• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Нина Галай Профессионал

Распятие. Кто наш Спаситель?

Огромный, сияющий белизной и чистотой холл как-то сразу заворожил меня своей таинственной архитектурой. Беломраморные плиты пола, разделенные полосками гематита, отсвечивали на солнце почему-то металлическим блеском. Высокие бело-голубые стены были одновременно плотными и прозрачными. Они уходили ввысь и таяли в пространстве. Сквозь них легко проникали золотистыми стрелками лучи полуденного солнца.

Фото: Depositphotos

Центр холла занимала огромная широкая лестница с резными каменными перилами и белыми мраморными «проступками», разделяющими гематитовые ступени с их черно-металлическим блеском. Она была не только роскошна, но и изысканна. Я насчитала сорок ступеней, которые заканчивались просторной площадкой с огромным полуовалом окна, обрамленного также гематитом и белым мрамором. Переплет оконной рамы, выполненный из серебристого металла, был прост и изящен.

За окном простиралась бескрайняя голубая даль неба с медленно плывущими по нему перистыми облаками. Все было пронизано ярким солнечным светом. С левой стороны площадки, прижавшись к стене, ползла куда-то в бок неширокая аккуратная, но мрачная и темная лестница. Справа вверх шли все те же гематитово-мраморные ступени. Весь интерьер помещения создавал настроение спокойного праздника, который, казалось, должен длиться вечно.

Я наслаждалась великолепной работой неизвестных мне мастеров и не заметила, как на лестнице появились люди. Их было двое. Точнее, один плюс один. Они резко отличались между собой.

Один из них был в черном комбинезоне, с широким кожаным поясом, на котором висел не то кортик, не то кинжал. Его лицо закрывала черная маска с узкими прорезями для глаз. Второй был одет во все белое.

Они медленно поднимались по ступеням лестницы, раскинув руки на уровне плеч. Между ними, покоясь на их вытянутых руках, каким-то чудом держался большой серебристый металлический крест. Они несли его легко, несмотря на очевидную тяжесть.

«Как странно, — подумалось мне, — такой крест и пять человек вряд ли поднимут, а эти несут его как пушинку».

Я обратила внимание на непонятную чеканку, которой был, как мне сначала показалось, украшен крест. Присмотревшись, я различила на нем арабскую вязь, китайские или японские иероглифы, греческие, славянские и еще какие-то надписи. Это был очень красивый и странный крест.

Неожиданно на кресте появилось распятие. Нет, это не был Спаситель в своем общепринятом облике. Это был молодой белокурый парень, лет двадцати-двадцати двух, в голубых потертых джинсах, оборванных чуть выше ступней, и без рубашки. Его крепкое здоровое тело непонятным образом было распято на кресте. Крови не было видно. Ни его руки, ни ноги не были даже привязаны к кресту. Но он был распят!

К середине 90-х годов мы все уже стали наполовину верующими, наполовину атеистами. Во всяком случае, об истории с распятием и воскрешением знали более или менее хорошо: пасхальные службы транслировали по телевидению теперь ежегодно, и бывшие атеистические журналы печатали тибетские, индийские японские и другие легенды о жизни и распятии Спасителя. Все это дало возможность неплохо познакомиться с трагическим моментом его истории.

Но этот был другой! Не тот зрелый тридцатитрехлетний мужчина, творящий чудеса, подтверждающие его божественное происхождение, и способный повести за собой толпы людей. На кресте был юноша, почти мальчик, с мужественным и одухотворенным лицом, живым и в то же время отрешенным от всего, что окружало его.

Увидев это лицо, я уже не могла оторвать от него взгляда.

Вся группа, едва касаясь ступеней лестницы, с медлительной торжественностью поднималась вверх. Достигнув площадки с огромным окном, они остановились.

Человек в белом плавно взмахнул руками и стал подниматься по лестнице, расположенной с правой стороны площадки. Ее ступени вдруг сделались белыми! Человек поднимался легко и свободно, протягивая вперед и вверх руки, в которых появилась зажженная свеча.

Тот, что был в черном, опустив голову, медленно повернул влево и ступил на первую ступеньку темной лестницы. Казалось, каждый шаг ему давался с большим трудом. Он как-то обреченно, с нечеловеческим усилием, переходил со ступени на ступеньку и на каждой из них останавливался, оглядываясь вниз, словно теряя что-то щемяще-важное… С каждой новой ступенькой ему было все труднее и труднее подниматься.

«А где же крест?» — подумала я и осмотрелась вокруг. Окно было распахнуто настежь, и в пронзительно голубом небе парило распятие. Оно уходило все дальше и дальше в бескрайние просторы уже безоблачного неба, а за ним тянулся легкий золотистый шлейф как бы из лучей незримого солнца.

— Кто это был? — вырвалось у меня. Вопрос прозвучал чисто риторически, так как ответить мне было некому.

— Это был Ваш Спаситель, и Вы опять не узнали и не приняли Его, — раздался тихий и печальный голос. Он прозвучал откуда-то сверху, но я, как ни вертела головой во все стороны, никого не увидела.

— Вы опять предали и распяли Его, люди, — проговорил еще тише и еще печальнее тот же голос. — И не будет Вам от себя самих теперь спасения, и простить себя Вы тоже никогда не сможете…

Я бросилась к распахнутому окну, за которым далеко-далеко едва виднелось уходящее ввысь распятие… Оно становилось все меньше и меньше и вскоре превратилось в маленькую светящуюся звездочку, которая одиноко и ярко светила на чистом голубом небе…

Статья опубликована в выпуске 22.09.2020
Что еще почитать по теме?

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Замечательный рассказ. Благодарю. А ведь Спасители периодически появляются, только их не хотят видеть и слушать. Они не показывают чудес, никому ничего не доказывают и говорят неудобные вещи... Но, имеющий уши, да услышит... Мне очень повезло на склоне моих лет встретить такого человека. Да, путь познания непрост, но при желании вполне реален и никаких секретных знаний не существует. Всё доступно, стоит только проявить искренний интерес. Если Вам интересно, то отвечу на любые вопросы.