотажный спрос, причём покупатель зачастую готов был переплачивать за вожделенную покупку две, а то и три стоимости машины.

Официально в стране никаких криминальных сообществ не существовало. С организованными бандитскими группами уже было покончено, тогдашнюю милицию общественной безопасности больше беспокоили мелкие хулиганские проявления.

Информация о приезде в республику и результатах работы бригады по особо важным делам Прокуратуры СССР нигде не афишировалась, но факты задержания многих людей скрыть было невозможно.

В том числе и арест Зайцева, скромного сорокалетнего лаборанта одной из кафедр энергетического факультета местного Политехнического института, прозвучал как гром среди ясного неба. Уж кого-кого, но Зайцева в чём-то криминальном заподозрить никак было невозможно!

Член партии, честный и безотказный сотрудник. Хороший семьянин, застенчивый и даже скромный сверх всякой меры. Не очень требовательный даже в вопросах питания и быта. Это особенно было видно по тому, как он за те много лет, работая в институте, ходил неизменно в одном и том же полувоенном френче-«сталинке» и питался исключительно принесёнными из дома продуктами.

Сотрудников института начали вызывать на беседы, с целью обрисовать облик лаборанта. Все, как один, подтверждали, что ничего подозрительного или предосудительного в поведении Зайцева никто и никогда не замечал.

Лишь однажды один из коллег, Калмыков, припомнил, что с год назад во время их совместной командировки в Воронеж Зайцев после продолжительного рабочего дня в техотделе электромеханического завода предложил поужинать не в гостиничном буфете, а в местном центральном ресторане.

Калмыков согласился, тем более что на его нерешительные возражения о том, что в ресторане может оказаться слишком дорого, Зайцев заверил, что основную часть затрат он возьмёт на себя. Он угощает, у него, мол, сегодня небольшой праздник.

Командировка есть командировка! Кто же себе откажет в небольших удовольствиях?

Но когда разгорячённый выпивкой Зайцев начал требовать беспрестанно живую музыку, заказывать одно за другим дорогостоящие блюда и угощать подсевших местных девиц, Калмыкову стало как-то не по себе. Ведь ему же придётся как-то отвечать на такое хлебосольство коллеги. А как и чем, да и во имя чего?

Ресторан закрылся для остальных посетителей, оставив Зайцева с резвящимися подружками, а Калмыков, ссылаясь на усталость, ушёл спать в гостиницу.

Наутро Зайцев попросил его не рассказывать об этом ночном приключении, а своё поведение объяснил нервным срывом и наличием финансовой заначки, сформированной втайне от супруги за счёт халтур и премий.

Так и осталась бы эта тайна между ними, если бы не допрос и не вскрывшиеся затем обстоятельства.

А схема преступлений оказалась следующей…

В стране сформировалась устойчивая разветвлённая преступная группа по угону, переоформлению, легализации и продаже автомобилей «Волга». Причём члены банды друг с другом особенно и не общались, живя в разных концах страны и занимаясь каждый своим делом.

Одни угоняли автомобили «Волга», когда водители, предпочитавшие не ездить зимой, ставили на весь холодный период машину на открытую стоянку под защитным чехлом. На её место тут же ставилось предварительно угнанное такси «Волга» и закрывалось тем же чехлом. Водитель видел каждый день на своём месте якобы свой автомобиль и с ужасом обнаруживал подмену обычно не раньше весны.

За это время автомобиль успешно перекрашивался и обновлялся в закрытом цехе авторемонтного завода города Фрунзе. Номера на шасси и двигателе перебивались заводским методом, и с новыми документами и биографией, сотворёнными с помощью местных гаишников, связанных с бандой, машина успешно перепродавалась обычно на Кавказ или в республики Прибалтики.

Поскольку машины угонялись по всей стране, схема работала безукоризненно и не давала сбоев несколько лет, пока чисто случайно из-за жадности или по недомыслию кого-то из исполнителей один из пострадавших не опознал бывший свой автомобиль в Ташкенте, где его и угнали некоторое время назад. У него сердце ёкнуло, когда он увидел в салоне припаркованного автомобиля чехлы на сиденьях и занавески, сшитые вручную его женой. Он тут же прибежал в милицию, где давно безрезультатно находилось его заявление об угоне.

Новый хозяин уверял, что автомобиль он купил недавно, юридически авто было чисто. Документы действительно были в порядке. Но бывший хозяин в присутствии милиции продемонстрировал действие тайного противоугонного устройства, установленного им в своё время самолично и о существовании которого никто не мог предположить. А вот в заявлении об угоне оно фигурировало и его наличие было зафиксировано.

Когда все аналогичные угоны автомобилей по стране объединили в одно следственное дело, то стал понятен размах деятельности банды. В Москве сформировали спецбригаду.

Когда следователи начали копать «по-крупному» и отрубать щупальца преступного «спрута» по всей стране, главарь и организатор всей банды и преступной схемы, а это был именно скромный лаборант Зайцев, затаился. Но дело было настолько крупным и скандальным для того времени, что неминуемое свершилось и произошли аресты.

Согласно полученным следствием и официально доказанным данным, Зайцевым от преступной схемы лично было получено как минимум 118 тысяч рублей. Но никаких особых ценностей и денежных средств после тщательных обысков в его небольшом частном домике с садиком на окраине города, ни на работе, ни у родственников обнаружено не было.

Между тем в те времена законодательством по статьям с превышением 100 тысяч рублей подсудимому предписывалась смертная казнь.

Вероятно, Зайцеву было сделано предложение, от которого он не смог отказаться: фактически — «жизнь или кошелёк?». Ценности он выдал.

Оказалось, что когда тучи начали сгущаться, весь компромат, золото и драгоценности, а также вся наличность, облигации и прочие ценные вещи были герметично упакованы в две алюминиевые сорокалитровые молочные фляги и зарыты в землю прямо рядом с домом.

Идея сама пришла в голову, когда строители начали подготовительные работы по обустройству дороги под окнами старенького домика Зайцева. А через пару-тройку дней над спрятанным кладом уже был уложен асфальт.

Сохранили или нет тогда жизнь Зайцеву, я точно утверждать не могу. Помня те времена, скорее всего — нет. Во всяком случае отец, работавший на том же факультете этого института и рассказавший тогда эту историю, о дальнейшей судьбе Зайцева ничего не знал.

Просто с годами начинаешь лучше понимать: откуда и как возникали клады и в какие времена больше ценился кошелёк, а в какие — жизнь…

Статья опубликована в выпуске 26.12.2019

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: