Ольга Калашник Профессионал

Существует ли крейсер «Аврора»?

Странный вопрос, не правда ли? Практически каждый, кто побывал в Санкт-Петербурге, побывал и на Авроре. Стало быть, существует?

Но многие историки сомневаются в этом. В физическом смысле корабль — это, прежде всего, корпус. Рангоут, обшивка, переборки. Так вот, этот корпус уже больше двадцати лет как затоплен. А крейсер, который стоит у пирса на вечной стоянке — так называемый «новодел». Но ведь надстройки, трубы и пушки «Аврорины»!
Существует, не существует… А если не с физической, а с символической точки зрения посмотреть на этот вопрос?

…Самая устойчивая традиция среди пишущей братии, если кто-то берётся за тему крейсера «Авроры», — процитировать для начала пионерскую песню — «Дремлет притихший северный город…». Для нас, для наших отцов и дедов крейсер, бахнувший из своего орудия по «ненавистному царскому режиму», был одним из самых великих символов.

Так неужели в этом и заключалась основная миссия броненосного крейсера 1-го ранга?

Перенесёмся в далёкий 1900-й год.

Со стапелей завода «Новое Адмиралтейство» почти одновременно сошли три новеньких крейсера, построенные под руководством инженера Константина Токаревского: «Диана», «Паллада» и «Аврора».

За строгими и изящными линиями новенькой «Авроры» трудно было угадать водоизмещение в семь тысяч тонн. Её экипаж составлял почти шестьсот человек.
Корпус был обшит медью, — против обрастания ракушками.

Впрочем, проект изначально был далеко не самый лучший — машины оказались маломощными, броня тонкой, а артиллерия была слабее, чем у иностранных аналогов. В то время на флоте можно было услышать такую шутку: «Низкая скорость и немного пушек — вот что отличает „Аврору“ от обычного парохода».

«Что тебе снится, крейсер Аврора…» — вновь возникает в мозгу, ещё не до конца избавившемся от советских штампов… Что ему снится, нам неведомо. Но вот что ему пришлось пережить, — об этом написаны целые книги, романы и повести. Но всё равно, по-прежнему мало кто знает, что «Аврора» — это не только символ революции, но и символ мужества российских моряков, принявших неравный бой с японцами. Конечно, «Аврора» — не «Варяг», но всё же…

Первые пробоины «Аврора» получила за восемь месяцев до Цусимского сражения, во время похода от Либавы к Порт-Артуру… от своих же броненосцев! Ночью крейсер отстал от эскадры и его спутали с японским кораблём. Снаряд, выпущенный с «Суворова», пробил правый борт «Авроры»…

Итак, «Аврора» был в числе тех судов, которые приняли участие в Цусимском сражении, разыгравшемся в мае 1905 года. Тридцать восемь против ста двадцати!

В наших эскадрах были разнотипные корабли. Многие из них совершенно не годились для боёв и дальних походов. Задача крейсера «Аврора» состояла в том, чтобы защищать транспорты 2-й эскадры. То есть, контратаковать вражеские корабли, стреляющие по транспортам и оттягивать их огонь на себя.

Когда закрутилась Цусима, «Аврора», вместе с крейсером «Олег», связала боем девять японских кораблей. Бой был очень тяжелый, и корабль уцелел чудом.

Оторвавшись от японцев, 21 мая 1905 года остатки второй тихоокеанской эскадры, крейсера «Аврора», «Олег» и «Жемчуг» вошли в филиппинский порт Манилу, под прикрытие военной базы флота США. Хотя какое там прикрытие! Американцы разоружили корабли, и ни один российский матрос без разрешения хозяев базы не мог уволиться на берег. Так печально закончился поход «Авроры» через три океана.

В 1906-м году крейсер был возвращен в Кронштадт и превратился в учебный корабль. В 1909—1910 годах «Аврора» вместе с «Дианой» и «Богатырём» входила в состав отряда заграничного плавания, специально предназначенного для прохождения практики гардемаринами Морского корпуса и Морского Инженерного училища, а также учениками Учебной команды строевых унтер-офицеров.

В 1911 г. экипаж «Авроры» принял участие в тушении огня и спасении людей.

Перед Первой мировой войной крейсер «Аврора» как-то незаметно стал превращаться в прибежище для политических кружков социал-демократов, эсеров и анархистов. Боеспособности экипажу это, конечно, не прибавило. Впрочем, в четырнадцатом году крейсер вновь получил настоящее боевое задание — нести дозорную службу на Балтике. В 1916 году «Аврору» перевооружили, заменив 75-миллиметровые пушки на более мощные 152-миллиметровые орудия.

Наступил 1917 год, 25 октября. Петроград. Революция…

В принципе, в роли «главного корабля Революции» могло оказаться любое военное судно, в тот момент стоящее на Неве. «Аврора» была самым крупным кораблём, способным пройти невский фарватер. Революционные лидеры поставили перед экипажем задачу удерживать Николаевский мост от возможного захвата отрядами Временного правительства.

Впрочем, как рассказывают работники музея, выстрел «Авроры» прозвучал задолго до штурма Зимнего дворца. Накануне восстания на крейсере побывал секретарь военного революционного комитета Антонов-Овсеенко. Согласно инструкции перед штурмом Зимнего с Петропавловской крепости должны были подать сигнал. На «Авроре» ждать сигнала устали и решили привлечь внимание, — мол, ну когда уже? — вот и дали холостой выстрел.

После октябрьской революции «Аврора» стал единственным кораблём царского флота, которому оставили родное имя. В двадцать третьем году крейсер вновь стал учебным.

В 1941 г. «Аврора» должна была стать памятником, но этому помешала война. В октябре 1941 года крейсер в результате бомбёжки получил тяжелые повреждения. Только в июле 1944 года истерзанную «Аврору» отправили на ремонт. В течение четырёх последующих лет докеры восстанавливали крейсер, уже догадываясь, что делают памятник. Впрочем, ещё девять лет, до 57-года крейсер служил учебной базой Ленинградского Нахимовского училища и только затем стал филиалом Центрального военно-морского музея.

Прошло ещё сорок лет, и в августе 1984 года «Аврору» вновь отправили на капитальный ремонт. Горожане и туристы увидели крейсер спустя три года. Правда, увидели только половину настоящей «Авроры» — надстройки и пушки. Как известно, старый корпус, залитый бетоном, затоплен на «корабельном кладбище».

Да, и люди, и созданные ими механизмы переживают несколько периодов жизни, и каждому соответствуют свои задачи. Когда крейсер был «юношей», его задача была стрелять по японским кораблям. Печально знаменитая Цусима… В зрелом возрасте он был учебным кораблём, но это не помешало «бахнуть по Зимнему». Будучи «пожилым», крейсер «Аврора» оборонял Ленинград. И вот теперь, реанимированный корабль, глубокий старик, является музеем. Более пятисот фотографий и документов, начиная с момента создания крейсера. Сегодня на «Авроре», кроме научных сотрудников, служит военно-морская команда — шесть офицеров, двенадцать мичманов и сорок два матроса. А также священник — на крейсере есть и настоящая корабельная церковь. Над экипажем гордо реет Андреевский флаг.

«Аврора» — прежде всего, символ. Причём, мы видим не только памятник Октябрьской революции, мы видим корабль-герой Цусимского сражения, мы видим корабль Ленинградской блокады. Всё-таки, крейсер существует. «Аврора» жива!

Обновлено 19.09.2017
Статья размещена на сайте 30.05.2007

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: