Елена Ермолова Грандмастер

Зачем города воюют с природой?

Рассуждения и мысли в рамках современной темы «человек и природа».

Фото: Depositphotos

В одном трехсотлетнем парке стояли толстенные тополя. Их спилили, потому что опасны. Они вдруг стали опасны, когда художник выразил готовность оплатить древесину для скульптуры.

В маленьком городке частники спилили тополь в два обхвата всего лишь потому, что хозяин купил новую бензопилу, руки чесались и появилось «а вдруг на дом упадет».

В деревне уничтожили взрослую липу потому, что местному пьяному стукачу показалось, что она опасно качается, и сельсовет отреагировал.

Вокруг школы ликвидировали сад, чтобы ученики не лазили по деревьям и не ели зелёные плоды.

В детском саду спилили молодую грушу, чтобы плод с дерева не упал на ребенка.

Во дворе вырубили кустики, потому что если кто-то упадет на них, то может оцарапаться.

4 раза в день шумная машина подметает листву, потому что пешеход может поскользнуться на ней.

Пытаюсь вспомнить, когда последний раз кто-то погибал, поскользнувшись на листке, упав на куст, попав под плод и так далее. На память приходят смерти под колесами автомобиля, смерти от инсульта и инфаркта, от рака или его лечения, от прививки, от аборта, от цирроза печени, от отравления бытовой химией и от голода.

Кто-нибудь может объяснить, что происходит? Почему опасным называют безопасное, а опасное то ли в упор не видят, то ли считают неизбежным?

Если рассматривать события с точки зрения выгоды, то все ясно, как днем. Деревья пилим, сажаем, пилим, сажаем, газоны вытаптываем-восстаналиваем-вытаптываем-восстанавливаем… И конца этому нет, а денежки в карман за работу да за посредничество капают.

Чтобы быть в денежном потоке и его контролировать, зачерпывая сколько требуется, желательно этот поток самим и организовать. И заботы о городе, вроде как необходимые, — отличный образец такого специально организованного денежного потока. Автомобили, которые стали главной опасностью города, и лекарства, и опасная еда, и многое другое, вышедшее из-под контроля, дают денежные потоки, которые кто-то контролирует. Так что про «почему» долго думать не приходится: потому что выгодно. Но зачем?

Зачем пилят деревья?

  • Чтобы не падали на людей и машины. Так не искалеченные деревья и не падают.
  • Чтобы не сорили листвой и пухом. Но это вроде как привычные и не очень большие проблемы. Ничтожные в сравнении с огромной пользой деревьев.
  • Чтобы не заслоняли архитектуру. Опять-таки ничтожно в сравнении с пользой.

А если посмотреть с другой стороны? Зачем быстро и успешно уничтожают деревья?

Чтобы людям было плохо, чтобы они болели и умирали, чтобы город и страна освобождались для тех, кто организовал ликвидацию парков, скверов, аллей, зеленых дворов, городских и загородных лесов.

Иду по парку, внимание привлекает куча песка для посыпания дорожек. В песке какие-то полупрозрачные камни размером от кубического сантиметра и больше. Рассматриваю, улавливаю хорошо знакомый запах соли. Набираю сколько-то песка, уношу с собой, дома взвешиваю, выбираю куски соли, остальной песок тщательно промываю и снова взвешиваю. Оказалось, что соли по весу две трети. Причем куски галита будут растворяться в почве очень и очень долго, и нет надежды, что соль без следа смоется весенним паводком.

Кто и зачем распорядился в парке использовать соль? Неужели там работают люди, которые ни малейшего представления не имеют о том, как питается растение, и смертельно опасные для деревьев действия лишь следствие невежества?

А может, они выслуживаются? Геноцид — действия с намерением уничтожить какое-либо племя людей, арбоцид — средство уничтожения какой-либо разновидности деревьев. Но в последнее время неожиданно добавилось еще одно значение слова по аналогии с геноцидом: это еще и действия по уничтожению деревьев. Как геноцид в определенные эпохи позволял делать отличную карьеру, так и арбоцид, похоже, возносит некоторых сограждан на новые высоты. Знаете, какие зарплаты у руководителей подразделений, отвечающих за ликвидацию растительности? С пенсиями защитников деревьев не сравнить.

Существуют неплохие законы, защищающие зеленые насаждения, но они уже давно перестали работать. Существует Департамент природоохраны, но и он вроде как спит, спросонья ставит подписи под разрешительной документацией. Была экологическая полиция — исчезла. Остались лишь неравнодушные люди, радеющие о защите природы. Чтобы защитить очередной парк или сквер, они обнимают деревья, чтобы невозможно было спилить. Но приходят недобры молодцы из частных охранных предприятий и утаскивают защитников силой. Вжик — и нет дерева, и ничего уже не поделаешь.

Почему деревья уничтожают? Потому что выгодно. Зачем? Чтобы не мешали. И, похоже, чтобы отрапортовать некой злой силе, что ликвидация населения путем заманивания в города, где оно вымирает, идет полным ходом. Похоже на правду?

Статья опубликована в выпуске 16.01.2020

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Похоже на обостренное восприятие автора, не на правду. Проблема не в геноциде народа, а в низком профессионализме и равнодушии местных властей. Так вы же их и выбираете. Если у вас во дворе спилили деревья, не стоит делать глобальные выводы. Вполне допускаю, что срубленные кусты или спиленная груша, небольшое преувеличение автора. Каа говорится, ради красного словца...
    Там, где я живу, экологическая полиция работает. За деревьями местные службы следят. Вот буквально на прошлой неделе видела, как муниципальные службы ездили с автовышкой, спиливали старые ветки пицудских сосен, чтобы при норд-осте никто не пострадал. И так каждую зиму. На вырубку здорового дерева разрешение получить очень сложно. Даже деньги не помогут. При строительстве максимально сохраняются существующие деревья.

    • Татьяна Пучкова, Вы правы, у автора обостренное восприятие, потому что давно в теме и получаю информацию от заинтересованных людей.
      Насчет властей позвольте не согласиться, мы этого не выбираем, оно само себя нами иногда может выбрать, но чаще простосамо себя, и это большая тема, которую я не поддерживаю потому, что она позарез нужна несимпатичным мне людям.
      Насчет груши неправда: груш был ряд, а не одна, они стояли вдоль дорожки, ведущей в детсад, и ближе к осени дети тянулись за упавшими плодами или шли по месиву из разбитой мякоти, начальство приняло меры. У меня есть небольшой шанс найти фотографию этого места. Возле школы уничтожили яблони, потому что школьники залезали на деревья, могли упасть, и ели незрелые плоды, это вредило животу и зубам, родители написали жалобу. С кустами ну очень интересно: дама, которая добивалась уничтожения кустов, сама наделала острых сучков на своем любимом кустике, но на уровне глаз не своего маленького внука, а повыше, как бы для других внуков. Аргументация ее не была до конца идиотичной: ребенок, который только научился ходить, падает закономерно, а после трех лет падают только ненормальные. Добрая женщина...
      Экологическая полиция у нас когда-то была. Ее замучили требованиями остановить безумный покос в парках прямо по гнездам соловьев, идиотичное выгребание листвы и посыпание снега на газонах реагентами, чтобы скорее таял. Полиция перестала существовать, войдя в противоречие с распилом люджета города. В 2019 году 805 миллионов рублей потрачено на вывоз листвы, которую вообще не надо было вывозить.
      Обрезка деревьев - не очень хорошее дело. У меня есть любимый пример: древнее ни разу не пиленое дерево, с которого падали ветчки не толще карандаша, а рядом рухнувшая с обрезанного до столба тополя отросшая толстенная ветвь. Что опаснее? Даже если обрезка березная, она не приносит пользы. Вдоль Ленинградки в Черных Грязях хорошо видны закустившиеся на некоторой высоте деревья, это результат обрезки. Метлы на концах ветвей не сделали деревья ни здоровее, ни красивее, ни устойчивее. В пользу обрезки могу сказать одно: если идиоты однажды обкорнали дерево, после них придется обрезать калеку постоянно, потому что неестественно отросшие водяные побеги крайне слабо держатся на стволах.
      На вырубку дерева разрешение получить почти невозможно, если это частный сектор, зато госслужбы получают их шутя, а потом кромсают что ни попадя. Возможно, в разных местах ситуация сильно отличается, и мне так не везет, что езжу исключительно по местам арбоцида и травоцида.
      Да, у меня явно обостренное восприятие. Но есть люди, которым большее за природу, чем мне. На пути от детской чувствительности к благодушному равнодушию я зависла где-то посередине.

      • Елена Ермолова, ну вот видите, если начать разбираться в деталях, то какой же это геноцид народа, если зачастую вырубка деревьев, кустов происходит по инициативе и по просьбам родителей, жителей, соседей... То есть того самого народа.
        Возможно, Вы не обратили внимания, я говорила об обрезке сосен. У хвойных своя специфика роста. Им необходима санитарная и омолаживащая обрезки.

        • Елена Ермолова Елена Ермолова Грандмастер 20 января 2020 в 00:59 отредактирован 20 января 2020 в 01:00

          Разве необходима? Может быть с нею пышнее, красивее? Но кромсание не прибавляет здоровья.

          Что же касается народа, то он большой и мудрый, и мудрые - это представители народа. Но эти все - не нерод, а фурункулы. Да, простите, народ не месиво, а организм, и его части не равнозначны. Есть мозг, есть сердце, есть кровеносные сосуды, есть нервы, есть переваривающий пищу кишечник, тоже вполне уважаемый, но есть и гнойники.

          • Елена Ермолова, дааа, интересная классификация народных масс. Судя по тому, как у Вас наболело, даже боюсь предположить, в какую часть народного организма Вас занесло.
            А что до деревьев, не все они одинаково пышны и красивы. Я писала про обрезку пицундской сосны. У нее на старых ветках иголки желтеют и осыпаются. Сами ветки новых побегов не дают, засыхают, становятся ломкими. Какая уж тут красота. А во время норд-остов находиться рядом с такими деревьями попросту опасно. Поэтому и производят санитарную обрезку. У нас во дворе около двадцати таких сосен. Из окна сфотографировала ближние ветки для наглядности.

            • Интересный факт. Сколько я наблюдаю сосны в лесу, ничего подобного нет. Я правильно понимаю, что эти ветви расположены над асфальтовым или плиточным покрытием, которое раскаляется летом, выжигает корни, и соответствующие этим корням ветви высыхают?

              • Елена Ермолова, нет, здесь сосны, которые растут на земле точно так же осыпаются и теряют ветки. Скорее всего это особенность южных сосен. На фотографии крымские сосны на царской тропе в Крыму. Все нижние ветки оголены. Под ногами толстая подстилка из опавшей хвои.

                • В сообщение только одно фото загрузилось)

                  • Ой, хочу-хочу туда!
                    Сосны теряют хваю, что нормально, растут верхушками, что тоже нормально. Ненормально пожелтение хорошо освещенных верхушек при досточной увлажненности почвы. Мои новогодние елки, выращиваемые на огороде, вовсю пушистятся и ничуть не желтеют. Но, замечу, у них тут полно всякой микоризы, пуще всего прочего ее берегу, ничем не травлю, не копаю, не иссушаю, только приношу новые и новые грибы со спорами.

                    • Татьяна Пучкова Модератор 22 января 2020 в 10:04 отредактирован 22 января 2020 в 10:05

                      Елена Ермолова, елки пышные, но колючие. На мой взгляд, самое замечательное и душевное дерево среди среди хвойных - это кедр. Другое название сибирская кедровая сосна. Не буду говорить о кедровых орешках, это и так известно. Если провести рукой по веткам, то можно ощутить, какая густая, шелковистая хвоя у кедра. Совсем не колючая и очень стойкая.
                      Много лет назад мои родители строили дачу, и папа посадил у входа два маленьких кедра. Но однажды зимой дом сгорел. Кедрики, которым тогда было лет 10, были завалены снегом выше макушек. От огня сугробы подтаяли, и у ближнего к дому деревца жаром опалило пару верхних веточек и макушку. С тех пор прошло больше 25 лет. С кедров мы уже шишки собираем. Но если внимательно присмотреться к фотографии, то можно увидеть на одной из веток жёлтые иголки, опаленные огнем того далекого пожара.
                      Почему то фото боком развернулось

                      • А шишек много?
                        Знаю, что кедр очень любит влагу. Добавили влаги - увеличили прирост веток и размер орешков. Это верно?

                        • Елена Ермолова, кедры на даче растут так, как росли бы в естесственных условиях. Никакого специального ухода и полива не получают. У нас высокий уровень грунтовых вод. Шишек, да, в этом году было много, но не крупных, среднего размера.

  • В Вашей любви к природе - поддерживаю.
    В поисках заговоров и геноцида - скорее, нет. Думаю, здесь причина просто в элементарном потребительском и практическом подходе урбанистов и градоначальников: все "засеять" бетоном и асфальтом, покрыть вонючей краской, потому как именно они считаются лучшей средой обитания хомо урбанистикус. Из всего извлекать практическую пользу-)

    У нас тоже любят и траву под ноль выкосить, и деревья попилить. Причем, как в любом недемократичном обществе, это делается по указке свыше - жителей тех территорий, "ради их блага", часто не спрашивают.
    Человек, вообще, ищет во всем практическую выгоду - какая ему польза от бесплодных деревьев и буйной травы?

    Когда жил в частном доме принципиально не косил траву. Мне нравились живые "джунгли", естественный природный хаос, а не выбритые лужайки и обрезанные деревья.
    Природа, в любом ее проявлении, - это прекрасно. А люди - часто зло. Причем свое собственное-)

    • Елена Ермолова Елена Ермолова Грандмастер 19 января 2020 в 16:54 отредактирован 19 января 2020 в 16:55

      Игорь Ткачев, наш человек, я тоже прокашиваю только пожарную разбивку на квадраты.

      Общение с госструктурами показало, что это не потребительский подход, а выполнение распоряжений, идущих от нероссмийских советчиков, чье мнение обязательно к исполнению. Прослеживали цепочки воздействий. Далеко прослеживали.

      Интернет сейчас поддерживает такое устройство двора: никакой земли и ничего зеленого вообще, если не считать резиновое покрытие детсской площадки. Весь двор заасфальтирован под автостоянку, в центре двора на опорах расположена вторым этажом огороженная высокой сеткой детская площадка, детишки-то легонькие, в отличие от автомобилей. Вроде как оптимум, место и для машин, и для детей. Но посмотрим, чем дети дышат. Выхлоп - раз, испарения асфальтового битума - два, изоцианид резинового покрытия - три, иссушенный раскаленный днем возду- - четыре. И, естественно, никаких обезвреживающих атмосферу фитонцидов.
      Похоже, такое счастье станет дворовой нормой в ближайшее время. Ибо ну очень эффективно с описанной в статье точки зрения. Понаблюдаем? Дай Бог мне ошибаться в этом предвидении.