Наталья Наумова Грандмастер

Почему так трудно отказывать и говорить «нет»?

Иногда становится невыносимо больно, страшно, а чувство безысходности накрывает с головой. Наваливается куча дел, с которыми нет сил справиться. И многие из них навязаны кем-то. Трудно отказать! А вдруг этим людям действительно нужна помощь?

Фото: Depositphotos

Помощь — это, конечно, хорошо. Но нередко опасно. Потому что есть риск, что услугами начнут злоупотреблять. И горе тому доброму-хорошему человеку, который вовремя не сможет отказать!

Как быть? Никому не помогать? Нет, помогать надо. Но дозированно. Время от времени придётся отказывать. Помогать — это не значит делать всю работу за кого-то.

Приглашение себя на интервью

Что мешает сказать «нет»? Чтобы прояснить этот вопрос, стоит провести интервью с собой.

Для начала спросить себя: «Что страшного произойдёт, если я скажу «нет»?

Вероятный ответ: «Про меня подумают, что я плохой человек».

Допустим. А что страшного в том, если так подумают?

Очень вероятный ответ: «От меня все отвернутся, со мной перестанут общаться. Меня отвергнут, я стану изгоем».

Почему так трудно отказывать и говорить «нет»?
Фото: Depositphotos

Стоп. Кто эти «все», кто отвергнут? Всё человечество?

Здесь явно прослеживается нить, которая ведёт в детство и заставляет бояться отвержения.

Да! Страх быть плохими девочками/мальчиками! Ведь их не будут любить! Их бросят родители, и придётся умирать. Иные мамочки прямо говорят: «Ты плохой, я тебя не люблю». И могут пойти ещё дальше: демонстративно уйти из дома, хлопнув дверью. Мамочка понимает «юмор» этой ситуации и преспокойно гуляет. Но ребёнок-то верит, что она его бросила навсегда! И такая психотравма может оставить последствия на всю жизнь.

Уже во взрослом возрасте ребёнок может спросить мать, почему она так поступала. Но в ответ рискует услышать: «Этого не было, ты всё выдумал». Однако травма от этого не излечивается, а только усугубляется. Несчастный чувствует себя дурачком или даже неадекватным человеком. Такой вот происходит газлайтинг. Поведение матери в данном случает действительно сводит с ума.

Но страх отвержения остаётся.

Почему так трудно отказывать и говорить «нет»?
Фото: Depositphotos

Посылы и установки

Несчастный угождает всем и вся, боясь, что его отвергнут. Но любить его почему-то не начинают. От него так и несётся посыл в окружающую действительность: «Я плохой». Как будто у него на шее висит табличка с этой надписью.

Кто ему это сказал и заложил такую установку — становится очевидным после экскурсии в прошлое.

Что печально, часто те, кто пользуются несчастным, на самом деле сильнее его, может быть, даже в разы. У них больше ресурсов. Но зачем им тратить свои силы, если можно сесть кому-то на голову? Они наживаются на чужом страхе отвержения, низкой самооценке, психологии жертвы. И недурно устраиваются! А несчастный по-прежнему чувствует себя плохим и жертвует всем и вся. В итоге истощает свои и без того скудные ресурсы.

Может быть и такая установка: а вдруг понадобится чья-то помощь? Но загвоздка в том, что любители манипулировать не приходят на выручку. Они пользуются несчастным, пока от него можно что-то получить. Но не собираются отплачивать добром.

Франсиско Гойя, «Соломенное чучело (Марионетка)», 1792 г.
Франсиско Гойя, «Соломенное чучело (Марионетка)», 1792 г.
Фото: artchive.ru

Нехватка любви к себе тоже играет злую шутку. Установка «я плохой» очень губительна. Такой несчастный не получил любви в детстве и пострадал от сильнейших психотравм. И оказался в плену недостижимой цели: стать настолько хорошим, чтобы никто его не отверг и не сделал больно. Но такая тактика — ловушка.

Ложное чувство вины

Приходится разбираться с детскими психолоигческими травмами. В той ситуации, когда мать изобразила отвержение, ушла из дома и хлопнула дверью, на самом деле нет вины ребёнка. Плохо поступила мать. Точнее, отвратительно и безобразно. Можно и больше сказать: по отношению к ребёнку было совершено преступление. И потом мамочка всю жизнь пользовалась страхом своего дитя (даже ставшего взрослым) быть отвергнутым.

Мог быть и такой шантаж: мать начинает запугивать ребёнка, что она умрёт, и виноват в этом будет он, потому что довёл её. И дитя верит! Последствия же такого «воспитания» остаются на всю жизнь. А мамочка могла даже втайне посмеиваться — как ловко она добилась послушания!

Франсиско Гойя, «Тихо, бука идет!» (Серия
Франсиско Гойя, «Тихо, бука идет!» (Серия «Капричос», страница 03), 1797 г.
Фото: artchive.ru

Это тянется во взрослую жизнь. Страх быть виноватым в чём-то ужасном из-за своего «плохого поведения» может искалечить психику и отравить существование.

Взрослые, которые говорили страшные вещи, на самом деле были сильнее. И ничего ужасного не произошло бы, если бы ребёнок написал криво пару строчек в прописях или неправильно посчитал решение задачи.

Другое дело, что бессмысленно ждать объяснений от тех людей, которые причинили эту боль. Они либо начнут всё отрицать, либо разразится скандал. Те, кто были способны заставить страдать маленького человека, редко раскаиваются. Нельзя ставить своё душевное состояние в зависимость от них.

Лоуренс Альма-Тадема, «Не проси меня больше», 1906 г.
Лоуренс Альма-Тадема, «Не проси меня больше», 1906 г.
Фото: artchive.ru

Обрести умение говорить «нет» на самом деле несложно. Однако мешает глубинный страх. И тут важно понимать ещё и то, что осчастливить всё человечество попросту невозможно. У отдельного человека нет на это ресурсов. Хорошо кому-то помочь. Но основное внимание должно быть направлено на свою жизнь. Нельзя растворяться в ком бы то ни было.

Статья опубликована в выпуске 26.11.2019

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: