Галя Константинова Грандмастер

Музыка XIX века: какой она была? На пути к Бетховену

Бетховен на полтора десятка лет моложе Моцарта. Но это уже качественно другая музыка, поэтому Бетховена принято «делить». Он, конечно, относится к «классикам», но в своих зрелых произведениях близок к романтизму. Опять здесь ярлыки, которые можно смело пропускать, просто помнить, что великий гений Бетховена воспринял прошлое и заглянул в будущее.

Sharon Alexander, Shutterstock.com

Можно считать, что Бетховен — переход от классицизма к романтизму, а можно считать, что Бетховен — это Бетховен. Но для того, чтобы понять его творчество, необходимо сначала окинуть взглядом панораму общественной и музыкальной жизни того времени.

Панорама

То, что Бетховен наследовал Гайдну и Моцарту — очевидно и не требует доказательств. То, что он знал и почитал творчество И.С.Баха — известно. Но нельзя хотя бы штрихами не обозначить и другой «слуховой опыт», который был воспринят молодым гением. Это было бы не только несправедливо, но и неправильно. Для этого нужно еще раз заглянуть в XVIII век, заодно и попрощаться с ним.

Кристоф Виллибальд Глюк (2 июля 1714 — 15 ноября 1787 гг). Крупнейший композитор своего времени, также причисляемым к «венским классикам». Глюк родился в семье лесничего, жил в Австрии, Чехии, Италии, Франции и стал оперным реформатором.

Напомню, что опера была исключительно важным и общественно значимым явлением. Так продолжалось вплоть до XX века, когда роль «самого важного из искусств» взял на себя кинематограф (затем — телевидение). Именно это позволяет мне продолжить свое «некорректное сравнение». К тому же речь в обоих случаях идет о «синтетическом» виде искусства, где огромную роль играет драматургия, игра актеров, музыка, живопись (декорации, костюмы). И везде очень много условностей. Условно-героическое, ходульно-смешное, этот же набор шаблонов можно наблюдать и в сегодняшнем кинематографе.

В XVIII веке «серьезная опера» (сериа) вошла в стадию кризиса. Это произошло потому, что певцы все больше увлекались демонстрацией своей виртуозности. Глюк произвел реформу, обратив внимание на развитие сюжета, этому развитию «помогала» музыка. Приблизительно, как если бы сейчас кто-то сказал: «Может, хватит красивых лиц актрис и гламурных деталей в интерьере? Может, хватит спецэффектов? Может, будет ближе к житейской правде, но при этом покажем ее через высокую трагедию, через глубину и правдивость действия?». Это мой «вольный перевод» оперной реформы Глюка на «кинематографический язык». Глюку даже пришлось выдержать «войну» со сторонниками старых итальянских традиций. «Простота, правда и естественность — вот три великих принципа прекрасного во всех произведениях искусства», — это слова Глюка.

Многие оперы Глюка ставятся на сценах театров и в наше время. Если кто-то думает, что он не знает музыку этого «венского классика», вполне может ошибиться. По крайней мере, часть музыки из оперы «Орфей и Эвридика» является исключительно популярной.

«Танец фурий» вошел в довольно-таки противоречивый фильм «Ночной портье» (1974 год). Это одна из самых страшных сцен (признанная, правда, лучшей) в фильме: под музыку Глюка танцует бывшая заключенная концлагеря. А прекрасная «Мелодия» часто звучит «просто так», в самом разном контексте и в самой разной обработке.

Было бы неправильным не упомянуть и городскую песню. Что представляла собой песенная культура Австрии и Германии, можно понять по дошедшей до нас песне про Милого Августина.

Милый Августин. Бетховен и песенка про милого Августина никак не связаны (хотя другие композиторы даже писали вариации на тему Августина). Но по этой песне можно судить о том, что и как пели на городских улицах. Песня «O, du lieber Augustin» родилась раньше — в конце XVII века, во время эпидемии чумы. Некий Августин (певец) сильно перебрал горячительных напитков, свалился в яму для трупов, утром проснулся да пошел домой, так и не заболев чумой. По другой версии, его вытащили утром, для венцев он стал символом надежды и спасения от бубонной чумы, пусть даже и такого анекдотичного.

Этот «милый Августин» прожил потом, правда, недолго, он умер от алкоголизма в 35 лет. На месте его предполагаемого захоронения в Вене даже поставлен памятник. Чем-то милый Августин так затронул человеческие души, что песня про него живет уже более трех столетий. Когда-то даже Кремлевские куранты исполняли эту песенку, а в 20 веке вышло несколько фильмов под этим названием. Мелодия звучит во множестве кинокартин и мультфильмов (интересно, что эта мелодия имеет много общего с одной из народных английских песен). Одним словом, милый Августин оказался долгожителем. А еще образ этого Августина почему-то очень любит поп-певец Валерий Леонтьев.

Музыка Французской революции. А эту тему вообще невозможно не затронуть, особенно в разделе «о Бетховене». Кровавая и длительная Французская революция оставила свое музыкальное наследие. Две песни сохранились, и не просто сохранились!

«Ах, са-ира?!» («Ça ira») — одна из знаменитых песен эпохи Великой Французской революции. В России она стала известна благодаря Эдит Пиаф. А основатель группы «Пинк Флойд» Роджер Уотерс несколько лет назад написал рок-оперу «Са ира». Но особенно известна другая песня — «Марсельеза».

«Руже — маленький, скромный человек он: никогда не мнил себя великим художником — стихи его никто не печатает, а оперы отвергают все театры…» (Стефан Цвейг. «Звездные часы человечества»). Но этот маленький и скромный военный инженер написал «Марсельезу», которая ныне является национальным гимном Франции. В знаменитом фильме «Касабланка» есть сцена «соревнования» песен — в ответ на немецкую песню звучит «Марсельеза». Это одна из самых знаменитых сцен картины. На этом список цитирования «Марсельезы», конечно, не исчерпывается. Достаточно назвать знаменитую увертюру Чайковского «1812 год», в которой звучит «Марсельеза» наряду с «Боже, царя храни» (а еще там пушки стреляют, настоящие — тоже как музыкальная тема).

Бетховен восхищался идеалами Великой Французской революции. Он даже посвятил свою Третью симфонию Наполеону Бонапарту. Потом, правда, посвящение вычеркнул, разочаровавшись в «земном воплощении идеалов». В этой симфонии хорошо известна не только 1 часть, как обычно бывает. Трагический Похоронный марш (2 часть) часть исполняется по соответствующим трагическим поводам (под эту музыку прошли, например, похороны Франклина Делано Рузвельта). Героическая, мощная и трагическая музыка Бетховена часто «служит» соответствующим «фоном»: под Бетховена проходила панихида по жертвам страшного теракта на мюнхенской Олимпиаде (1972 год) и так далее…

Буря и натиск. Об этом явлении в конце 18 века также невозможно не сказать. Буря и натиск (Sturm und Drang) — период, когда ломались стандарты классицизма в пользу большей эмоциональности и открытости. Это явление захватило все сферы литературы и искусства, у него даже есть интересное название: Контр-Просвещение. Слишком большая тема, но для нее здесь не остается места. Достаточно сказать, что крупнейшими представителями Бури и натиска были Гёте и Шиллер, а сам этот период предвосхитил появление романтизма.

Заряд энергии и накал чувств музыки Бетховена неразрывно связаны с перечисленными явлениями в общественной жизни Западной Европы того времени. Но они также связаны и с гением самого Бетховена, и с обстоятельствами его личной жизни. Об этом можно будет прочитать в следующий раз.

(Послушать музыку и посмотреть сцены из фильмов можно в комментариях.)

Обновлено 31.10.2011
Статья размещена на сайте 18.10.2011

Комментарии (17):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: