Константин Кучер Грандмастер

Как и чем попрощался со мной якутский поселок Тикси?

Может, помнит кто те толстостенные бутылки тёмно-зелёного стекла? Типа, как из-под шампанского. Их ещё «фугасами» называли. Ну…

«На столе стоит фугас.
Нынче праздник у всех нас.
Тот „Фугас“ на ноль семь.
Будет весело сегодня всем!»

В Таджикистане, как в Душанбинском госпитале лежал, в таких бутылках местный портвейн «Памир» продавался. В Тикси — «Билэ мицнэ». Именно «фугасом» этим со мной заполярный якутский посёлок негромко так, но чувственно-проникновенно, попрощался.

Тикси, если с якутского и дословно, то выходит — «место швартовки». Ну, и поселок своему названию — соответствует. Тикси — это порт в Якутии, рядом с устьем Лены. Правда, «рядом», — понятие растяжимое. Широки сибирские просторы. И чтобы от Тикси до Лены дойти, ещё почти сутки по воде топать надо. Дельта Лены, до того как река впадает в море Лаптевых, делится на несколько проток, одна из которых — Быковская, выходит почти к самому Тикси. Протока, хоть и не самая крупная, с той же Трофимовской её не сравнить, но тоже… Немаленькая. Больше сотни вёрст.

Да и сразу в протоку не попасть. Для того чтобы это сделать, ещё и одноименный, тоже Быковский, полуостров обогнуть надо.

Мы в Тикси плавательную практику проходили. На судах портофлота. Прилетели, те, кто по той или иной разгильдяйской причине ещё не успел загранвизу открыть, вместе, почти всей группой. А улетали — уже каждый сам по себе. Когда у кого на его судне навигация заканчивалась. У кого — в сентябре, у кого — в октябре. Ну, а самые стойкие уже под занавес, когда бухта намертво, до следующего лета, льдом схватилась. В ноябре.

Естественно, перед вылетом — отвальная. С вечера… А дальше — как оно пойдёт.

У меня так — хорошо. В самую притирочку дорожную сумку схватил и — на автобус. Ещё бы минут десять-пятнадцать и всё. Пришлось бы следующего рейса ждать.

Но успел. Народ уже прошел контроль, так что со мной быстро. Тем более, на досмотре свои парни, погранцы, стояли. Так что нормалёк:

— Константин.
 — Серёга.
 — Серё-ога…
 — Костя-а-ан…
 — Предложение! Давай дружить погранотрядами.
 — Встречное предложение! Дружить — заставами.

Пару раз обняться не успели, как уже на борту очутился. И на морды их, хитро щурящиеся, даже внимания не обратил.

А Воркута… Сели — взлетели.

Ну, посмотрел я на родные, черные с белым терриконы, даже не подозревая, что насмотрюсь ещё на них на том же Донбассе. И на чёрные, угольной пылью матово отливающие. И на белые, снегом припорошенные. И на уже травкой молодой заросшие. Зелёные.

В Воркуте всё привычно и отлажено. Вышли. Снова сели. Взлетели. Досмотра-то там не было.

Вот в Москве…

* * *
Здоровье ж поправить надо, а ещё и шницель не принесли:

— Объявляется посадка на рейс… Москва-Ленинград. Просим пассажиров пройти к стойке…

 — Ладно, ладно… Шницель повару жертвую. Графинчик. Графинчик, красивая ты наша… Да поворачивайся, ненаглядная. Цигель, цигель!

И только вторая соколом пошла:

— Заканчивается регистрация…

Ну, блин горелый! Из горлышка, что ли, её булькать?! А что сделаешь? Никакой культуры!

Сумку в зубы и — на досмотр. А там… Поставил багаж на ленту транспортёра, он и поехал плавненько на просвечивание. И какой-то кадр аэрофлотовский уже смотрит. Да что-то так… Уж больно внимательно.

Что смотреть-то? Кроме смены грязного белья и зубной щётки — ничего. Нет, морду от экрана оторвал и уже мне:

— В распечатанном виде вино к провозу запрещено.
 — Да какое такое вино? Нет у меня ничего!
 — Ну, смотри… Смотрите.

Я тоже — на экран. А там — ясно различимый силуэт фугаса, и две трети его — тёмные, полные, значит, а одна треть — светлая. Видно, что отпито…

Что за чертовщина?

Рывком сумку — хвать с транспортёра, открываю её… Точно, «Билэ мицнэ». Вытаскиваю… И весь народ, что в аэропорту был, вместе со службой досмотра, просто лёг на пол. Бутылка-то… Вот она. Но вина в ней… Нет. А вместо него…

Мы ж как вино выпили, пустые бутылки под пепельницы приспособили. Набился один фугас до горлышка полным-плотненько — за борт его. Всё, функцию свою выполнил, надо новую «пепельницу» заводить. Очередной фугас из-под стола и достали. Благо проблем с пустой тарой никогда не было.

И вчера одна такая бутылка на столе стояла. За ночь её набили окурками плотно, под самое горлышко.

Только, видно, весельчаки провожающие решили её за борт не выбрасывать. Зачем? Когда можно в сумку.

Ну, и когда выскочил морду лица сполоснуть да зубы пару раз щёткой терануть… И положили. От тряски в полёте окурки уплотнились, осели. Вот на экране и высветилось… ощущение початой бутылки.

— Щас. Щас, мужики, я её…
 — Ку-уда?
 — Да выбросить его! Фугас этот, проклятый…
 — Зону досмотра покидать запрещено.
 — Да урна ж — во-он. Рядышком.

 — Запрещено. Вези уж, морячок, свой фугас в Питер. Чудной вы, мореманы, народец. Кто с Севера мех везёт… Кто — красную рыбу или Золотой корень. А тут… Бутылка с окурками! Последний выдох чукчи что ли с собой на память прихватил?!

* * *
«Чудно-ой»… Кто? Я что ли? Да сами вы, то самое слово!

Вот, подойдёт время… А оно обязательно подойдёт. И надо будет свидеться с тем самым, лично мне незнакомым, но хорошо в миру известным дедушкой Петром. И когда он, оценивающе посматривая на меня, начнёт позвякивать, перебирать на большой связке ключи…

Мне что? Там меха нужны будут? Или Золотой корень, радиола розовая, понадобится? Не взять с собой всего этого туда.

А фугас с последним выдохом чукчи… Это же — па-амять. Взгляну тогда там, в горней выси, в мудрые, многое и многих повидавшие глаза деда и скажу. Я скажу: «Не надо рая. Дай ты мне братву мою!»

Всех. Я помню вас, пацаны! Помню. Всех…

* * *
А фугас тот, с окурками, я уже в Пулково выбросил. Не везти ж его было в общагу, на Двинскую?..

Статья размещена на сайте 30.05.2015

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Вот нашла название этой книжки "Дитя эпохи"
    "Очень много приходится врать.
    Даже не лгать — нет, а именно врать. По мелочам, ради спокойствия или ерундовой выгоды. Не думайте, что я такой плохой, а вы такие хорошие. Все мы одинаковы. И все считаем себя в душе честными людьми.
    Труднее всего сказать правду о себе. Я несколько раз пытался, но ничего не выходило. Очень было страшно. " Вот где-то в таком стиле

  • Нет, это скорее похоже на Александра Житинского, там тоже есть рассказ про студентов, деревню, помню у меня была такая книжечка его с рассказами сколько не читала раз, все хохотала Константин, может у вас не так смешно, как у него, но он - это он, а вы - это вы Москва тоже не сразу строилась, надо навыки получать, а если долго мучиться, что-нибудь получится Дерзайте, пишите если вам есть что сказать и если вам это нравится и плевать, что кому-то это не нравится, всем не угодить

    • Спасибо за добрые пожелания, Лидия.
      Вы знаете, наверное, нет ничего удивительного в том, что при обсуждении этой миниатюрки всплывают имена Виктора Конецкого, Александра Житинского.
      Я уже давал Никите ссылку на мою статью о Викторе Конецком. Так вот там, в свою очередь, есть упоминание о том, что познакомил меня с Конецким журнал "Звезда", подписку на который случайно выиграла на работе мама. И в тот год, пока мы выписывали журнал, я познакомился не только с Виктором Конецким. Но и с Александром Житинским, Вадимом Шефнером, Михаилом Чулаки, Ниной Катерли. В каждом номере обязательно было что-то интересное. Естественно, что оно читалось. И оставалось где-то в памяти.
      Наверное, поэтому в моих рассказах можно найти нотки и Конецкого, и Житинского, и каких-то других авторов, журнальных новинок которых я когда-то ждал с большим нетерпением...

  • Не такой уж мы тут филологически подкованный народ, чтобы грамотно сравнивать Конецкого и Кучера. Конецкого обожаю. Кучер, конечно, не Конецкий, с чего бы ему Конецким быть или писать в стиле Конецкого, он - Константин Кучер, и мне нравится, как он пишет, но даже в голову не пришло ни с кем сравнивать. Спасибо, Константин! С удовольствием прочла.

    Оценка статьи: 5

  • Кажется, лучше было бы: "Тикси - морской торговый порт."

    Это только "Одесский порт в ночи простёрт,.."

    Текст местами рыхлый, хотя чувствуются претензии на художественность.

  • Никита, о Викторе Викторовиче у меня на "Школе" есть отдельная статья - https://shkolazhizni.ru/article/67253/
    Соответственно, надеюсь, что пока мы помним о нем и молодежь будет знать об этом прекрасном писателе и ценить его произведения.

  • Последний выдох чукчи что ли с собой на память прихватил?! порадовало.

    Оценка статьи: 5

  • Никита, а Леонид Семенович разве что-то писал?.. Я почему-то о нем только как о актере и телеведущем слышал.

    • Константин Кучер, Отпечатался, звиняйте
      Конецкий Виктор - Морские повести и рассказы и другие книги.
      Молодежи может и не удастся понять и оценить, а нашему поколению местами ржать до икоты.

  • До Каневского далеко...