Валерий Яковлев Грандмастер

Наука - лучший способ удовлетворять личное любопытство за государственный счет?

25 февраля 2008 года исполнилось бы 99 лет академику Льву Андреевичу Арцимовичу. Ему принадлежат эти слова. Что же он открыл любопытного за свою 64-летнюю жизнь? Прежде всего, выучился за государственный счёт. В 1924 г. Арцимович экстерном окончил среднюю школу и поступил на физико-математический факультет Белорусского университета, который и окончил в 1928 г. в возрасте 19 лет. Всё-таки кое-что сэкономил.

Вскоре после защиты диплома, Арцимович переехал в Ленинград и в 1930 поступил на работу в Ленинградский физико-технический институт (ЛФТИ). В течение двух лет выполнил ряд исследований по физике рентгеновских лучей, получил любопытные результаты, из которых наиболее интересным было экспериментальное исследование отражения рентгеновских лучей от тонких слоев металлов под очень малыми углами.

В 1933 в ЛФТИ начали развиваться исследования по физике атомного ядра, и Арцимович одним из первых переключился на новое любопытное направление. Вместе с Курчатовым он впервые экспериментально показал, что поглощение медленных нейтронов в водород-содержащих веществах обусловлено реакцией захвата нейтрона протоном. Одновременно Арцимович руководит группой по разработке ускорительных трубок для получения электронов с энергией свыше 1 МэВ в исследованиях ядерного фотоэффекта. В 1936 г. Арцимович с соавторами доказал сохранение импульса при аннигиляции электрона и позитрона. В 1937 г. он защищает кандидатскую диссертацию «Поглощение медленных нейтронов».

В 1937—1938 гг. Арцимович исполняет обязанности заместителя директора ЛФТИ по научной работе. В 1939 г. он защищает докторскую диссертацию «Тормозное излучение быстрых электронов» и становится начальником лаборатории быстрых электронов ЛФТИ. Ему присваивается звание профессора. Его возможности для дальнейшего удовлетворения любопытства увеличиваются.

С началом войны ЛФТИ эвакуируется в Казань. Там, как и его коллегам Курчатову, Александрову и другим, пришлось заниматься менее любопытными, но необходимыми в военных условиях работами. Лаборатория Арцимовича переключается на разработку приборов ночного видения. Даже когда по решению Государственного комитета обороны в одном из зданий Казанского университета Курчатов и Александров оборудовали для создания атомной бомбы секретную «Лабораторию № 2», Арцимович в соседнем здании продолжал заниматься многокаскадными электронно-оптическими преобразователями.

Лев Андреевич Арцимович И только после возвращения в Москву в 1944 г. по предложению Курчатова Арцимович привлекается к работам по Атомному проекту и переходит в Лабораторию № 2 (ныне РНЦ «Курчатовский институт»), где работает до последних дней своей жизни. Там он получает, пожалуй, самые любопытные результаты. Он возглавляет исследования по созданию промышленной технологии электромагнитного разделения изотопов и строит специализированный комбинат «Свердловск-45».

В 1950 г. Арцимович возглавил экспериментальные исследования по управляемому термоядерному синтезу. В 1952 г. открыл нейтронное излучение высокотемпературной плазмы. Руководил созданием термоядерных установок «Токамак». На установке «Токамак-4» в 1968 г. в лабораторных условиях были зарегистрированы первые термоядерные нейтроны.

Вот к каким результатам привело Арцимовича здоровое личное любопытство за государственный счёт. А государство ещё добавило ему лично звание Героя Социалистического Труда (1969), Ленинскую премию (1958), Государственные премии СССР (1953, 1971). Умер Лев Андреевич Арцимович 1 марта 1973 года.

Обновлено 25.02.2008
Статья размещена на сайте 18.01.2008

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Главное - это конечно фраза в заголовке.
    Удовлетворить личное любопытство и получить от этого несказанное удовольствие, между прочим.

    Оценка статьи: 5

    • Удовлетворение любопытства? Ну-ну...

      Статья об Арцимовиче неплоха, но не освещает всей сложности проблемы. С одной стороны, ну да, поисковый инстинкт присущ людям в еще большей степени чем животным. Любопытство - вторая натура? А с другой стороны - вы можете представить чем ученым приходится жертвовать, получая новые знания для всех и удовлетворяя это самое "любопытство"? Проблемы в семье - еще полбеды. Далеко не все "лучшие половины" разделяют страсть своих мужей к познанию. Впрочем, это же касается и мужей женщин-ученых! Достаточно часто само общество не готово использовать ноые знания (даже полученные с риском для жизни). Один мой друг, разработавший превосходный противораковый препарат, впал в тяжелую депрессию, добиваясь начала промышленного производства этого нужного обществу лекарства. А напоследок чуть глаз не лишился... А вы говорите - "удовлетворение любопытства ЗА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ счет"! Да за СВОЙ счет, черт возьми, за свой! Ученые платят своей жизнью. О жуликах от науки я не говорю...

      Оценка статьи: 5

      • И ещё

        Да, статья, кстати, понравилась.

        Возвращаясь к «любопытству». Здесь ведь вот ещё какое дело. Когда эта сентенция только появилась, а было это в доброе (злое / махровое / тоталитарное – нужное подчеркнуть) советское время, государство на науку не скупилось. Да и в социальном плане карьера учёного считалась вполне респектабельной. Все понимали, что финансирование науки – дело государственной важности, а личные интересы учённого здесь как бы ни при чём. Поэтому шутка про «любопытство» учённых была довольно неожиданным и остроумным заключением.

        Но времена изменились. С 90-х, как мы знаем, наше государство практически самоустранилось от финансирования науки, – у чиновников теперь принято отстаивать интересы собственного кармана. Мало того, что финансирования почти никакого – как хочешь так и крутись (как у того милиционера – зарплаты не жди – тебе дано табельное оружие, как хочешь так и крутись), о престиже и говорить нечего (а значит о покое в семье и не мечтай – жена / сожительница / наложница / гордое одиночество – будут грызть постоянно), так ещё оказывается вся деятельность учённого – это лишь примитивное любопытство, как у каких-нибудь мартышек или гамадрил.

        Так что в новом свете эта фраза, мягко говоря, нервирует.


        И ещё. Мне почему-то всегда казалось, что эта странная фраза пришла «оттуда». Что-то из серии приложений к законам Мёрфи.

        Оценка статьи: 5

      • Именно! Фраза «про любопытство» почему-то особенно нравится тем, кто попросту недостаточно талантлив, чтобы работать в области науки, т.е. к науке прямого отношения не имеет (я не имею ввиду автора). Кроме того, финансирование науки государством, по историческим меркам, сравнительно недавний феномен. Это случилось, когда наконец до государственных мужей допёрло, что наука приносит обществу в целом несопоставимо больше благ, чем тратится на «поощрение любопытства учёных».

        Оценка статьи: 5

  • Л.А. Арцимович был прав! Во всём!

    Оценка статьи: 5

  • создают для создания - масло масляное.

    Очень сухо. И почему не в разделе биографий?