Евгений Жарков Грандмастер

О чем молчат жены гангстеров?

В одном из эпизодов популярнейшего американского телесериала «Клан Сопрано» главный герой, вымышленный босс клана Нью-Джерси Тони Сопрано, вынужден быстро собрать всю наличность, заботливо распиханную им по укромным уголкам его загородного особняка. Ему приходится даже притащить лестницу, чтобы изъять толстые пластиковые пакеты с деньгами, спрятанные за панелями потолка.

Кадр из сериала «Клан Сопрано» Фото: kinopoisk.ru

Его многострадальная, но верная супруга Кармела заботливо подставляет мужу пакет для мусора, куда падают многочисленные пачки купюр номиналом по сто баксов. Зритель не услышит из ее уст сакраментального вопроса «Откуда?» и не увидит и тени удивления на ее лице. Как и все «правильные» гангстерские жены, в том числе всамделишные, Кармела не имеет привычки совать нос в чужие дела.

Жизненный принцип жены мафиози прост: до тех пор, пока ее муж зарабатывает достаточно, чтобы обеспечить семье безбедное существование, и поддерживает респектабельность в глазах соседей, нет никакой нужды выяснять истинные источники сего богатства. Проницательность мафиозных жен уберегает их от лишних проблем.

«Правильная» гангстерская жена не имеет привычки совать нос в чужие дела
«Правильная» гангстерская жена не имеет привычки совать нос в чужие дела
Кадр из сериала «Клан Сопрано», Тони и Кармела Сопрано

Большая часть гангстерских жен живет в уникальной обстановке «отрицания». На публике они всегда будут опровергать причастность своих мужей к преступному миру воров и убийц. Как же так, ведь их благоверные супруги — приличные бизнесмены и частные предприниматели, к которым вечно придираются власти и полиция.

Внутри своего круга мафиозные жены проявляют похожую тактику общения. Даже если и не осведомлены о конкретных преступлениях и аферах, в целом они прекрасно сознают, чем именно занимаются их мужья. Но, даже будучи наедине со своими подругами, эти женщины редко откровенничают и не склонны признавать очевидное. Они могут вместе проводить время, ходить по магазинам, обсуждать детей и делиться личными проблемами и переживаниями, но никогда не высказывают свою точку зрения на «семейный бизнес».

Карен Хилл, жена Генри Хилла, одного из видных гангстеров семьи Луккезе, поделилась своими воспоминаниями о первой встрече с женами других мафиози, когда посещала одну из тюрем. Эти впечатления отражены в бестселлере Николаса Пиледжи «Гангстер: жизнь в мафиозном клане».

«Они прекрасно ориентировались в качестве исправительных заведений, выделяя среди них приемлемые и проблемные. Эти женщины никогда не упоминали истинную причину того, за что сидит их муж или любовник. Зато многое из сказанного касалось лживых прокуроров и продажных копов, которые цепляются к каждой мелочи, хотя у них самих рыльце в пуху. Их же супругам, которые делали то же самое, что и остальные, просто не повезло быть пойманными».

Карен и Генри Хилл с детьми
Карен и Генри Хилл с детьми
Фото: Источник

Мафиози обязаны следовать правилам омерты, официального кодекса молчания организации. В молчании залог успеха их незаконного бизнеса и процветания.

Их жены, не будучи представлены к клятве, тем не менее, тоже держат рот на замке, следуя своим принципам, неофициальным, но крайне строгим. Они предпочитают хранить безмолвие, которое щедро окупается дорогими машинами, роскошными особняками, шикарной одеждой, обильными ужинами в элитных ресторанах и огромными суммами денег, которые можно потратить без лишних угрызений совести. И пока поток материальных благ не иссякнет, жены гангстеров будут держать язык за зубами.

Представители правоохранительных органов зачастую отказываются комментировать данную тему, уверяя лишь в одном: мафиозные подружки не всегда столь невинны, сколь утверждают. Большая часть знаний о внутренней жизни мафиозных семей происходит из огромного количества прослушанных телефонных разговоров.

Учитывая, что среднестатистический член мафии может находиться под наблюдением годами, у полиции и ФБР скапливаются сотни, тысячи часов на пленках, из которых они узнают много интересного о семейной жизни своих подопечных. Понятное дело, что суд будет рассматривать лишь те материалы, которые имеют непосредственное отношение к делу. Всё остальное остается за кадром и за семью печатями. Так что по всем вопросам, касательно жен гангстеров, полиция находится в курсе, но делиться своими знаниями не имеет права.

Согласно старой сицилийской поговорке, жена должна сидеть дома, босая и беременная. В более современной версии этого высказывания говорится о том, что жена должна взирать лишь на потолок кухни и спальни. Кому-то эти фразы покажутся женоненавистническими, но именно в них заключается главный принцип и вся соль типичного мафиозного брака.

Майкл Коппола
Майкл Коппола
Фото: Источник

Энн Коппола, вторая жена нью-йоркского капо Майкла Копполы по кличке «Взрывной Майк», является самым ярким примером воплощения этих сентенций в жизнь. Ее муж сильно постарался, дабы включить в список качеств примерной мафиозной жены характеристику «кровавая».

Коппола, имевший дурную репутацию из-за крайне неустойчивой психики и буйного нрава, активно трудился на криминальной ниве в районе Гарлема в 40−50-х годах прошлого века. Он женился второй раз на Энн Августин в 1955 году, после трагической смерти своей первой супруги Дорис. Он рассказал Энн, что Дорис умерла во время родов, но вскоре новоиспеченная невеста стала подозревать, что муж о многом умолчал и смерть ее предшественницы наступила при гораздо более зловещих обстоятельствах.

Когда Энн забеременела, Коппола, в свойственной ему манере, выразил свое недовольство и заявил, что не планировал заводить очередного ребенка. От Дорис у него уже было двое наследников, к тому же вместе с ними жила дочь Энн от первого брака. Как пишет Аллан Мэй, специалист по истории мафии, Коппола посоветовал своей жене не беспокоиться. «Не переживай, я решу нашу проблему. Просто доверься мне», — уверил ее Майкл.

Майкл Коппола с первой женой Дорис
Майкл Коппола с первой женой Дорис
Фото: Источник

Однажды днем, пока дети были в школе, в дом Копполы наведался врач, которого глава семьи лично встретил у входа, представив его супруге просто как «доктора Ди». Последний растянул на обеденном столе простынь и прямо на кухне сделал Энн аборт, в то время как ее муж стоял рядом и довольно ухмылялся, наблюдая за процедурой. Позднее он не замедлил оповестить женушку, что данная операция обошлась ему, ни много ни мало, в одну тысячу долларов.

Муж регулярно избивал Энн, при этом не забывая дарить ей роскошные наряды и ювелирные украшения. Вспоминая свой брак, она говорила:

«Он щедро осыпал меня всевозможными материальными благами, пытаясь продемонстрировать друзьям и знакомым свою невиданную щедрость, тем самым больше подкармливая собственное эго. Дошло до того, что он всерьез возомнил себя чуть ли не всемогущими Богом».

Однажды он чуть было не лишил ее зрения, ткнув пальцами в глаза в типичной манере немых комедий братьев Маркс.

Энн Коппола
Энн Коппола
Фото: Источник

Вырваться из оков насильственного брака Энн сумела лишь спустя пять лет, подав на развод и выиграв дело. Примерно в то же время власти предъявили Копполе обвинение по четырем случаям уклонения от уплаты налогов. Мафиозные боссы предложили ему признать вину, иначе мог состояться суд, на который сторона обвинения вполне обоснованно могла пригласить в качестве свидетеля его, уже бывшую, жену. Копполу приговорили к тюремному заключению сроком на год и один день.

Пока ее бывший пролеживал нары, Энн поспешила ретироваться в Италию, где распорядилась своей судьбой самостоятельно, перебрав со смесью таблеток и алкоголя в гостиничном номере. Среди многочисленных посмертных пожеланий она указала, что хочет быть кремированной, а пепел следует разбросать с самолета прямо на дом, в котором проживает ее бывший муж Майкл Коппола.

Статья опубликована в выпуске 11.02.2019
Обновлено 7.06.2019

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: