Наталья Наумова Грандмастер

Легко ли посмотреть на боль прошлого? О правде и токсичных отношениях

Честность перед собой — это нечто неимоверно трудное. Особенно когда с детства учили лжи. Надо было запоминать то враньё, которое угодно было взрослым. Если мамочка плетёт интриги, то и ребёнка в это втягивает.

Фото: Depositphotos

К примеру, в школе надо говорить про её ухажёра, якобы это папа. Конечно, ребёнка никто не спрашивает, согласен ли он на это. И если спустя много лет он попытается вызвать мать на откровенность, то она в ответ скажет: «Этого не было».

Но предъявлять взрослому ребёнку претензии — этим мамочка будет заниматься десятилетиями. Например, насчёт того, что в школе были не блестящие оценки.

Бывают и более жестокие случаи. Ребёнок всё время плачет из-за домашних интриг. Ничего, что ему девять-десять лет! Он должен понимать взрослые проблемы, что у его мамы роман! При этом учиться на одни пятёрки, быть весёлым и жизнерадостным!

Но если мамочка увидит слёзы на глазах своего дитя — потащит к психиатру. Перед этим надушится, накрасится и при параде втащит ребёнка в кабинет. А дитя и не сопротивляется, потому что бесполезно и сил у него нет. Ему уже было заранее сказано, что говорить и что отвечать.

Мамочка врёт, что ребёнка дома окружает сплошная любовь, а он нервный, плаксивый! По её словам выходит, что все слёзы — на пустом месте. Дитя не смеет возразить. Про мамины интриги и романы — молчок! Важно, чтобы ребёнку выписали лекарства «для хорошего настроения». А узнают, что у слёз есть веские причины — мамочку пошлют на обследование! А этого она не потерпит.

Легко ли посмотреть на боль прошлого? О правде и токсичных отношениях
Фото: Depositphotos

Всё должно выглядеть благопристойно! Мамочка может доводить ребёнка до слёз, а потом кормить сомнительными препаратами «для хорошего настроения». А ещё очередную порцию лжи заставит выучить, чтобы прикрыть интриги.

Может произойти нечто странное: ребёнок уже не различает, что произошло на самом деле, а что было той ложью, которую пришлось заучивать. А если сюда снадобья добавить, то получится совсем плохо.

Хорошо, если «лечение» не зайдёт слишком далеко. Но гораздо труднее бывает разобраться в том, что правда, а что ложь.

Бывает, что человеку исполняется больше тридцати лет, и лишь тогда появляются силы признаться себе в той детской боли и разобраться с навязанной ложью. Ведь психологические травмы юных лет часто бывают «задвинуты» очень далеко и глубоко.

А ещё человек привыкает к нечестности с собой и, как ни страшно, воспринимать жестокость к себе как норму.

Человека приняли на некую работу. Причём это может быть такое место, откуда многие бегут, как от чумы. Но несчастный безумно рад, что до него снизошли — ведь больше он никому не нужен! И хотя его травят в коллективе, он всё равно боится увольнения.

Легко ли посмотреть на боль прошлого? О правде и токсичных отношениях
Фото: Depositphotos

Он привык быть рабом своей мамы — отнюдь не доброй и не любящей. А потом её роль была перенесена на работодателя.

И вот весь коллектив позирует для фотографий под заголовком: «Наш дружный коллектив». Кто-то, кто травит несчастного, на фото лицемерно обнимает его, однако ждёт, когда отыграется.

Запутаться в отношениях можно очень здорово. И даже себе не признаваться, что коллектив отнюдь не дружный.

Иногда находятся «мудрые» советчики: «Выпей таблетку. Мне такое лекарство посоветовали — от него всё время улыбаешься!» И несчастный хватается, как за соломинку. Но проблемы только усугубляются. А ведь это мамочка научила химической зависимости, когда давала в детстве лекарство «для хорошего настроения»!

И не у каждого хватит мужества вернуться в детство и разобраться с полученными травмами. А трудность часто заключается (или заглючается) в неимоверном чувстве вины. Стоит такой глюк в голове.

И тут надо сказать себе: «В том, что произошло в детстве, нет моей вины». Сразу улучшения не наступят. Но первый шаг будет сделан.

Легко ли посмотреть на боль прошлого? О правде и токсичных отношениях
Фото: Depositphotos

Далее популярная психология обычно советует, что надо-де простить тех, кто причинил боль. А это как раз делать необязательно. Более того: часто невозможно. И опасно.

Хотя нередко бывает, что пострадавшие застревают в попытках «понять/простить» агрессоров, но результаты оказываются плачевными.

Важно начать исцеление от чувства вины, которое было навязано.

И постепенно внутри многое станет приходить в порядок. Честность с собой перестанет казаться чем-то страшным. Хотя поначалу она причиняет боль.

Взрослые проблемы начали формироваться гораздо раньше, чем проявились. Умение посмотреть правде в лицо очень важно. А ещё — излечиться от чувства вины. Постепенно начнёт возрождаться любовь к самому себе, которая была отнята в детстве. А ради этого стоит постараться.

Статья опубликована в выпуске 18.03.2020

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: