Юрий Москаленко Грандмастер

Кто возродил интерес к Тунгусскому метеориту?

13 сентября 2002 года, 5 лет назад, на своей даче в Переделкино скончался известнейший российский писатель фантаст Александр Петрович Казанцев. За полторы недели до своей смерти Казанцев отметил свое 96-летие, так что до векового юбилея не хватило совсем немного. К тому времени большинство коллег, с которыми Александр Петрович создавал такую науку, как палеоуфология, давно уже ушли в мир иной. И только патриарх разменял два столетия — перешагнув из ХХ в XXI век.

Александр Петрович Казанцев Фото: Источник

Александр Петрович родился 6 сентября 1906 года в г. Акмолинске (Казахстан), который семья покинула, когда младшему сыну было всего 6 лет. Перебрались в Петропавловск. С юных лет Александр любил наблюдать, как разбирают и собирают какие-либо механизмы, старался помогать взрослым. По окончанию гимназии поступил в реальное училище, где очень гордился всем тем, что сделано своими руками: гаечными ключами, табуретками и прочими поделками, не требующими особой квалификации.

Далее во время гражданской войны Александр поступил в техникум, проучился два года, но летом судьба его решительно переменилась. Он устроился на пароход «Петроград», который ходил по Иртышу, масленщиком-практикантом, и неожиданно познакомился с заведующим Главпрофобром (по-русски профессиональным образованием), который посоветовал бросать к чертям техникум, а устраиваться в институт в Томске. Заведующий даже выписал бумагу, на которую в Томске посмотрели с удивлением: предъявителю документа было только 16 лет, а в институт принимали с 18-ти!

Но упорство и труд все перетрут. Александру разрешали посещать лекции, а это главное. И здесь он влюбился в физику, математику и другие точные науки, стараясь впитывать знания, не считаясь со временем. Его любознательность и интерес поощряли профессора. Вот только в одном они не смогли переубедить: окончить вуз в течение пяти лет. На последнем курсе Александр проучился три с половиной года. Причем, преднамеренно: он брал наиболее трудные проекты, чтобы до всего дойти своим умом. А заодно и работал на
заводе «Машинострой», возникшем на базе института, и даже помощником механика Белорецкого металлургического завода, будучи еще студентом…

Первое очень звучное изобретение Казанцева — электрическая пушка. Ее он придумал, работая как раз в Белорецке. И привез в Москву, показать высшему советскому руководству. Сначала он побывал в кабинете Николая Бухарина, потом демонстрировал модель Серго Орджоникидзе и Михаилу Тухачевскому. Причем министр тяжелой промышленности Орджоникидзе так ухватился за проект, что распорядился перевести юного изобретателя из Урала в ближайшее Подмосковье. Более того, ему лабораторию для опытов выделили. Чем смог увлечь изобретатель видных деятелей государства? Он предположил, что его электропушка может стрелять межконтинентальными (!) снарядами.

Но то, что красиво казалось в теории, не могло получиться на практике. Для того чтобы сохранять энергию во время полета, требовался особый конденсатор. Какие только материалы не перепробовали Казанцев и те академики и профессоры, которые были увлечены идей, но подобный конденсатор изобрести так и не удалось.

Примерно в это время, после знакомства с Иваном Шапиро, Александр Петрович начинает литературную деятельность, ими совместно написан сценарий научно-фантастического фильма «Аренида». Конкурс сценариев они выиграли, но на съемку фильма денег не выделили, в это время все шло на нужды обороны. А на основе сценария Казанцев написал роман «Пылающий остров», который публиковался в газете «Пионерская правда» на протяжении двух лет.

В Великую Отечественную войну полковник Казанцев едва избежал гибели. Однажды уже на ее исходе он попал в автокатастрофу. Когда его привезли без сознания в госпиталь, врачи насчитали у офицера порядка 18 ран. Но выкарабкался…

Находясь на больничной койке, Казанцев много размышлял о том, как причудливо устроен мир, порой один эпизод может круто изменить жизнь. А что уж говорить о том, если в нашу реальность вмешается кто-то извне? Например, какие-то другие агрессивные цивилизации. Это будет пострашнее атомной войны. И две бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки, покажутся цветочками…

И тут впервые у Казанцева промелькнула мысль. А что, если такая атака уже была? Он быстро «пробежал» по событиям, которые могли напоминать ядерный взрыв, и тут его осенило: Тунгусский метеорит, в 1908 году уничтоживший все живое на огромной площади. Ведь им, по большому счету, мало кто занимался, были кое-какие исследования, не более того…

Так в мозгу писателя появился замысел рассказа-гипотезы «Взрыв». В нем впервые в литературе говорилось о ядерной цепной реакции взрыва, погубившего в 1908 году над тайгой перед спуском на Землю инопланетный корабль…

1 декабря 1945 года Казанцев прочитал свой рассказ в клубе писателей в Москве. Он вызвал бурную дискуссию. Кто-то поверил в теорию автора, кто-то с ним яростно спорил. Не меньшую реакцию вызвала публикация рассказа в первом послевоенном номере журнала «Наука и жизнь». Тут уж нашлись и те, кто обвинили автора в антинаучности, ибо проблема Тунгусского метеорита, который утонул в болоте, якобы давно решена…

Тем не менее более ста энтузиастов-ученых и любителей науки отправлялись в составе многих экспедиций в тайгу. В их числе была и экспедиция, организованная по инициативе академика С. П. Королева. Они собирались, как шутили ее участники, «искать в тайге куски марсианского корабля». А Феликс Юрьевич Зигель, патриарх советской уфологии предложил Казанцеву поставить спектакль «Взрыв» в Московском планетарии. Лектором выступил сам Зигель, спектакль имел долгую историю и бешеный успех.

Остается только перечислить те гипотезы, которые разработал и попытался применить Александр Казанцев. Например, замысел преобразования Арктики — строительства вдоль сибирских берегов мола изо льда: если отгородить прибрежную полосу морей от Ледовитого океана, она не будет замерзать круглый год. Доступными станут отдаленные, но богатые районы Сибири! Роман получил название «Мол Северный»…

Кто-то образно сравнил романы и циклы рассказов Казанцева с научными прогнозами. Одни названия чего стоят: «Лунная дорога» (1960), «Планета бурь» (1959), эпопея «Фаэты», в основу которой легла идея о посещении Земли жителями 10-й планеты Солнечной системы — Фаэтона. Роман «Купол надежды» — о строительстве гигантского города в толще арктического льда, где герой произведения, академик Анисимов, мечтает производить искусственные продовольственные продукты. Но помимо фантастических идей, Казанцев создал научно-художественные очерки, посвященные освоению целины: «Богатыри полей» (1955), «Земля зовет» (1957). А роман «Клокочущая пустота» (1984) посвящен не кому-нибудь, а Сирано де Бержераку.

Мне посчастливилось пообщаться с Александром Петровичем лично. Меня поразило, что этот пожилой, много повидавший и переживший человек, с особым интересом выслушивает наши впечатления о работе экспедиции в геопатогенной зоне. Он не перебивал, а только иногда вставлял реплики. Это были небольшие бриллианты, благодаря которым наша путаная картина приобретала четкие очертания.

Такие люди обязательно нужны на нашем пути, чтобы мы видели: как много нужно учиться, чтобы хотя бы мало знать!

Обновлено 22.10.2018
Статья размещена на сайте 9.09.2007

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: