Марк Блау Грандмастер

Экспериментальная ли наука языкознание? 3. Русский язык

Из предыдущей статьи мы на примере английского языка поняли, какой мощный, а главное, простой в обращении, инструмент получили в руки не только специалисты-филологи, но и простые пользователи Интернета, которых интересует динамика развития родного языка. А что же происходит в литературе на русском языке?

Работая с Google Books Ngram Viewer можно узнать немало любопытного Фото: pixabay.com

Перейти ко второй части статьи

Тут самое время гостю лаборатории языкознания уверенной рукой взяться за рычаги и верньеры. (Кстати, может быть, кто-нибудь из читателей знает, что такое верньер?)

В верхней части страницы, под заголовком «Google Books Ngram Viewer» есть две строчки, предназначенные для ввода данных. В первой строчке есть поле для ввода искомых словосочетаний, которые следует разделять запятыми. Вводим сюда кириллицей «Альберт Эйнштейн, Шерлок Холмс, Франкенштейн». Во второй строчке — промежуток поиска от 1800 до 2008 года. Оставим его без изменений.

В качестве корпуса языка из выпадающего списка выберем «Russian» (Русский). Параметр сглаживания (smoothing) оставим без изменений.

Не станем также изменять параметр «case-insensitive» (не различать строчные и прописные буквы).

Нажимаем на кнопку поиска «Search lot of books» и почти мгновенно получаем результат, для достижения которого всего несколько лет назад пришлось бы потратить годы.

Выводы делаем сами. Обратите внимание на то, что абсолютные значения частот, отложенные на вертикальной оси, отличаются приблизительно на порядок. Взглянув же на графики, можно точно сказать, что Шерлок Холмс в русскоязычных книгах популярнее Альберта Эйнштейна и Франкенштейна. И, вполне возможно, будет еще более популярен. Результатами исследования можно поделиться в социальной сети Twitter или поместить график на своем сайте. Для этого имеются две кнопки и ссылка в правом верхнем углу.

Поиск по книгам на русском языке
Поиск по книгам на русском языке
Фото: Марк Блау, личный архив

Не правда ли, могучий инструмент для тех, кто интересуется вопросом возникновения слов и, в частности, появления в языке эпонимов, то есть нарицательных слов, происходящих от имен собственных, имен или фамилий различных людей?

Например, в 1881 году на Первом Международном конгрессе электриков, состоявшемся в Париже, была принята единица измерения электрического тока. Она была названа в честь французского физика Андре Ампера. На следующем рисунке показано, как изменялась со временем частота использования в русском языке эпонима «ампер» и фамилии человека, именем которого он был назван. Как видим, единица силы тока всегда была гораздо популярнее своего «родителя».

Тот же результат мы увидим при сравнении популярности фамилии «Рентген» и эпонима «рентген», заменившего длинное слово «рентгеногафия», а также слова «дизель» и фамилии изобретателя этого двигателя внутреннего сгорания, «Дизель». В качестве упражнения два последних графика предлагаем получить читателям самостоятельно. Естественно, что при их расчете следует различать слова, начинающиеся с большой или с маленькой буквы, поэтому отметки в поле «case-insensitive» быть не должно.

Однако не всегда популярность эпонима выше популярности имени собственного, в этот эпоним превратившегося. Например, фамилия американского изобретателя «Тесла» намного популярнее названной в честь него единицы измерения магнитной индукции. Фамилия «Фарадей» встречается в русском корпусе гораздо чаще, чем названная в его честь единица электрической емкости «фарада». Точно так же знаменитый путешественник Н. М. Пржевальский во много раз популярнее «лошади Пржевальского», вида, открытого им в путешествиях по Центральной Азии. Проверьте это сами!

Изменение популярности эпонима «ампер» с течением времени
Изменение популярности эпонима «ампер» с течением времени
Фото: Марк Блау, личный архив

Для того чтобы еще более возбудить интерес читателей к этой удивительной программе, продемонстрируем результат еще одного исследования — на этот раз в области литературы.

В советское время в школе на уроках литературы изучали роман Николая Островского «Как закалялась сталь». Судьба героя этой книги, Павла Корчагина, во многом повторяла многотрудную и многострадальную судьбу Николая Островского. Поэтому имена автора и его героя стали почти синонимами. Что и демонстрируют кривые на нижеследующем рисунке. При определенных условиях могло бы случиться так, что имя героя стало бы более популярным, чем имя автора.

Судьба героя произведения повторяет судьбу автора
Судьба героя произведения повторяет судьбу автора
Фото: Марк Блау, личный архив

По крайней мере, однажды мне пришлось убедиться в том, что в обыденном сознании эти имена уже смешались. Одна милая девушка искала в Москве улицу Николая Островского и никак не могла отыскать, пока я не сообразил, что ей нужна улица Павла Корчагина. Эта улица в Москве существует до сих пор, а вот переулок Николая Островского, где когда-то произошла наша встреча, исчез. Теперь у него прежнее, дореволюционное, имя: Пречистенский.

Обновлено 19.01.2019
Статья размещена на сайте 29.12.2018

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: