Гертруда Рыбакова Грандмастер

Летняя поездка в Литву. Как живут клайпедчане ?

Клайпеда постепенно из промышленного города превращается в туристическо-курортный. Хотя, учитывая непродолжительный пляжный сезон, вряд ли курортников будет много. Но пляжи города благоустраиваются.

Старый парусник «Меридиан», туристическая достопримечательность Фото: Гертруда Рыбакова, личный архив

Перейти к предыдущей части статьи

После зимних бурь и штормов укрепляются дюны, проводится очистка, ремонтируются деревянные дорожки-тропинки в дюнах, чтобы люди не ходили по песку и траве, не нарушали растительный покров дюн.

В дюнах мосточки для пешеходов
В дюнах мосточки для пешеходов
Фото: Гертруда Рыбакова, личный архив

На пляжах сделаны специальные места для инвалидов-колясочников в виде деревянных беседок, по деревянным мосткам удобно въезжать, а там есть будочка для переодевания и скамейки.

На пляже беседка для инвалидов
На пляже беседка для инвалидов
Фото: Гертруда Рыбакова, личный архив

За дюнами, вдоль берега, по лесу проложены пешеходная и велосипедная дорожки от Мельнграге до Гируляя (4 км), там приятно гулять. Появились велосипедные дорожки (как в Европе) в некоторых районах города, пока их не так много, но и велосипедистов тоже не часто видела.

Очень приятное впечатление произвела обновленная пешеходная улица в центре города — Мажвидо Аллея, названная в честь автора первой литовской печатной книги Мартинаса Мажвидаса.

На Мажвидо аллее
На Мажвидо аллее
Фото: Гертруда Рыбакова, личный архив

Она и раньше была пешеходной, но сейчас украшена гранитными скамейками с маленькими скульптурками на каждой. Самая примечательная скульптура в 45 см — мальчик с гербом Клайпеды.

Скульптура мальчика с гербом города
Скульптура мальчика с гербом города
Фото: Гертруда Рыбакова, личный архив

Что еще нового в городе? Неплохо организован раздельный сбор мусора у населения, правда, ничего не слышала о переработке его. Не в каждом дворе, но довольно часто стоят рядком три разноцветных полукруглых контейнера — для бумаги и картона, для пластмассы и для стекла.

Раздельный сбор мусора
Раздельный сбор мусора
Фото: Гертруда Рыбакова, личный архив

А во дворах многоэтажек есть большие контейнеры для бытового мусора. В больших супермаркетах появились специальные автоматы для сдачи бутылок, люди называют их «тароматы», причем отдельно для стеклянных бутылок и пластиковых. Кидаешь бутылку, а «таромат» выдает чек на 10 центов. Бутылки от шампанского и некоторых вин не принимаются, надо читать на этикетке бутылки — можно ли ее сдать.

Я провела в Клайпеде, как и планировала, десять дней. Повидалась с родственниками, с бывшими коллегами, с моими бывшими учениками — им сейчас по 50 лет, и все наши разговоры при встречах касались жизни, возможности работать и проблем языка и межнациональных отношений. Проанализировав все, пришла к выводу, что в общем жизнь за границей у русскоязычного населения идет вполне нормально, но как-то безрадостно. Я разделила бы всех на три возрастных группы.

Первая — люди старше 70 лет, пенсионеры, заработавшие пенсию еще во времена СССР. Пенсии не сильно отличаются от российских, только есть небольшая прибавка одиноким женщинам-вдовам. На большинство продуктов цены в магазинах сравнимы с нашими — что-то дороже, что-то дешевле. Дороже хлеб, который выпекают в частных пекарнях, так как старые хлебозаводы закрыты. Многие пенсионеры со старых времен имеют дачи-огороды, усердно выращивают овощи-фрукты, даже кур разводят, делают заготовки на зиму — это значительное подспорье.

Моя подруга на даче кур и уток разводит
Моя подруга на даче кур и уток разводит
Фото: Гертруда Рыбакова, личный архив

Литовский язык в этой группе знают плохо, но обходятся, в магазинах — самообслуживание, на рынке торговцы, когда хотят продать товар, понимают и по-русски. Одежду если и покупают, то в секонд-хэнде, таких магазинов очень много и цены там копеечные. Как сказала моя подруга, живем на 3Д — доедаем, донашиваем, доживаем.

Проблема — когда надо обратиться к врачам, там без знания языка трудно, хорошо, если дети-внуки могут сопроводить их. Лекарства очень дорогие, нет тех, к каким привыкли в прошлой жизни.

Этой группе труднее всего. Они смотрят русское телевидение, общаются только с самыми близкими людьми, о политике если говорят, то шепотом, потихоньку, чтоб никто из чужих не слышал. Жалеют, что не уехали в Россию, им хотелось бы съездить на родину, но виза очень дорогая.

Вторая группа — возраст от 45 до выхода на пенсию, т. е. примерно до 65 лет, это люди, получившие образование и специальность в советское время. Многие хорошо владеют государственным языком. Но получить высокооплачиваемую работу или сделать карьеру с русской фамилией сложно, даже если открывать свой бизнес, то возникают проблемы.

Мужчинам, в свое время окончившим мореходные училища, проще — ходят в море, устраиваясь на суда разных европейских компаний. У них «кочевая» жизнь, но хорошие заработки, их семьи обеспечены. А женщины работают либо педагогами в русских детсадах и школах, либо в сфере услуг.

В Клайпеде работают русские детские садики и есть 5 школ с преподаванием на русском языке, из них 3 прогимназии (9-классные) и 2 гимназии. Кстати, заведующие детсадов, директора и большая часть администрации в русских школах имеют литовские фамилии.

Из моих бывших учениц только одна (с литовской фамилией) работает на высокой должности в полиции. Именно из этой группы очень многие уехали из Литвы еще в 90-е и 2000-е годы в Россию, Великобританию, на Кипр, в Израиль, Испанию, США.

Встреча с моими ученицами
Встреча с моими ученицами
Фото: Гертруда Рыбакова, личный архив

Но эта группа все же приспособилась к новой жизни, хотя многие ностальгируют по жизни в Союзе, сетуют, что так трудно получить многоразовую визу в Россию, куда хотелось бы ездить чаще, ведь у многих там родственники. Но благодаря свободе перемещения по Евросоюзу, отдыхать ездят на Запад — в Испанию, Италию и т. д.

Третья группа — молодежь, родившаяся после 90-х годов, о жизни в СССР знающая только по рассказам и фильмам. Молодёжь хорошо владеет литовским языком, а многие ещё и английским. Конечно, учились они в русских школах, но по литовским учебникам, где история подается в искаженном виде. Здесь многое зависит от семьи, от родителей, если они хотят сохранить в детях правильный русский язык, любовь к русской литературе и культуре, то надо много прикладывать усилий.

Очень небольшой процент из этой группы едет в Россию учиться после окончания школы, так как поступить сложно, учеба платная. А по специальным квотам поступают очень немногие. Именно из этой группы самый большой отток в страны Евросоюза, не обязательно на учебу, сначала — поработать, а там видно будет. Бросается в глаза, что на улицах Клайпеды мало молодежи.

По рассказам друзей, приветствуется доносительство (как и в странах Европы и США). Потому люди в автобусах молчат, не общаются, даже в собственных квартирах говорят полушепотом — слышимость-то ведь отличная. И если раньше не редкость были смешанные браки, то теперь это крайне-крайне редко.

Явно отрицательного отношения со стороны литовцев я не видела, но как-то спросила на остановке, доеду ли на 3-м автобусе до ул. Дебрецена (немного призабыла маршрут), так две дамы демонстративно фыркнули что-то и отвернулись, третья тихонько сказала: «Доедете».

В общем, уезжала я с чувством, что наш отъезд в 90-е в Россию был правильным…

Обновлено 22.02.2019
Статья размещена на сайте 5.02.2019

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: