Наталья Наумова Грандмастер

Встреча с прошлым. Почему она порой расстраивает и вызывает страх?

Иван Фантазилин сидел за столом, бессмысленно глядя то в монитор, то на лист бумаги. Нет, ну как же решиться подать заявление, чтобы
получить вполне заслуженный отгул? И нужно-то не на весь день, а всего лишь на несколько часов, а вот попробуй-ка соберись с силами! Уже вроде бы всё
заполнено — остался основной шаг: отдать на подпись директору.

pixabay.com

Как же это страшно! А страх — он разным бывает. Иногда топит свою жертву в вакууме. Ни мыслей, ни чувств — только ощущение пустоты внутри и снаружи. Но вот вакуум рассеивается,
и начинается новая фаза. Кажется, что проглочена огромная глыба льда. Потом
холод отступает, но страх переходит в противоположную форму. От чрезмерных
эмоций в жар бросает — на голове как будто костёр горит.

Страх то душит, всё крепче сжимая горло. То ненадолго
отпускает, чтобы вцепиться с новой силой… Ох!

Пока образцовый менеджер предавался подобным размышлениям,
время подачи заявления медленно, но верно истекало. Если в течение часа красивый
листок не будет лежать на столе у директора — отгула не видать. А решимость подводит.
Что ответить, если начнутся вопросы? Допрос может быть учинён ещё тот!

Для господина Фантазилина не была бы так актуальна проблема
со свободными часами, если бы накануне ему не позвонил старый друг детства и не предложил посетить музей с экскурсией. Приглашение всколыхнуло думы о былом. Наш
герой не был там со школьных лет, но вспомнил, какое потрясение испытал от увиденных картин. Впечатления вдохновили его взяться за кисть и краски. На детском конкурсе он даже получил грамоту. Многие говорили, что такой талант
обязательно надо развивать.

Но более рассудительные и здравомыслящие люди считали иначе.
Какое рисование, когда кризисы следуют один за другим?! Надо что-то стабильное
выбрать! А картины никому нужны не будут, а про заработок с их помощью даже
говорить излишне.

У Вани было немало способностей, трудолюбием он тоже не был
обделён. Но… Во всех начинаниях он так и остался на уровне подающего надежды.
Вроде бы с точки зрения здравого смысла всё было правильно. Разве не похвально
уделять внимание чему-то практичному? Попробуй-ка заработай, будучи художником,
поэтом… Даже учёным порой несладко приходится — их открытия не всегда замечают,
да и доход это не слишком завидный даёт.

Годы шли своей чередой. Детские увлечения вроде бы забылись.
Но, похоже, что всё-таки не совсем.

Тут только наш герой осознал, чего же именно он так боялся. Страх
 — великий притворщик! Он любит посмеяться над своей жертвой. Кажется, что
боишься одного, а выясняется, что за этим стоит страх чего-то другого, часто
более серьёзного. Нет, пугали не возможные вопросы директора (хотя и они
радости не доставили бы). Намного страшнее было всколыхнуть детские
воспоминания и разбудить тоску по несбывшимся мечтам.

И может наступить момент, когда придётся посмотреть в лицо
стремлениям, оставшимся в прошлом. Очень больно и неприятно! В такие мгновения
силён соблазн с головой погрузиться в конторские бумаги — это неплохая анестезия. Другое
дело, что подобный наркоз рано или поздно перестаёт действовать.

Господин Фантазилин заставлял себя забыть обо всём, что
когда-то будоражило кровь. Он порой запрещал себе посещение мероприятий,
подобных сегодняшней выставке. Неприятно лишний раз тормошить несбывшиеся мечты.
А воплотить хотя бы десятую долю от них казалось невозможным. Для этого
пришлось бы учиться жить в иных реалиях. Кто знает — вдруг будет только хуже?

Наш несостоявшийся художник ощущал и другую угрозу — что у него уже не хватит моральных сил вновь вернуться к той жизни, которую он ведёт сейчас. Но альтернативы-то
нет! Построить нечто новое, идти навстречу неизвестности очень страшно. И никто
не может обещать, что это увенчается успехом.

Есть ещё весьма болезненный нюанс — возраст. Для многих
начинаний и перемен он уже в юные годы вышел. Каждый лист календаря уносит с собой очередную порцию шансов на успех. Не лучше ли направить усилия, чтобы
держать себя в рамках реальности и не замахиваться на чересчур многое? По крайней мере,
так говорят сведущие люди.

Впрочем, отступать поздно — заявление на отгул уже было
подписано директором (который, к слову, никаких вопросов не задавал). А друг
детства, пригласивший на выставку, тем временем ожидал внизу.

Каким господин Фантазилин вернётся с этой экскурсии? Он надеялся, что особых эмоций она у него не вызовет. Мечты будут казаться лишь
данью детской наивности. И даже смешно будет вспоминать о них.

А что, если всё окажется наоборот?

Обновлено 31.05.2016
Статья размещена на сайте 28.05.2016

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: