Подкаст
Татьяна Павликова Мастер

Как появлялись «сверхмалые»? Андорра

Есть такие страны, о которых не только россияне думают: «Эх, хорошо за границами!», а и вполне заграничные жители мечтают «погражданствовать», например, в Андорре. Какой-нибудь европеец, завидев машину с гербами княжества на номерном знаке у магазина «Cash&carry», где дёшево продают товар валом, может процедить ехидно: «Ни налоги платить у них денег нет, ни в приличном магазине отовариться… И зачем тогда у вас такой дорогой автомобиль?».

Как появлялись «сверхмалые»? Андорра Фото: Depositphotos

Но мы-то, с детства слышавшие «а ещё в шляпе!», понимаем, что это они исключительно из чувства чёрной зависти. Ещё бы, всем бы хотелось в этот уголок стабильности посреди сумасшедшей Европы. Горы, лыжи, чистый воздух и сплошные магазины, дешёвые товары класса «люкс» и никаких налогов: ни с доходов, ни личных, даже платы за телефон нет! И средняя продолжительность жизни здесь самая высокая — 83 года. А куда торопиться, когда жить так приятно!

Стабильность и впрямь — феодальная. Почти, ведь 14 марта 1993 года в Андорре была принята Конституция. Поздновато приняли Конституцию для центра Европы? Так уклад жизни тут такой — неторопливый. Вот и состояние войны с Империалистической Германией, объявленное Андоррой во время Первой мировой, было официально прекращено лишь в 1957 году. Забыли эту страну включить в Версальский мирный пакт… Да и она, скорее всего, забыла.

Андорра вот там
Андорра вот там
Фото: Источник

С чего всё начиналось

А когда-то Андорра стояла на единственным сухопутном пути из Европы в Испанию. И путь этот в ходе истории Европы был довольно оживлён: то крестовые походы, то Наполеон с идеей мирового господства. А что значит — быть на военной дороге? Правильно: белые придут — грабят, красные придут — … Так что всерьёз говорили андоррцы, что благосостояние княжества напрямую зависит от состояния дорог. Чем дороги хуже, тем оно выше.

Справедливости ради надо заметить, что благодаря своему «придорожному» расположению край и обрёл статус самостоятельного микрогосударства. По преданию, Карл Великий даровал независимость этой части принадлежащего тогда Франции графства Барселонского в благодарность за то, что местные жители провели его войска через Пиренеи в нынешнюю Испанию, где он разбил мавров. Первое же письменное упоминание об Андорре относится к 843 году и говорит о том, что Карл II Лысый передал долину Андорры своему верному подданному — графу Уржеля.

Монета Карла Великого
Монета Карла Великого
Фото: Depositphotos

Долина была то под управлением графов, то под управлением богатой и влиятельной церкви, пока в X веке очередным наследником земли не были переданы окончательно во владение древнейшей католической епархии Уржеля.

Это было время активных междоусобиц, борьбы за земли и власть. Не была исключением и епархия, где аристократы-прихожане однажды даже свергли епископа и поставили нового. Церковь была силой влиятельной и «свой» епископ всегда мог пригодиться. В конце концов, сюзеренитет над Андоррой оказался в руках единственного правителя — епископа Уржельского. И тут свой взгляд на фамильные земли обратил очередной отпрыск аристократического рода бывших владельцев.

Как мог защитить себя безоружный слуга божий? Только столкнув головами сильных и вооружённых.

Уржель
Уржель
Фото: Depositphotos

Поэтому в 1095 году епископ просит защиты у правителя Кабоет, который не был даже католиком. В знак закрепления союзничества, дочь правителя этих земель выходит замуж за аристократа каталанского дома — виконта Кастельбо, а позднее — дочь этой пары выходит замуж за французского графа де Фуа. Супруги впервые получают титул графов де Фуа, виконтов де Кастельбо и Сердании и соверенов Андорры, деля фактическую власть с епископом.

Тебе — половину, и мне — половину…

Но годы идут, растут дети, меняются епископы. Забор поставить, не поругавшись с соседями, сложно. А тут — власть делить. Одна за другой возникают между правителями распри. И то ли рассудительность католического епископа, то ли здравость рассудка выросших на горном воздухе потомков де Фуа сыграли решающую роль, но был подписан в 1278 году первый письменный договор о разделении власти — пареаж.

Не всё было просто: не обошлось без содействия короля Арагонского, и через десять лет пришлось подписать ещё один пареаж, но факт — действует этот договор до сих пор. Выстоял более 700 лет.

Через несколько веков титул графа де Фуа перешёл за неимением наследников по мужской линии зятю последнего в роду графа — королю Наваррскому. Так сюзеренитет над Андоррой был унаследован Генрихом Наваррским, да-да, гугенотом и будущим мужем Маргариты Валуа, королевы Марго. Став королём Франции Генрихом IV, он и передал право управления княжеством французским королям, а затем оно перешло к президентам Франции.

Фамильное гнездо графов де Фуа
Фамильное гнездо графов де Фуа
Фото: ru.wikipedia.org

Борис на царствовании…

Есть в истории Андорры и русская страница. Кстати, о ней почти не пишут на каталонском, официальном языке Андорры. Хотя логичнее было бы не упоминать нам.

В 1934 году русский иммигрант и, говорят, ловелас Борис Скосырев использовал невнятность причины перехода святого права французских королей какому-то гражданскому президенту и объявил себя наследником имперских фамилий — Борисом I, князем Андоррским, с непременным объявлением войны епископу Уржельскому.

«Перепуганный» епископ, не имея своего войска, обратился к испанской стороне за помощью. Были высланы четыре жандарма, которые и пресекли краткосрочное правление русского царя в центре Европы, препроводив его в испанскую тюрьму. Своей у Андорры никогда не было.

Новейшая история

Ничто в мире не происходит просто так и не проходит бесследно. Амбиции Скосырева проявились на почве недовольства некоторых чиновников феодальностью государственного устройства. Было ли это следствием «смуты», но в 1930-х годах были узаконены выборы генерального совета и избирательное право… для мужчин.

Прошло ещё немного времени, в конце 60-х пришли в Андорру телеграф и телефон, открылись первый национальный банк, библиотека и архив, а в 70-х начались преобразования в системе управления.

Многое было сделано президентами Франции Жоржем Помпиду и Жискаром д’Эстеном. Огромную роль сыграло падение режима Франко и последующее присоединение Испании к Общему Рынку. В 1991 году Андорра добилась от европейского союза больших преференций в коммерции, а в 1993-м, после принятия Конституции, вошла в ООН, Европейский Совет и ЮНЕСКО.

Как появлялись «сверхмалые»? Андорра
Фото: Depositphotos

Сейчас Андорра — «парламентское со-княжество», которое управляется правительством с премьер-министром во главе и многопартийным парламентом. Внешнюю политику, тем не менее, определяют номинальные сюзерены — Испания и Франция. Но не похоже, чтобы страну беспокоила собственная беспомощность в «большой» политике. Здесь главное другое — туризм и торговля, деньги и налоговый рай. Ведь, если не говорить о высоком, торговля во все времена была весьма весомой причиной для мира.

Одних влекут в эту туристическую страну зимние горы. Самолёт из Москвы на Барселону зимой напоминает пригородную электричку в дни зимних каникул — шумное племя лыжников, очень многие с детьми. Здесь лучшие горнолыжные школы и трассы разной сложности, есть где покататься даже трёхлетним малышам.

Как появлялись «сверхмалые»? Андорра
Фото: Depositphotos

Других круглый год манят магазины с беспошлинными товарами, и это тоже — туризм. Вот и крутятся 82 с половиной тысячи жителей, обслуживая в год 11 миллионов туристов. И не жалуются, а даже наоборот: ждут нас! Горнолыжный сезон длится с октября до апреля.

Не успеваете? Заедьте летом! В Андорре круглый год проводят фестивали джаза, танца, музыкальные и театральные сезоны, гастрономические и спортивные соревнования. Скучно не будет! Ну и конечно: средневековая архитектура, уникальное ощущение остановившегося в горах времени, и — шопинг!

Статья размещена на сайте 11.02.2009

Комментарии (29):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: