Магдалина Гросс Профессионал

Ужовка... А это где? Случай из студенческой практики

В 1988 году я окончила второй курс Горьковского Педагогического института иностранных языков им. Добролюбова. Впереди были летние каникулы. Но ещё задолго до этого, где-то в марте, в нашу студенческую среду просочилось удивительное слово «стройотряд». Оно захватывало, манило, будоражило воображение и таило в себе столько романтики, что мы, ещё не очень хорошо представляющие себе, что вообще это такое, очень хотели туда поехать.

Фото: 44833, pixabay.com

Чуть позднее на студенческой доске объявлений появились места, где требовались рабочие руки: Якутия, Чувашия, Краснодарский край. Особняком стоял ССО «Стрела», где набирали бригады проводников, которые должны были в летнее время работать на дополнительных поездах южного направления. (Это для меня загадка до сих пор: ведь в «Стреле» ничего не строили, но на шевроне у нас, как и у всех остальных, стояла аббревиатура ССО — «Студенческий стройотряд».) Вот тогда-то мы с моей подругой Светланой решили записаться в эту самую «Стрелу».

Сказано — сделано. Мы пришли в студенческий профком, но там, посмотрев на двух худеньких второкурсниц, только с улыбкой покачали головами: мол, «вам и восемнадцать-то едва исполнилось, да и здоровье там нужно железное, ночами приходится иногда не спать. (Ого! Серьезное предупреждение для студента!) Да и вообще набор на проводников уже закончен. И езжайте-ка вы, девчонки, лучше в пионерский лагерь работать вожатыми — там хоть воздухом подышите!»

Тогда я даже предположить не могла, что у скромницы-Светки окажется такой дар красноречия и умения убеждать; что ей (и это было бы чистой правдой!) сумели бы позавидовать Демокрит и Сократ вместе взятые, услышь они тогда двадцатиминутную тираду, просто битком набитую различными вескими доводами. Мне выпала роль только изредка вставлять кое-какие реплики, когда Светка переводила дух. Очевидно, поняв, что в полемику с нами вступать бесполезно, председатель профкома всё же записал нас, пробурчав себе под нос, что «малявки и так сбегут сами, испугавшись первых же трудностей».

Однако «малявки» не сбежали и, пройдя трёхмесячные курсы в «Дирекции по обслуживанию пассажиров», успешно сдали экзамены на проводников. И вот подошёл к концу июнь, нам выдали формы, нашивки, золотистый значок МПС и записали на первый рейс в Адлер.

Так началась наша вагонно-колёсная жизнь. Через каких-нибудь две недели стало привычным делом носить сразу по шесть стаканов чая за раз (три в одной руке, три в другой), заправлять перед поездкой вторые полки в вагоне постельными принадлежностями, быстро заполнять «бегунки» (листы, где отмечалось наличие свободных мест) и т. д. Спать и вправду приходилось мало, но это было ничто по сравнению с тем, что впереди, в Адлере нас ждало море! Правда, приезжали мы на конечный пункт с неизменным опозданием, и купаться в море нам приходилось по ночам, но для нас в то время это не имело никакого значения. Жизнью мы были не избалованы, и надо сказать что на море многие из нас тогда впервые попали именно благодаря работе в «Стреле».

За два месяца мы очень сдружились, так как ездили практически всегда одной бригадой. Не обошлось и без курьёзов, без которых, по-моему, вообще немыслимы будни студенческой жизни. Об одной истории из жизни я расскажу.

Ужовка... А это где? Случай из студенческой практики
Фото: Источник

На пути следования нашего поезда была станция под названием Ужовка. В одну из моих поездок ко мне в вагон сел пассажир, следовавший как раз до этой станции (поезд прибывал туда около часа ночи). Ехал этот товарищ в какую-то очень важную командировку, о чём в дороге успел поведать мне раз пять. Он очень боялся пропустить свою станцию и поэтому периодически подбегал ко мне с одной и той же просьбой — вовремя напомнить ему, что мы приближаемся к Ужовке.

В десять часов, когда большинство пассажиров уснуло, я зашла в дежурное купе проводников и незаметно для себя задремала. Приблизительно в половине первого я проснулась и решила пойти разбудить гражданина, дабы тот потихоньку начал собираться. И тут…

Я дёргаю за ручку двери своего купе изнутри, а её, как на грех, заклинило. Я и так пытаюсь, и сяк, и осторожно открыть, и нажимаю на неё — всё впустую. Время идёт, я сижу в запертом купе, как в заточении, вот уж и Ужовка скоро, а мой командированный пассажир там в вагоне, наверное, спит и ничего не подозревает. Вот ситуация!

Однако дядька, словно солдат на посту, и не думал спать. Он по времени сообразил, что подъезжает к своей станции, подошёл к моему купе и постучался. Здесь мне и пришлось ему объяснить, что дверь заклинило, и я не могу выпустить его из вагона.

Что тут началось! Пассажир с воплями стал призывать в свидетели всех святых, упоминая при этом о том, что он, добропорядочный гражданин, едет в командировку в Ужовку, но его не выпускают из поезда!

На шум и крики прибежали проснувшиеся пассажиры и стали думать, как вызволить меня из злосчастного купе. В это время поезд остановился. С криками: «О, ужас! Моя Ужовка! Мне же здесь выходить!» — и что-то ещё в этом роде, дядька заметался в тамбуре (ему и в голову не пришло выйти через другой вагон, а я с перепугу тоже этого не сообразила). В этот момент одному из мужчин всё же удалось отжать заклинившую дверь. Я быстренько юркнула в тамбур, открыла входную дверь вагона, и мой пассажир, увидевший освещённый перрон и огни вдалеке, выскочил из поезда, не помня себя от радости.

…Мы поехали дальше. Разбуженные пассажиры потихоньку разошлись досматривать сны, я же больше не решилась закрывать купе до отказа и оставила дверь полуоткрытой.

Через полчаса мы вновь остановились. Яркие огни за окном дали понять, что мы подъехали к какой-то довольно большой станции. Я открыла дверь вагона. Платформа была пуста, никто в наш поезд не садился. По перрону ходил только человек в форменной фуражке с железнодорожным фонарём в руках. На мой вопрос, какая это станция, он лениво ответил:

— Ааа, Ужовка.

— Как Ужовка? — вытаращила я глаза. — Мы же должны были её давно проехать!

— Опаздываете вы по расписанию, — всё так же, позёвывая, ответил человек в фуражке. — На предыдущей станции ваш состав, хоть вы и не должны были там остановку делать, всё же пришлось остановить, чтобы пропустить встречный поезд. Да вы-то что беспокоитесь? К вам же всё равно никто не садится!

Статья опубликована в выпуске 23.02.2019

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: