Константин Кучер Грандмастер

При какой норме прибыли возникает реальная опасность для наших бабушек? Часть 1

В середине 90-х, у нас на рыбокомбинате соломенские ребята суда арендовали. И хорошо с ними так сотрудничество шло. Мы им суда, они нам взамен — деньги. А в период повальной бартеризации да всеобщий эквивалент по кассе оприходовать… Великое дело просто!

Фото: Depositphotos

Ну, в кассе-то хорошо, а когда ещё и в руках его удастся подержать… В общем, стал я у пацанов юристом подрабатывать. По совместительству.

Они, соломенские то бишь, рыбой так, заради интереса занимались. Типа бизнес диверсифицировали. А деньги они зарабатывали тем, что чеченскую водку из-под Питера таскали.

Система, конечно, была интересная… Уж откуда у них были завязки на этих чеченов — не знаю, но два-три раза в месяц КамАЗовская фура уходила на один из питерских пивзаводов, и за ворота пропускали её без каких-либо проблем. А там — прямым ходом к складам.

Накануне, естественно, созвон был: чем и каким количеством можно завтра загрузиться. Но если чего и не было, то мух отдавали отдельно от котлет. Вот вам бутылки с зеленым змием, вот этикетки. Полный ассортимент. В строгом соответствии с накладными. Язык есть, сами наклеите. А если они отдавали поллитровку по 5−7 рублей, в то время как оптовая цена местного ликёро-водочного была 12−14, с этикетками можно было и поднапрячься мал-малость.

На складе нам сразу же выдавали два комплекта документов. Один для проходной. Мол, на заводе мы загрузились шипучим напитком «Буратино», ну, и так, для ассортимента, ядовито-зелёным «Тархуном» с весёлыми пузырьками внутри ёмкости. По этим накладным нам открывали ворота и выпускали с территории на вольную волюшку. И-и-и… Как только выпускали, документы летели в больщущий мусорный бак, что стоял в метре-двух за проходной, а им на смену из-под сиденья водителя доставался второй комплект, в котором уже чин чинарём было указано всё то, что находилось под тентом.

И если где ГАИшники тормозили фуру, то вот — всё с синими печатями и живыми подписями. А если что где и не доклеено, так то — у самой кабины. Надо досматривать — сам и разгружай, а если сомнения какие есть, так возьми сколько надо, попробуй, отдегустируй… Она, родимая! Ну, на службе низ-зя, так после дежурства…

В общем, сегодня груз приходил, завтра он был уже в магазинах. А послезавтра…

Послезавтра в магазинах его уже не было. Ну, если не послезавтра, то после-послезавтра. А если и после этого был и оставался, так то уже была не наша проблема. Через семь дней деньги должны были лежать на бочке. Потому как директор магазина ох, как хорошо знал, что просрочка — дело для здоровья жутко опасное.

И не только для него, а и для выгодного бизнеса в целом. Деньги — товар — деньги… Формула простого воспроизводства капитала в действии. Есть деньги — есть и следующая партия, нет… Ну, а на нет…

Нельзя же отменить объективно действующие экономические законы! Тем более, если речь идёт не о простом воспроизводстве. Что там товарищ Маркс говорил, а товарищ Энгельс ему поддакивал про норму прибыли на заре капитализьма? Что при такой-то норме эти нехорошие капиталисты из родной бабушки колбасы наварят?

А мы ведь — не при заре-то. Хотя… как сказать…

Дней через десять утренним питерским приезжал чеченский гонец, и его уже ждали. И ребята, и расчёт за предыдущую партию. Никогда гонец деньги не пересчитывал. И так пацанам было ясно то же самое, что и директорам магазинов. Но! В более жёстком и неотвратимом варианте.

* * *

Только до того, как груз по магазинам раскидать и гонцу в какой старой дорожной сумке расчет потом до копеечки на гора выдать, ещё на мурманскую трассу выйти надо.

В принципе, ничего страшного — с Пулковского шоссе на проспект Славы перебраться. А дальше, до самого места почти, всё прямо и прямо. Конечно, если бы сразу по Московскому, то с него свернул направо, на Типанова, — и всё, никаких проблем. Но… Закрыто там для грузового, а у нас — полуприцеп сзади тентованный. И немаленький.

Да ладно. Закрыто и закрыто. Нам тогда с Площади Победы…

Ничего сложного. Ну, правый поворот с Победы достаточно крутой. Чуть ли не под девяносто градусов со срезочкой небольшой. Левый поворот на Витебский. Да «точку возврата» на развязку не проскочить… А то она быстро в «невозврата» превращается.

Дорога, как дорога, ничего сверхъестественного. Тем более, днём. Конечно, слов нет, город большой, движение интенсивное, но ведь вместе с тобой, справа-слева, такие же мужики едут, на дорожные знаки внимательно поглядывающие. Если где что не так, поморгаешь аварийкой виновато, поймут по номерам, что не местные мы, пропустят… Крути себе баранку спокойно, не дёргайся.

Правда, тогда не я за рулём был. Моё место — справа, как ответственного за прокладку курса, порядок в бумагах, ну, и груза безопасность. Мало ли что.

Сзади, в спальнике, ещё и хозяин фуры. Вообще-то, он бы должен за рулём быть. Да по пьяни попал на какой-то пост несговорчивый. А может, и на сговорчивый, да не первый раз… А у любого, даже самого терпеливого терпения, завсегда предел есть. Вот и налетел он на лишение в правах. Водительское удостоверение у него отобрали.

Но то уже дело не моё и даже не десятое. За рейс ему сполна заплачено, а как уж он с водителем разбираться будет, то — его геморрой. Не мой.

Вот только урод этот, пока мы документы оформляли, грузились… Успел уже где-то. Приложился, гад. Лежит сзади, под керогазом хорошим, арию Храповецкого выводит с переливами разными и посвистом знатным.

Ну, а мы за ворота вырулили, документы, что «не надо» — выкинули, что «надо» — достали. Едем. Вот уже и стела с высотками. Сейчас — направо…

Ещё же хотел водиле сказать, притормози, мол. Поворот… Но прикусил язык. Сам не люблю, когда кто справа советует, на какую мне передачу переключиться, потому и не лезу лишний раз. Тем более, когда вроде бы профи за рулём.

Но… Видно, не наш был день. Не вовремя я язык прикусил.

Заходим в поворот, и чувствую… Валимся? Ва-а-алим-ся… Валимся! Как раз на мой, правый бок…

И нич-чего в тот момент не думалось. Некогда было. Только дверь от себя и — на тротуар.

И геройства никакого не было. Тот «профи», что слева сидел, не до поворота, а уже войдя в него, чтобы скорость погасить, по тормозам ударил. Скорость-то погасил, но центробежной силой нас с крайнего правого ряда к тротуару бросило и на него же заваливать начало. Медленно-медленно так… Как в фильме каком, когда всё в замедленном темпе показывают. И тут — так же. Только уже не в кино. И не с кем-то там, а с тобой.

Но то — рассказывать дольше, а тогда выскочил… Фу-у-уу… И не почувствовал почти, как открытой дверью вдогон по спине приложило. Это сейчас уже она время от времени даёт о себе знать. Ныть к вечеру или отдавать куда вниз, если повернёшься резко или встанешь как неудачно. А тогда — и не больно совсем было. Так, почувствовать почувствовал, что зацепило, но не более того.

Не до того было, когда через секунду-другую, рядом с тобой, в каком-то метре-двух, то, что ещё мгновение назад другом и защитником было, монстром многотонным с шумом и устрашающим грохотом падает. У-у-убб-ц…

Продолжение следует…

Обновлено 5.03.2018
Статья размещена на сайте 21.02.2018

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Заинтриговал, обязательно буду читать продолжение.
    Единственно...
    Учитывая, что продолжение выйдет уже 8 Марта, надо было "загрузить" в фуру парфюм какой, а не водяру.
    Ничего страшного, мужики бы поняли, парфюм тоже иногда употребляют, говорят (помню, как в нашей роте кружки в столовой пахли долго одеколоном, после визита школьников из подшефной школы 23-го февраля).
    А тут - женский праздник...
    Но ничего не поделаешь, рассказ, небось давно писался, мог в любое время выйти.

    Оценка статьи: 5

    • Константин Кучер Константин Кучер Грандмастер 6 марта 2018 в 12:43 отредактирован 6 марта 2018 в 12:43

      Так, Володя... Мы же на пивзаводе грузились. Какой там парфюм?!!
      Но если о нем, родимом, да ещё в армейском антураже, вот, небольшой отрывок из моего рассказа "Когда водка во благо?". Вспомним молодость.

      ...28 мая — святой для пограничников день. Администрация (госпиталя) предупредила, что с утра будут всевозможные делегации от пионеров до партийного руководства республики (Таджикистан), а вечером знаменитые артисты в саду дадут концерт. Мол, всем побриться, помыться. Меня, правда, это не касалось. Мыть и брить мне пока было нечего, да и нельзя.

      Первыми, ни свет ни заря, приперлись пионеры. Как потом оказалось, весьма смекалистые ребята. Дело в том, что они каждому бойцу подарили… Галантерейный набор! И в нём была бутылочка одеколона «СОРВАНЕЦ» — с этикеткой, на которой нарисован Незнайка в синей шляпе. Отличный одеколон! Практически прозрачный и без резкого запаха. Короче, пока главврач спохватился, было уже поздно!

  • Как обычно - великолепно!
    Ох, Василиваныч - везде-то Вы побывали, все-то Вы повидали...

    Оценка статьи: 5