Любовь Музыка Мастер

Как становятся нобелевскими лауреатами? Часть 1. Первая любовь

Мане 19 лет, за плечами у нее гимназия. Она младшая из пяти детей учителя физики. Жертвуя честолюбивыми надеждами, она работала в Варшаве учительницей в богатых домах, чтобы послать заработанные деньги в Париж одной из сестер — Броне, чтобы та могла учиться в Сорбонне. Как обычно бывает в молодые годы, девушка влюбилась, и как иногда бывает, несчастливо.

Любовь открыла Мане, что такое социальное неравенство и что, если хозяйский сын в тебя влюбился, то не обязательно дело завершится свадьбой. Это ей жестко, но очень доходчиво объяснили родители жениха. Уйти бы, куда глаза глядят, но она не смела отказаться от работы — сестра нуждалась в ее деньгах. Девушка стала неприметной и смиренной…

Мария прошла злую школу молчания. Она прилежно выполняла свою работу, стараясь не думать о будущем. При той жизни, что она вела, будущего у нее не было.

Пришло письмо от сестры, которая уже вышла замуж за студента-медика, тоже поляка: «А теперь пора и тебе как-то устроить свою жизнь, моя малышка Маня. Если бы ты собрала в этом году несколько сотен рублей, то в будущем году могла бы приехать в Париж… Тебе действительно необходимо подкопить несколько сотен, чтобы записаться в Сорбонну… Я тебе гарантирую, что через два года ты получишь ученую степень…».

Но Мария не решалась: нужно заботиться об отце, сестре Хеле, брате Иосифе. Как вспоминал отец, Мария от этих переживаний заболела.

В Варшаве ее кузен открыл курсы, где предпринял попытку обучать молодых поляков наукам, повышая их уровень образования. Записавшись на курсы, Мария пришла в восторг от самого вида научной аппаратуры. Маня не догадывалась, что это восхищение было вызвано пробуждающимся призванием. На курсах она быстро справилась с практикой экспериментов, и с каждым днем увлекалась наукой все больше и больше.

Между делом она организовала свадьбу брата, устроила на работу сестру, заботилась об отце. У нее не оставалось времени на мечты, но она с нетерпением ждала сентября. Осенью она поехала в Закопане, чтобы встретиться с тем, кого, вопреки всему, считала своим женихом. Увы, но первая же совместная прогулка положила конец их отношениям.

Вот тогда-то Мария полной мерой ощутила пустоту своего существования: ей уже двадцать четыре года, из них шесть лет она работала учительницей… Письмо, посланное сестре 23 сентября 1891 года — настоящий крик души о помощи: «Действительно ли ты сможешь устроить меня у себя… потому, что я теперь могу приехать…».

И началось путешествие во Францию. Оно было долгим и утомительным. Через три границы в вагонах наинизшего класса — на более комфортные условия денег не было. И вот Париж. Перед ней Сорбонна…

Жизнь у сестры была приятной и непринужденной. Всегда было много гостей. Там смеялись, пели, играли на фортепиано и вспоминали родину польские друзья. Сестра с мужем занимались врачебной практикой, так что и пациенты часто приходили среди дня и ночи.

Синий чулок, Мария вскоре начала страдать оттого, что не может работать в тишине, уединении. Под предлогом, что ей далеко ездить в университет, она сняла комнатку близ Сорбонны, там можно было спокойно заниматься. И потекли дни, месяцы, посвященные учебе. Она пренебрегала хлебом насущным, жалея деньги и время на еду.

Отец ежемесячно присылал ей 40 рублей, и за эти деньги нужно было оплатить квартиру, тетради, учебники — поэтому на целые туфли и питание денег просто не оставалось. Была нетопленная комната, порванные туфли, вечная усталость и полуголодное состояние, тяжелый труд. Но была и гордость, заставившая ее соорудить стену отчужденности, независимости и убеждать себя и других, что она счастлива за этой стеной.

Унижения, принесенные первой любовью, сделали ее холодной, закрытой прочной броней отчужденности, и она даже не допускала мысли о любви. Ей преподнесли жестокий урок и дали понять, что удел бедной девушки — работа…

Продолжение следует.

Обновлено 5.05.2008
Статья размещена на сайте 14.03.2008

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Ну и Маня!
    Вот молодец! Всех содержала, на всех работала, а они женились, замуж выходили и жили непринуждённо и припеваючи - гостей принимали!

    Зато, как я понимаю - Маня в конечном итоге получит Нобелевскую премию?!
    Вот ради того, чтобы насладиться этой счастливой развязкой, я и начала читать статью!
    Что ж - продолжим чтение!

    Оценка статьи: 5

  • Любовь открыла Мане, что такое социальное неравенство, и что если хозяйский сын в тебя влюбился, то не обязательно дело завершится свадьбой. Это ей жестко, но очень доходчиво объяснили родители жениха. Уйти бы, куда глаза глядят, но она не смела отказаться от работы – сестра нуждалась в ее деньгах. Девушка стала неприметной и смиренной...

    Заинтересовалась я тем фактом, что Мане отлуп дали "родители жениха". Поинтересовалась в и-нете. Вот другая версия:

    В общем, между молодыми людьми возникло платоническое чувство. В отчаяние Маню повергал тот факт, что вздорные спесивые родители Казимежа никогда не разрешили бы своему сыну жениться на гувернантке. Он приезжал на праздники и летние каникулы, все остальное время Маня жила ожиданием встречи. Когда пришло время увольняться и ехать в Париж, она с тяжелым сердцем покинула Щуки - в прошлом оставались Казимеж и годы, озаренные первой любовью.

    Версия различается с той, что представлена в статье одним маленьким "бы". Где ж правда? Неужто Маня просила руки Казимежа - а злобные родители мальчика - отказали?