Юлия Баяндина Грандмастер

Почему перемены невозможны без принятия?

В этом году у нас вышла «Книга радости», почти целиком состоящая из диалогов Далай-ламы XIV и кейптаунского архиепископа Десмонда Туту. Она полна мудрости, не побоимся этого слова, великих духовных лидеров современности. Выбрали отрывок, повествующий о важном — о принятии мира таким, какой он есть.

Далай-лама XIV Фото: Источник

Если мы не умеем или не хотим видеть то, что есть, и принимать это, мы сами у себя забираем радость. И вот почему.

А если нельзя все поправить?

В январе мы побывали в тибетской детской деревне. На одной из стен была написана цитата, которую Далай-лама не раз упоминал в диалогах: слегка видоизмененный перевод знаменитого высказывания Шантидевы.

«К чему печалиться, если все еще можно поправить? И к чему печалиться, если ничего уже поправить нельзя?»

В этом коротком наставлении — сама суть подхода к жизни, практикуемого Далай-ламой, источник его удивительной способности принимать реальность своего изгнания, не печалясь.

Дети в тибетской деревне
Дети в тибетской деревне
Фото: Depositphotos

Если мы научились смотреть на происходящее со стороны, воспринимать нашу роль в жизненной драме со смирением и смеяться над собой, пора переходить к культивации четвертого, и последнего, качества ума, на котором зиждется наша способность радоваться, — способности принимать жизнь во всей ее сложности, красоте и несовершенстве.

Надо отметить, что принятие не равноценно отчаянию и признанию своего поражения. Трудно представить двух других людей, которые бы так неустанно боролись за перемену мира к лучшему, как это делают Далай-лама и архиепископ. Однако в основе их решимости лежит глубокое принятие всех несовершенств этого мира.

Архиепископ не считал, что апартеид неизбежен, но принимал его реальность.

Мы должны радоваться жизни, — пояснил он. — Но это не значит, что она всегда будет простой и безболезненной. Когда все же придется повернуться лицом к ветру и увидеть, что начинается гроза, мы поймем, что должны идти вперед, несмотря ни на что. Если будем отрицать, что началась буря, никогда не добьемся успеха. Без принятия реальности изменения невозможны.

Архиепископ говорил о том, что начинающий духовное развитие человек обретает способность принимать все, что с ним происходит.

Неизбежные разочарования и трудности воспринимаются как часть водоворота жизни. Вопрос не в том, как его избежать, а в том, как извлечь пользу.

Архиепископ Туту Десмонд
Архиепископ Туту Десмонд
Фото: wikimedia.org

Зачем принимать реальность?

Принятие позволяет открыться радости и ощутить ее во всей полноте. Принимая реальность, мы вовлекаемся в нее на своих условиях и перестаем сокрушаться, что жизнь не такая, какой мы хотим ее видеть. Принятие показывает всю бессмысленность борьбы с течением повседневности.

Далай-лама объяснял, что причиной стресса и беспокойства становятся наши ожидания. Мы думаем, что жизнь должна быть такой-то и такой-то. Но как только мы признаем, что жизнь такая, какая есть, и не обязана соответствовать нашим ожиданиям, тут же движение по жизненному пути становится более гладким. Езда на сломанной оси (духкха: страдания, тревоги и недовольство) сменяется путешествием на исправной оси (сукха: спокойствие, умиротворение и счастье).

Причинами страданий часто становятся наши реакции на людей, места, происшествия и обстоятельства. Мы переживаем, вместо того чтобы принимать. Реакции запирают нас в ловушке осуждения и критики, беспокойства и отчаяния, отрицания и одержимости. В этом состоянии испытывать радость просто невозможно.

Принятие — меч, разрубающий эти оковы. Оно позволяет обрести покой, дарит ясность зрения и адекватность реакций.

Тибетская поющая чаша
Тибетская поющая чаша
Фото: Depositphotos

Зачем нужна медитация?

Цель большинства традиционных буддистских практик — способность видеть абсолютную реальность жизни, освободившись от завесы ожиданий, проекций и искажений, которые человек обычно привносит в восприятие. Благодаря медитации мы успокаиваем отвлекающие мысли и чувства, и реальность предстает перед нами неискаженной. Соответственно, более совершенными становятся наши реакции.

Умение присутствовать в настоящем и ощущать каждый момент жизни — не что иное, как способность принимать повседневную жизнь со всеми ее несовершенствами, неудобствами и тревогами.

Как использовать принятие против зла?

Принятие, о котором говорили архиепископ и Далай-лама, не пассивно. Оно обладает огромной силой. Принимая реальность такой, какая она есть, два духовных лидера вовсе не отрицают необходимости серьезно относиться к жизненным проблемам и делать все возможное, чтобы изменить мир к лучшему и восстановить справедливость.

Не нужно ненавидеть тех, кто творит зло, — пояснил Далай-лама. — Просто делайте все возможное, чтобы остановить их. Это и есть практика сопереживания — они же вредят не только тем, кто страдает от их действий, но и себе.

Один из главных парадоксов буддизма заключается в том, что для вдохновения, духовного роста, развития и достижения просветления мы должны ставить перед собой цель. Но вместе с тем нельзя к ней чрезмерно привязываться, зацикливаться.

Если цель благородна, преданность ей не должна зависеть от способности осуществить задуманное. В стремлении к цели следует отбросить устойчивые представления о том, как именно она должна быть достигнута. Лишь освободившись от привязанности к цели и методу, мы обретем спокойствие и безмятежность.

Обложка книги
Обложка книги
Фото: mann-ivanov-ferber.ru

В этом суть принятия:

Приняв реальность настоящего, мы обретаем способность прощать и освобождаемся от желания изменить прошлое.

По материалам «Книга радости».


Что еще почитать по теме?

Как использовать свои интересы, увлечения и хобби, чтобы построить жизнь своей мечты?
Мир в каждом шаге: как обрести осознанность, гармонию и счастье?
Как стать счастливым? Пять полезных привычек

Обновлено 9.07.2017
Статья размещена на сайте 5.07.2017

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • От такого нагромождения "высокодуховных" слов — принятие, мудрость, духовные лидеры, обрести покой, открыться радости — так и несёт неискренностью. Чем больше "духовности" на страницу текста, тем больше неискренности.
    Такое вот впечатление.

    Высокопоставленные религиозные деятели, способные где-то на что-то влиять — это безусловно политики. А значит, у каждого из них за фасадом провозглашаемых в мир идей есть свои, не для широкой публики, дела и цели. Поэтому их книжки не вызывают доверия.