Марк Блау Грандмастер

Чем отличаются картины Василия Сурикова? «Переход Суворова через Альпы»

Василий Иванович Суриков (1848 —1916) — известный русский художник. В справедливости этого положения вряд ли кто усомнится. Со школьной скамьи всем известны его картины, связанные с ключевыми моментами русской истории: «Утро стрелецкой казни», «Боярыня Морозова», «Переход Суворова через Альпы».

В. И. Суриков, «Переход Суворова через Альпы», фрагмент, 1899 г. Фото: ru.wikipedia.org

Может быть, эти картины потому и известны нам со школьной скамьи, что Суриков — очень удобный для преподавания в школе художник. Любая из его картин — многофигурная композиция, рассказывающая определенную эпическую историю. Разглядывая это многоцветное многофигурье, волей-неволей запомнишь, что Сибирь завоевал Ермак, а Суворов зачем-то переходил через Альпы.

Кроме того, любой внимательный зритель картин Сурикова начинает придумывать свою версию событий, изображенных художником. То есть мозги шевелятся, а вслед за ними шевелятся и языки. Что, согласитесь, с точки зрения учителя очень ценно. Ученики учатся придумывать, учатся рассказывать, выражать свои чувства.

Многофигурность и громадность картин Сурикова отмечали все. Критики недоброжелательные, проповедовавшие академизм, пеняли художнику на «кашу» из лиц, а за многоцветье прозвали его картины «парчовыми коврами». Критики доброжелательные, наоборот, ценили колористические умения художника и хвалили его композиционные таланты. Правда, друзья, случалось, посмеивались, что Суриков намеренно делает огромные картины, чтобы дороже их продавать.

В самом деле, все известные картины этого художника — большого размера. На репродукциях обычно эта особенность живописи Сурикова не видна. Почти никто, рассматривая репродукции, не обращает внимания на две цифры, указывающие размеры картины. Но сталкиваясь с произведениями В. И. Сурикова «вживую», невозможно не заметить того, что его картины попросту огромны. Особенно это становится видным в относительно небольших залах Третьяковской галереи.

Большой размер картин был проблемой и для самого живописца. По многофигурной картине взгляд зрителя не должен бесцельно блуждать. Его следует, во-первых, остановить на самом важном месте картины. А во-вторых, придать ему правильное направление, заставить правильно «прочесть» картину.

В. И. Суриков, «Переход Суворова через Альпы», 1899 г.
В. И. Суриков, «Переход Суворова через Альпы», 1899 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Поэтому с помощью определенных приемов художник выделял на своих картинах нескольких героев, которые словно бы начинали вести диалог. Картина становилась многоплановой, интересной. Новых приемов Суриков не придумывал, зато известные применял мастерски.

Пожалуй, явственнее всего это суриковское мастерство видно в картине «Переход Суворова через Альпы».

Формат этой картины — 495×373 см. Пожалуй, что не во всяком дворце есть возможность выставить столь грандиозное полотно. Но в залах Русского музея она поместилась и смотрится там очень хорошо.

Надо сказать, что Русский музей с самого своего основания в 1895 году был на особом положении, на положении личного музея царской семьи. Его финансирование проходило особой строкой в бюджете царского дома, а в формировании фонда принимал личное участие император Николай II. В частности, он приобрел и картину Сурикова, написанную к столетию Швейцарского похода А. В. Суворова.

На картине изображен один из самых драматических эпизодов упомянутого похода.

25 сентября (6 октября) 1799 года русские войска преодолели перевал на горе Паникс, который находился на высоте 2 400 метров. Войскам приходилось подниматься по узкой извилистой тропинке. По этой тропинке можно было двигаться только в одиночку. В пропасть выбросили все орудия, число погибших солдат исчислялось сотнями. На высоте уже была зима: густой туман, снегопад, сильный ветер, снега по колено… В эту непогоду армия заночевала на перевале. Спуск же с него оказался еще сложнее, чем подъем.

В. И. Суриков, «Переход Суворова через Альпы», фрагмент, 1899 г.
В. И. Суриков, «Переход Суворова через Альпы», фрагмент, 1899 г.
Фото: ru.wikipedia.org

На большую картину следует смотреть с большого расстояния. Что бросается зрителю в глаза при первом взгляде на картину? То, что размещено в ее центре. А что находится в центре этой картины? Лицо солдата, уже скользящего в пропасть. Расширенные от ужаса глаза человека, который больше не управляет своим движением, а катится куда-то в тартарары.

Этот солдат тщательно прорисован. Очевидно, что сам художник стремился обратить внимание зрителя именно на эту часть картины. Словно дает подсказку: начинать следует отсюда! Рядом другие солдаты, и их портреты — изображение одного процесса. Это как соседние кадры на киноленте или в комиксе.

Старый солдат без треуголки правее и выше крестится. Он еще чувствует землю под ногами, он еще на что-то надеется. Всего секунда отделяет его от того солдата, что изображен в центре картины. Но этот уже начал падение и понял, что надежды на выживание у него почти нет. А еще через секунду он окажется на месте третьего солдата, того, что изображен у нижнего обреза картины. Того, кто уже понял: ничего не изменишь. Где окажешься через несколько мгновений — одному Богу ведомо. Главное — не потерять ружье.

Дополнительные кадры — еще несколько солдатских портретов, прорисованных хуже или расположенных дальше, но идущих по тому же пути.

Но на этой большой картине имеется еще один герой. Его имя упомянуто в названии — Суворов. Он находится в левой верхней четверти картины. Славный полководец — на светлом коне. Поэтому он поднят над толпой солдат и не теряется в этой толпе. Его портрет тоже прорисован очень четко.

В. И. Суриков, «Переход Суворова через Альпы», фрагмент, 1899 г.
В. И. Суриков, «Переход Суворова через Альпы», фрагмент, 1899 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Суворов удерживает коня на выступе скалы и указывает своей треуголкой вниз. Вероятно, с шуткой-прибауткой он посылает своих чудо-богатырей в бездну. Те из солдат, кто пока находится рядом с ним, еще не глянули вниз и улыбаются словам командующего. А вот тем, что уже начали скользить вниз по склону, уже не до улыбок. Только перекреститься и положиться на милость Божью… В принципе, перед нами поход из жизни в смерть.

Все это мы можем рассмотреть и передумать благодаря тому, что художник верно направил наш взгляд — от центра картины вверх, а потом вниз. Вертикальное положение холста тоже этому способствует.

Ну, а теперь посмотрим, как В. И. Суриков использовал свои любимые приемы в другой известной своей картине — «Боярыня Морозова».


Что еще почитать по теме?

Кто из художников всю жизнь спасал чужие картины? Алексей Рыбников
От кого Василий Суриков узнал правду о кровавых казнях, устроенных Петром I в Москве?
Как родовое гнездо помещиков Верещагиных превратилось в дом-музей знаменитого русского художника?

Обновлено 2.12.2016
Статья размещена на сайте 20.11.2016

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Пока что одно только замечание. Мы как-то привыкли ставить художников по ранжиру: великий, знаменитый, выдающийся и так далее... Слово"известный" никак не подходит к этому великому русскому художнику. ПОчитаем вторую часть - поглядим, что автор "сделает" с одной из его лучших картин "Боярыня...".

    Оценка статьи: 5

  • Хороший рассказ, не хватает исторической справки.

    Оценка статьи: 5

    • Ну вот, есть к кому "прицепиться" (Олег, извините).
      Просто повторю, что что бы там не было - все возможные смыслы - картина все равно производит ощущение мощи.

      Оценка статьи: 5