Татьяна Бондковская Профессионал

Как этимологи устанавливают происхождение слов? О словообразовании

Сам по себе словообразовательный анализ предполагает рассмотрение строения слова с современной точки зрения. Нас же интересует историческое прошлое слова. Поэтому мы будем рассматривать «историческое словообразование», то есть то, как в далеком прошлом разбирались некоторые слова, и называние того или иного предмета или явления всегда первоначально являлось мотивированным.

Для многих слов с «прозрачными», частотными по своему употреблению словообразовательными элементами нет необходимости проводить этимологический анализ. Например, в таких словах, как резчик, выбросить, ледокол, соткать, голосистый, соавтор, пригорок разбор слова по составу (рез-чик (), вы-брос-и-ть, лед-о-кол (), со-тк-а-ть, голос-ист-ый, со-автор (), при-гор-ок ()) является одновременно и установлением их реального образования. Такие слова делятся на части так же, как и делились при своем происхождении в нашем языке.

Но многие все же изменили свое строение, и некоторые из них, ныне корневые, при выяснении их «истории» оказываются делимыми на части (морфемы). Так здание оказывается образовано от зьдати (ср. зодчий — «архитектор») при помощи суффикса -ниj (j — «входит» в букву е [jэ]), слово жук как производное с суффиксом от звукоподражательного жу-, слово час возникло на базе глагольного корня ча- (ср. чаяти — «ждать», паче чаяния — «сверх ожидания»), осложненного суффиксом .

Или, например, смородина (с современной точки зрения смородин-а) исторически произошла от слова смородъ «сильный запах» (ср. старославянское смрадъ) с помощью суффикса -ин (а), окно — от славянского око «глаз» с суффиксом -ън (о), скрупулезный с суффиксом -езн (ый) — от слова скрупул — название старинной единицы аптекарского веса, равной 1,24 грамма.

Очень чутко чувствуют, как уже говорилось, многие «несуразности» в языке маленькие дети. Замечательный диалог приведен в книге К. И. Чуковского «От двух до пяти»:
 — Лампа уже зажгитá.
 — Зачем ты говоришь «зажгитá»? Надо говорить: «зажгинá»!
 — Ну вот, «зажгинá»! Зажгёна!

Проблема суффиксального образования, вставшая перед юными лингвистами, не так проста, так как в русском языке могут употребляться оба суффикса: -т- или -н- (разбит, взят, но сломан, виден). В употреблении того или иного суффикса есть свои закономерности, которые нарушаются в диалектах (молотый и молоный, колотый и колоный и т. п.)

Это параллельное употребление одинаковых по значению суффиксов имеет древнее происхождение. В древнерусском языке было засвидетельствовано наряду с пе-н-ие — пе-т-ие (орфография дается упрощенно), или, например, петух в украинском языке півень. В нашем языке для слова да-н-ь мы находим близкое по значению родственное по-да-т-ь. Это явление ученые называют чередованием суффиксов, в отличие от фонетических чередований (рука — ручка). Анализ такого рода явлений языка может оказать этимологу существенную помощь при определении «историй» многих неясных слов.

Определенные словообразовательные закономерности проявляются не только в суффиксах, но и в корне. Этимологический анализ может вскрыть мотивацию (причину) называния некоторых слов (корней), в которых на современном этапе исторические корни уже не выделяются. Так посетить было образовано с помощью приставки по- и корня -сет- (ср. древнерусское сеть (орфография дается упрощенно) «гость»), а целовать — производное от прилагательного цель (орфография дается упрощенно) «здоровый, невредимый», первоначально обозначавшим не «целовать», а «приветствовать» (ср. современное «здравствуй»).

Мотивация появления слов может быть разная, например, кольцо получило название по форме (коло «круг»; ср. около), желток — по цвету, мыло — по функции, окно — по сходству (с око).

В корнях, как и в суффиксах, наблюдаются чередования, и ныне не связанные друг с другом слова исторически являются однокоренными. Примером могут послужить слова трясу и трус (*trens — * trons, где двойные звуки *en и *on дали в нашем языке я и у). То есть этимологически получается, что трус — это человек, трясущийся от страха.

И еще интересная пара слов: оказывается, супруг — того же корня, что и упряжка (здесь также наблюдается чередование гласных). Давным-давно слова упряжка еще не было, его заменяло слово супругъ (из древнерусских текстов: «Имамъ же два супруга воловъ»). А когда из слова упряжь возникло новое упряжка (в говорах супряга), супругу пришлось потесниться. Сохранилось только его переносное значение, которое мы не особенно любим употреблять в речи, все чаще заменяя его сочетанием «семейная пара».

А теперь проведем одно лингвистическое исследование, когда происхождение слова можно определить при помощи современных «одноморфемных родственников». Нам предстоит ответить на вопрос: «Что общего между Филиппом, ипподромом и гиппопотамом?» Многие хором отвечают: «Две буквы п». Некоторые, наиболее наблюдательные, замечают еще и букву «и».

Попытаемся разобраться, поищем слова с такими же морфемами. Филипп соотносится с филологией, философией общей морфемой фил-, и мы знаем, что в переводе филология буквально «любовь к слову», а философия — «любовь к мудрости». Ипподром — космодром, аэродром, где греч. dromos — место для бега, и в итоге выясняем, зная, что происходит на ипподроме, что начальное ипп — связано с лошадьми (действительно, греч. hippos — лошадь). Следовательно, Филипп — любитель лошадей. Что же обозначает слово гиппопотам? Здесь сложнее найти соответствие, но оно есть, слово с таким же «окончанием» — Месопотамия (в переводе Междуречье), значит «потам» — река, а «перевод» получается удивительным — гипп (лошадь)-о-потам (река) — речная лошадь!

Словообразовательные изменения не хаотичны, они носят системный характер, как и фонетические исторические изменения. Язык экономичен, в нем существует целый ряд «стандартов», дающих в словообразовательном отношении «серийное производство слов». Есть частотные модели (продуктивные): охот-ник, спут-ник и др., но некоторые «стандарты» давно «сняты с производства» и (кто знает?) вполне возможно в скором времени перестанут делиться на составляющие части слова так, как они еще делятся сейчас: зод-чий, лов-чий, пев-чий; тре-волнение, тре-зубец, тре-клятый (с этой приставкой существует только три слова). Многие слова, как мы убедились, уже не могут «демонстрировать» свое происхождение, уже неделимы.

Анализ существующих и существовавших в древности словообразовательных рядов и чередований — один из наиболее важных исследовательских приемов, которые помогают проникнуть в тайну происхождения самых маленьких смысловых языковых единиц. Но не менее интересным для исследователей является развитие значений слов.

1. Колесов В. В., «История русского языка в рассказах»;
2. Откупщиков Ю. В., «К истокам слова: рассказы о происхождении слов»;
3. Шанский Н. М., «Лингвистические детективы».

Обновлено 24.04.2018
Статья размещена на сайте 15.01.2009

Комментарии (24):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Валерий Сатокин Валерий Сатокин Мастер 11 апреля 2009 в 05:28 отредактирован 11 апреля 2009 в 05:29
    Нуифамилия

    Василий Россихин, Ваш пример про "Непорхатого" лица известной национальности напомнил мне анекдот, который прекрасно иллюстрирует разнообразие русских фамилий.
    В роте прпорщик проводит вечернюю поверку.
    - Иванов!
    - Я!
    - Петров!
    - Я!
    - Сидоров!
    - Я!
    - Переплюньскамейкин!
    - Я!
    - Ну и фамилия!
    - Я!
    - Ну не хрена себе!?
    - Я!

  • Марианна Власова, Я, собственно, на авторство пародии и не претендовал да и слова не мои, это я на скорую руку высказался по поводу примеров Василия.
    А что касается новых слов, то придумать, конечно, можно много, но есть же определенные правила. А из них следует, что слово таки должно в словарь попасть. А иначе бардак будет.

  • Валерий Сатокин
    Так никто и не претендует на оригинальность. Есть такие искусственные словосочетания. А то, что они не в ходу, та к это - может еще не их время, а может они мертворожденные. Время покажет - вон сколько ранее распространенных слов сегодня не в ходу, зато полно молодежного, блатного, англорашен слэнга. А дополнение Ваше и стих - просто блеск.
    Не в тему. Я много лет как собираю необычные фамилии. Однажды, еще к моему учителю, завели под рученьки на консультацию старого-престарого 99-летнего еврея (был он, кстати, в полном присутствии ума и весьма остроумен). Первая его фраза была: "Вы не поверите, но моя фамилия Моисей Львович Непорхатый!"

    Оценка статьи: 5

  • словофантазии:))

    Василий Россихин, Ваши слова безусловно забавны, но, увы, все они (за исключением "слоноподобность") надуманы и в реальном языке не существуют. Вот Вам еще образчики:
    "Вылысыпыдысты" - слово, в котором шесть букв "ы". Это слово не отражено ни в каких словарях (есть вариант с ещё большим числом "ы": вылысыпыдыстычкы), поэтому официально его нет.
    "Контрвзбзднуть" - слово, содержащее 9 согласных букв подряд. Однако официально в русском литературном языке (а следовательно, и в словарях) нет ни слова "взбзднуть", ни каких-либо приставочных образований от него.
    "Самоносорогоподобность", которое построено на основе слова "носорогоподобность" из анекдота про "новых русских"
    "Простун" - несуществующее, но правдоподобно выглядящее слово, полученное перестановкой 7 букв, идущих в алфавите подряд.
    Или вот так еще.
    В худой котомк поклав ржаное хлебо,
    Я ухожу туда, где птичья звон,
    Я вижу над собою синий небо,
    Косматый облак и зеленый крон.
    Я дома здесь, я здесь пришел не в гости.
    Снимаю кепк, одетый набекрень.
    Веселый птичк, помахивая хвостик,
    Высвстывает мой стихотворень.
    Зеленый травк ложится под ногами,
    И сам к бумаге тянется рука,
    И я щепчу дрожащие губами:
    "Велик могучим русский языка!"

  • Ой-ёй!

    Татьяна Бондковская, прошу прощения, я еще не дочитал Вашу статью до конца, но не могу удержаться от замечания. В русском языке нет слова "скурпулезный"!!!!! Правильно "скрупулезный". Берясь за статью по словесности, внимательней надо бы быть.
    С ув. Валерий.

  • Василий Россихин Читатель 8 апреля 2009 в 17:56 отредактирован 10 апреля 2009 в 15:46

    Татьяна Бондковская,
    Понравилась статья.
    Не совсем в тему. Вот есть еще забавные слова:
    - слова с обилием "0": слоноподобность, носорогоподобность, водоворотоподобно, самоообороноспособность;
    - слово с 7 согласными: монстрствовать;
    - слово из 31 буквы: автомотовелофототелерадиомонтёр (твор. падеж дает 34 буквы - автомотовелофототелерадиомонтёрами);
    - слова из 17 и 19-ти неповторяющихся букв: зряченюхослышащий и грёзоблаженствующий;
    - палиндром из 7-ми букв "анисина"(плод аниса);
    - слово изящное с 4-мя "ц" - "цецецница" (коробочка для содержания мух Цеце).

    Оценка статьи: 5

    • Василий, вы сделали меня счастливой - у каждого человека есть "глупое желание" - я всегда мечтала найти слово с таким обилием согласных (пока было только пять)!!! А остальное - просто замечательно, постараюсь со своими учениками эти слова "обыграть" !
      Спасибо!!!

  • Татьяна Бондковская, ну, пусть так и будет. Уж чего проще "треух". Но кто-то же в конце концов должен остаться прав. Не стоит вам так "тре-волноваться" из-за моих придирок. А Трезор пусть себе "погавкает".

    • А я и не волнуюсь .
      А то, что Трезор импортный - это, по-моему, особо и доказывать не надо.

      • Татьяна Бондковская, если не прав, значит - Ваша правда. Но всегда зудит червь сомнения, и хочется поискать блошек. Недавно, кстати, один товарищ после моих замечаний пересмотрел свою работу по ономастике и был благодарен. Я не работаю в науке, хотя по образованию филолог. Сейчас почти дилетант после 12 лет работы на телевидении, но чутье кое-какое есть, так что не встречайте мои замечания в штыки.

        • Ярослав, ни в коем случае не встречаю ваши замечания так, как вы говорите, даже очень вам благодарна .
          А также не считаю, что имею огромное право рассуждать о многих тонкостях языка, просто как рядовой преподаватель могу и умею собрать и преподнести уже имеющийся материал (источники указаны), и с Шанским, который эту самую приставку определил, хочется поспорить насчет трезубца, но кто я, а кто он...
          Спасибо еще раз!

  • тре-волнение, тре-зубец, тре-клятый (с этой приставкой существует только три слова).
    трегубый, трезвон, трезвучие, треисподняя, тренога, треугольник, треуголка, треух и даже Трезор
    - тут я чето ниче не поняла...
    А Трезор - это же ж от Treasure - нет разве? Надо уже это слово разбирать.

    Оценка статьи: 5

  • Уважаемая Татьяна Бондковская, а как быть с префиксом "тре"- в других словах (которых больше, чем три): трегубый, трезвон, трезвучие, треисподняя, тренога, треугольник, треуголка, треух и даже Трезор. Впрочем, это так, придирки уже не практикующего филолога, ради справедливости.

    • Татьяна Бондковская Татьяна Бондковская Профессионал 7 апреля 2009 в 15:13 отредактирован 7 апреля 2009 в 15:16

      Ярослав, во всех вами перечисленных словах, кроме трезвон и треисподняя, наблюдается вполне нормальное явление сложения основ, где есть два корня и соединительная гласная (первый корень тр-). С трезвоном можно и согласиться, но этот вопрос требует отдельного исследования )). А треисподняя - это неправильное произношение вместо преисподняя, здесь вообще другая история...
      Прошу прощения, пропустила кличку Трезор - с именами обстоит все намного сложнее, они могут быть и заимствованными, здесь, честно, я не компетентна.

  • Откупщиков - как раз моя настольная книга сейчас

    Оценка статьи: 5

  • А к постановке проблемы ))) - "О профессиональной и любительской лингвистике" Зализняка, в Науке и жизни, 1-2, чудесная работа.

    Оценка статьи: 5