Тина Хеллвиг Грандмастер

Может ли деловая поездка в Германию превратиться в большое приключение? Часть 1

Хочу поведать вам необычную историю из жизни, которая приключилась со мной во время командировки в Германию. Как-то на одной международной конференции по морской биологии я и мой коллега из Москвы Владимир встретили ученого из Германии. Звали его Ганс. Слово за слово, разговорились мы втроем и коллективно решили, что было бы интересно написать обзорную книгу об истории изучения мелких донных морских организмов.

Фото: Rudy Balasko, Shutterstock.com

Вернувшись домой, я быстро забыла о той беседе и закрутилась в своем обычном колесе: работа в академическом институте, чтение лекций в университете, всякие домашние дела. Короче, все, как у каждого из нас.

Примерно через месяц получаю от Ганса письмо, где он пишет, что ему удалось получить грант под будущую книгу. Он собирается прислать нам с Владимиром приглашения посетить Ольденбургский университет в течение 2-х недель для совместной работы над книгой. Очень хорошо, звоню московскому коллеге и спрашиваю, что будем делать. Он отвечает, что поедем и поработаем.

Действительно, очень скоро пришли приглашения, были получены визы и мы с Володей согласовали день и рейсы, на которых мы полетим в Германию: я — Питера, а он — из Москвы.

Ганс обещал нас встретить в Гамбурге. Мой самолет приземлился раньше, Володин — на час позже. Итак, все в сборе, Ганс предложил нам показать Гамбург из окна автомобиля, потом перекусить и ехать в Ольденбург. Предложение было принято. Я была в Гамбурге уже не первый раз, а Володе было любопытно посмотреть новый город.

Покатавшись пару часов по Гамбургу, мы остановились на какой-то маленькой улочке, подошли к уличному торговцу хот-догами, Ганс купил нам по горячей сосиске и по банке соды. Мы это быстро все сжевали тут же у тележки, погрузились в машину и отравились в Ольденбург. Расстояние между городами — примерно 160 км.

Мы ехали уже около двух часов. И вот на горизонте показался Ольденбург. Ганс нам радостно сообщил, что жить мы будем у него в доме, это примерно в 20 км от города. На дворе уже было темно, ноябрь — время коротких дней и длинных ночей. Ганс разливался соловьем: у него, оказывается, есть своя сельскохозяйственная ферма, основанная в 19 веке. Его необычное хобби — разведение экзотических животных. Все это было интересно слушать, но, намотавшись по аэропортам, городам и весям, очень хотелось отдохнуть, помыться и в койку.

Наконец, проехав 20 километров лесами и полями без единого жилого дома, мы остановились в темноте. Как выяснилось, мы прибыли к месту назначения. Стал накрапывать мелкий осенний дождик. Фары машины выхватили из темноты дом, позади которого был огромный сарай и начало изгородей. Мы взяли свои пожитки и направились караваном к дому. Ганс показал Владимиру его комнату, а мне сообщил, что я буду жить… на сеновале… У меня брови уехали за линию лба!

Я так устала, что мне было все равно, где спать: на сеновале, так на сеновале. Мы пошли туда вдвоем с Гансом, у него в руке фонарик и мой чемодан, я плелась сзади. Подошли к огромному двухэтажному сараю, вошли внутрь. Хозяин повернул выключатель, и тусклая лампочка на втором этаже дала возможность осмотреться.

На первом этаже стоял маленький трактор, газонокосилка, еще какие-то механические сельскохозяйственные механизмы, на второй этаж вела крутая лестница без перил, и было видно, что это тот самый сеновал, на котором мне предстояло обитать 2 недели. Я на всякий случай затосковала…

Продолжение следует…

Обновлено 20.11.2018
Статья размещена на сайте 24.06.2014

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Да... Две недели на сеновале, это уже что-то типа ненавязчивого экстрима. Хорошенькое начало совместной творческой работы о мелких донных организмах!
    Рад снова видеть Вас на страничках "Школы", Тина.

    Оценка статьи: 5

    • Константин Кучер,

      Спасибо. Слава богу, что "сеновал" оказался довольно комфортным, а совместная работа (моя с московским коллегой) проходила весьма успешно до определенного момента, а Ганс в ней участия так не принял... Об этом речь во второй части статьи.