Владимир Голубков Грандмастер

В чём сходство слона с металлургическим производством?

Вот пусть любой из вас честно скажет, видел ли он когда-нибудь настоящего, африканского слона? Не в посудной лавке, а в его родном месте обитания, в африканской саванне, буше. А я видел…

Фото: StockSnap, pixabay.com

Дело было в середине 80-х годов, в Африке, на границе Либерии и Кот-д'Ивуара, бывшего Берега Слоновой Кости… Тогда стадо саванных слонов явно расстроили действия «доморощенных революционеров и боевиков-интернационалистов» из соседних стран.

Слоны хоть и большие по габаритам, но вовсе не любят выступать в качестве стрелковых мишеней, да и вообще больше любят тишину и сонные медитации. Недаром же у них много дальних по вере, но близких по образу и подобию родственников в Индии.

Так вот с таким стадом странствующих эмигрантов-беженцев вместе с консулом Алексеем нам и посчастливилось тогда встретиться. Наш тщедушный «Фольксваген-Пассат» еле успел притормозить перед громадной тёмно-серой живой горой из грязной кожи, мощных бивней и мышц. Его образ угнездился в воображении и памяти навечно.

Агрессивная глыба перегородила дорогу и, широко расставив громадные ноги, как бы приплясывая ими, сразу пошла в наступление, безо всяких переговоров и соглашений об условиях почётной капитуляции с нашей стороны.

И без того чудовищно огромная, вблизи голова зрительно увеличивалась вдвое из-за резких движений огромных ушей на его короткой шее. Слон явно демонстрировал агрессию, поднимая голову и хобот, распрямляя уши, роя ногами землю, покачивая головой и совершая демонстративные атаки на нашу машину. Почва содрогалась и ходила ходуном под нами.

Рёв, издаваемый животным был неимоверным. Даже удивительным казалось в редкие секунды затишья услышать шлёпающий звук его губ, вероятно, изрыгающих мирные, но непечатные слоновьи ругательства.

У Алексея, который был за рулём, выражения, а скорее их отрывки, были тоже непечатными, но это понятно. Мы еле успели развернуться на пятачке и «дать дёру». Оглянувшись назад, я увидел густое жёлто-красное марево пыли, которую подняло вверх спешно перебегающее дорогу стадо слонов.

Естественно, после такого приключения мы с Алексеем до самого позднего вечера делились впечатлениями и историями из жизни за стаканами с джином, спасающим, как известно, европейцев от всякой африканской заразы типа малярии и непроходящей, жгучей колониальной тоски.

Много было переговорено, но на прямой Лёшкин вопрос, видел ли я и ощущал ли такое прежде, пришло давнее воспоминание: видел и ощущал!

Закрыл глаза и вспомнил…

Дело было лет за десять до Африки, ещё в 70-е годы, когда я работал на Челябинском металлургическом заводе (ЧМЗ) во Втором электро-сталеплавильном цехе (ЭСПЦ-2). Там тогда эксплуатировались уникальные электропечи по выплавке 100 тонн стали. Более мощные, 200-тонные, были только в Волгограде на заводе «Красный пролетарий». Но на Южном Урале нам и этих стотонников хватало!

Печь в несколько приёмов из вагонов загружалась чугуном и всяческим металлоломом. Эшелоны с сырьём со всей страны шли непрерывно, а ЧМЗ имел свою железнодорожную сеть и локомотивное депо.

И вот начиналась плавка…

В печь опускались графитовые электроды японской фирмы «Ugar». Здоровущие такие, метра по три длиной и толщиной с ногу слона. Происходило запланированное короткое замыкание и возникала электрическая дуга. Сначала застрельщицей была какая-нибудь одна фаза, под наименованием под стать своему поведению «дикая», а потом подключались и две остальные, бывшие «мёртвые фазы», ощутившие у своего основания начавший расплавляться металл.

Рёв при этом стоял неимоверный! Казалось, что только стадо разгневанных слонов может так солировать. Впечатление усиливали шланги электрокабелей, штук по тридцать на каждую фазу. При прохождении больших токов они, повинуясь электромагнитным законам, отталкивались друг от друга, колыхаясь, как уши возмущённого слона.

При этом земля содрогалась от этого утробного рёва и грохота, как от атаки целого стада. Местному суровому народу ещё везло, что печей было всего штук восемь и работали они по графику, не одновременно.

Всю эту прелесть дополняли дым и клубы рыжей окалины. Не как в преисподней, наверное, но на Африку всегда здорово смахивало! В цехах-то металлургических жарко и зимой бывает…

Так что видел я всё это и раньше, ещё до дикой Африки, на Южном Урале.

Интересные иногда получаются параллели из человеческого индустриального бытия и мира животных, даже если не путешествовать!

Статья опубликована в выпуске 30.03.2020

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Рассказ понравился,но...я бы остановила сюжетную линию на "слоне").Рассказ-малая форма эпоса,потому ассоциации бывают лишними.Но автор-интереснейший человек,поэтому торопится рассказать нам о многом).

  • Не был, не видел.
    Связки кабелей, аки слоновые уши - это круто.

    Оценка статьи: 4

    • Владимир Голубков Владимир Голубков Грандмастер 30 марта 2020 в 08:41 отредактирован 30 марта 2020 в 08:44

      А сейчас, уже после написания рассказа ещё больше утвердился в мысли, что такая печь ДСП-100 действительно Слон-Elefant металлургической саванны.
      Там же ещё есть одна особенность:
      Во время плавки стали периодически необходимо контролировать физ-химсостав стали.
      Для этого берётся прямо из раскалённого жерла печи образец мульдозаправочной машиной. Мульда-это такой длинный хобот, которым и берётся образец, потом он с шумом и грохотом улетает по пневмопочте технологам в лабораторию.
      Так эта мульда -чем не хобот слона, а шум пневмопочты-не звук пережовывания его губ?
      Надо только включать воображение иногда...

    • Владимир Голубков Владимир Голубков Грандмастер 30 марта 2020 в 08:16 отредактирован 30 марта 2020 в 08:18

      Игорь Вадимов, так там технологически нет возможности укладки кабелей в какие-нибудь более «культурные способы прокладки», типа лотков и прочего.
      Дело в том, что электроды постоянно прогорая опускаются вниз, поэтому и кабели опускаются вместе с ними, зафиксированные только подвесами.
      И раздуваются действительно как у слона уши, отталкиваясь на каждой работающей фазе друг от друга.
      Впрочем один из наших уважаемых авторов журнала не даст соврать, надеюсь.
      Сергей Дмитриев, насколько я помню в те же времена тоже работал в ЭСПЦ-2, в техотделе.
      Хотелось бы Услышать и его воспоминание теперь уже из дальних стран

      • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 31 марта 2020 в 01:32 отредактирован 31 марта 2020 в 01:35

        Владимир Голубков, увы, я работал в сортопрокатном цехе №2 (СПЦ-2) . Но там тоже бывали картинки ""дикой природы". Когда клеть скростного участка "забуревала", эта горячая макарона взвивалась до подкрановых путей и начиналась "запарка", Приезжал кран, бензорезчик Лёха тянул своё хозяйство и начиналось разбуривание.
        Этот участок был как раз за нашим участком сборки валков, так что видеть доводилось не редко.
        Оценка:5