Галя Константинова Грандмастер

Современная литература. «Чернуха» Юрия Мамлеева: о чем она?

25 октября — год, как не стало Юрия Мамлеева. Его давно уже называют классиком русской литературы и создателем нового направления. Но ведь никогда об этом не задумываешься, кажется, что всегда успеешь поговорить, спросить.

Юрий Мамлеев Фото: Источник

Юрий Мамлеев родился в Москве в декабре 1931 года в, казалось бы, благополучной московской семье. Правда, отец — известный психиатр — был репрессирован. Юрий Витальевич закончил Лесотехнический институт и преподавал математику.

Мать с сыном жили в Южинском переулке. Вскоре это место станет станет знаменитым и легендарным — там встречались представители тогдашнего московского андеграунда. Каждая фамилия ныне известна: например, Венедикт Ерофеев («Москва-Петушки»), поэты Леонид Губанов, Генрих Сапгир, и многие другие знаменитые деятели самых разных направлений.

«Послушайте, самый лучший подход: творить так, как будто никакой бюрократии не существует..» (Мамлеев Ю. В. «Московский гамбит»).

С 1974 года Юрий Мамлеев в эмиграции. Сначала — в США, где он преподает в престижном Корнелльском университете, потом в Париже, где он также работает и преподает русский язык и литературу в Институте Восточных цивилизаций. Казалось бы, все хорошо, все обустроено:

«Жизнь идет спокойная, размеренная, как мысли восточных деспотов» (Мамлеев Юрий «Голос из ничто»).

Однако же «хорошо и обустроено» — для некоторых слишком мало. На волне «демократизации» из эмиграции вернулось несколько знаковых фигур русской культуры. Среди них — Юрий Мамлеев, самый первый.

Но и он, как другие, не увидел ожидаемого. Юрий Витальевич, тем не менее, возвращает российское гражданство, преподает индийскую философию в Московском Государственном университете. К этому времени он уже член русского, французского и американского Пен-клуба, Союза Писателей, признанный и переведенный автор, лауреат Пушкинской премии, премии «Словесность», международной премии Андрея Белого.

«Ад создан людьми, так чего же нам бояться собственного творения?» (Юрий Мамлеев «После конца»)

Герои его — ужасны, отвратительны, мерзки до невозможности. Настолько гротескно ужасны, мерзки и отвратительны, что я вроде бы сначала отложила чтение большинства его романов на самый возможный отдаленный срок. Так бывает. Невозможно заглядывать в ад душ человеческих, особенно если все это уже виденное и знакомое. Очень злая, страшная, даже зловещая проза, при этом иногда почему-то местами смешная.

«Патология — это вид современного романтизма». (Юрий Мамлеев)

Маргиналы из маргиналов, психопаты, маньяки и упыри, монстры, порождающие шок и насилие, копошащиеся в грязи, в самой изнанке жизни. Чего стоит только герой — куротруп. При этом все герои, живущие в постоянной безысходности, — многослойны, в них множество бездн, потому что ищут они не только «чернухи», ужаса и смерти, но и очищения, катарсиса. Человек одновременно и зверь, и ангел.

Тем не менее читать мамлеевскую прозу очень трудно, как в целом тяжело читать любую современную прозу. Однако же все его рассказы и последние книги я прочитала, хотя ничто не является симпатичным мне жанром. Да и стиль подчас — нарочито корявый, угловатый, «заведомо» неотредактированный. На «Дневнике собаки-философа» я уже смеялась и смирилась. Почитайте, кто хочет — это коротко и весело.

Удивительно, но сам Юрий Мамлеев обликом и манерами своими был чисто русским интеллигентом, как бы это слово ни трактовалось, ни полоскалось, ни оговаривалось. Всегда очень внимательно слушал. Трепетно относился к жене-ровеснице и спутнице по скитаниям. Был очень энергичным. Был совсем не безразличным к происходящему.

Современная литература. «Чернуха» Юрия Мамлеева: о чем она?
Галя Константинова, личный архив

«Потому что остается — Россия… Все ведь она включает: и человечество, и Восток, и священные чары, и даже идиотизм западный, и раздолье метафизическое, и монастыри, и трепет трав, и гнозис, -- но самое высшее в ней ускользает от человеческого взгляда и от ума. Значит, ведет это русское высшее в нечто такое..» (Юрий Мамлеев «Записки повара»).

Тема России — главная в творчестве Мамлеева, где бы он не жил — начиная с «Шатунов» и заканчивая «Россией Вечной».

«Захочет человек — и высшие силы будут не против. Им самим, извините, на современный мир тошно смотреть, небось удивляются: ну ползунки, все кнопки свои нажимают, нет чтобы умереть и воскреснуть. Да дело вовсе и не в смерти или в бессмертии. Погулять надо, на Вселенную, в ее тайнах, глядючи. Грязное рацио выбросить. А ведь назревает, назревает что-то… А если о России, то Российская империя, СССР, Российская Федерация — это все оболочка, панцирь, а на самом деле была и есть одна Рассея-матушка, ничем в глубине своей тайной не тронутая. Одна Рассея, а по ней гуляет лихой человек — лихой в духе, в интеллекте. То непостижимое ищет, то песни поет, то около черной дыры пляшет или с погибелью в жмурки играет». (Ю. Мамлеев)

Для Мамлеева Россия — не только «загадочная душа», но мировоззрение и вечный поиск.

«Мне, Николай, думать и не надо. У меня взамен дум тоска есть». (Юрий Мамлеев «Блуждающее время»)

Вера в человека, в «верхние этажи» его души сопровождала Мамлеева на протяжении всех его страшных книг, всех его жутких героев. Так русская литература никогда и не была для развлечения и удовольствия, она всегда была для чего-то другого.

«Россия сама должна создать собственное человечество». (Юрий Мамлеев «Россия вечная»)

Его называли смесью Достоевского, Гоголя, Сологуба, Бердяева и Кафки. Его называли сюрреалистом и одновременно завершителем Серебряного века, авангардистом и традиционалистом одновременно. Писателем хоррора. Его называли лидером альтернативной культуры. Книги его называли «литературой конца света». Возникло и новое слово-термин — «мамлеевщина».

Сам же Юрий Мамлеев называл свое новое течение «метафизическим реализмом».

«Но реально только то, что неизменно и вечно, а не то, что меняется и разрушается». (Ю. Мамлеев)

Юрий Мамлеев оказал огромное влияние на Виктора Пелевина, Владимира Сорокина, Егора Летова, Сергея Курехина. Он всегда с удовольствием встречался с молодыми и не очень литераторами.

Современная литература. «Чернуха» Юрия Мамлеева: о чем она?
Галя Константинова, личный архив

Возможно, мы и живем в некоей мамлеевской действительности. По крайней мере, читая подчас новости или соцсети, сознаешь ненормальность, параллельность, полную иррациональность, видишь, что происходит нечто запредельно дурное и подлое. И тогда начинаешь вспоминать, что часто путь к Небу — через Ад. Под таким названием, собственно, и вышла первая книга Юрия Мамлеева.

Современная литература. «Чернуха» Юрия Мамлеева: о чем она?
Галя Константинова, личный архив

И вот он уходит уже совсем. И понимаешь, что ничего не спросишь уже никогда…

Рукописи прекрасно горят. Но мысль — никогда.


Что еще почитать по теме?

Литература — учебник жизни?
Что доказал Егор Летов? Ко дню памяти творца
Виктор Пелевин — самый влиятельный интеллектуал России?

Обновлено 23.10.2016
Статья размещена на сайте 10.10.2016

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • как это "красиво" - "часто путь к Небу — через Ад".
    Что то в духе Эллы Александровны Памфиловой?
    Она как раз, по мамлеевски ищет чего то высокого..., для человека самого нужного..., может быть даже "заветного" пути к Небу?
    и для этого готова, с приписанными ей чертями, идти путем заданным Мамлеевым?
    P. S.
    хотя признаюсь, этого продолжателя Кафки не читал...
    Но герои его - они (правильно говорит Г. Константинова) видимо живы.
    неужели они живы, покуда мы живы?
    Да не спросить нам того, кому можно только положить цветы...

    • Галя Константинова Галя Константинова Грандмастер 6 декабря 2016 в 22:50 отредактирован 6 декабря 2016 в 23:12

      А при чем здесь Элла Александровна?

      этого продолжателя Кафки не читал

      Я тоже еще пока не могу. Просто не мой жанр. А герои его, я полагаю, выросли в том числе и из тех, кто толкался в его московской квартире еще до эмиграции. От вчера почившего исламского фундаменталиста (и при этом социалиста) Гейдара Джемаля до лондонского диссидента Буковского. Не говоря уже о прочих.

      А вот спросить о многом хотелось, но стеснялась, не успела.

      • николай неклюдов Читатель 6 декабря 2016 в 23:25 отредактирован 6 декабря 2016 в 23:28

        Галя Константинова,
        может и досада (как думаю) неужели они (его герои и тот Джемаль) будут всегда живы, покуда мы живы?
        какой то ужас. Насчет Эллы Александровны? Вы думайте, что она опаснее Джемаля?
        наверно прав был У. Черчиль?
        нечего выдумывать, что то "лучшее" тому "худшему" способу управления в государстве...
        (конечно следовало сказать подражатель Кафки?)

        • николай неклюдов,
          я ведь сказала все, что хотела. Или могла.
          И ни о каком подражательстве и речи нет. Да и куда там Кафке до нашей жизни, и близко бы не выдержал.

          И никакие литературные герои на пустом месте не вырастают.

      • Для администрации.

        Уведомления о комментарии, на который отвечала, не пришло ни на старую, ни на новую почту. Увидела случайно в ленте.

        При ответе или редактировании из статьи все время вылезает два окна, нижнее - очевидно фальшь-окно, но сегодня не получилось ни из какого, только из ленты.

  • БыстрА река времени. Год уж как нет...

    Оценка статьи: 4

  • Надо почитать!

    Оценка статьи: 5