Евгений Жарков Грандмастер

Кто прославил итальянское кино? Федерико Феллини

Известно, что великий Феллини начинал свою карьеру в качестве карикатуриста, сценариста и поставщика шуток для актера Альдо Фабрици, исполнившего заглавную роль в нашумевшем неореалистическом фильме Росселлини «Рим, открытый город» (1945). И лишь в 1950-м Феллини начал снимать свое, авторское кино.

Федерико Феллини Фото: Источник

Его знаменитая «Сладкая жизнь» (1959), скрыто критикующая гламурный кич и потребительское отношение, представляет собой социальный манифест и социологический портрет экономически процветающей Италии 60-х. При всей своей целостности, картина разбита на несколько эпизодов из жизни «утомленного солнцем» столичного журналиста Марчелло. Это путешествие по ночному Риму, где банальное соседствует с изысканным, а роскошь сменяется нищетой.

Один из эпизодов «Сладкой жизни» (стриптиз) вызвал небольшой скандал в ханжески настроенных массах, тем самым подхлестнув кассовые сборы. Правда, в этом плане Феллини был куда скромнее, нежели его коллеги. Тот же Роже Вадим снимал во Франции откровенные эротические ленты с участием своей супруги, знаменитой Брижит Бардо («И Бог создал женщину», 1956), а Алессандро Блазетти в 1959-м шокировал публику документальной прогулкой в мир европейских стриптиз-баров («Ночь над Европой»).

Безусловно, «Сладкая жизнь» запомнилась не только фривольностью и смелой сатирой на общество, но и внешним лоском, невероятно красивыми кадрами. Как, например, знаменитая сцена купания Марчелло Мастроянни и шведской секс-дивы Аниты Экберг в фонтане Треви. Благодаря фильму английский язык обзавелся еще одним неологизмом — «папарацци», в честь фотографа Папараццо, сыгранного Вальтером Сантессо.


Вслед за этим Феллини снял один из самых автобиографичных фильмов в своей карьере — драму «Восемь с половиной» (1963). До этого момента режиссер создал шесть полноценных художественных картин, а также внес значительный вклад в такие проекты итальянского кино, как «Огни варьете» (1950), «Любовь в городе» (1953) и «Боккаччо 70» (1962), поэтому новая картина расценивалась им по счету «восьмой с половиной».

…Главным героем ленты является режиссер (Мастроянни), находящийся на творческом распутье. Его личностный кризис возник не на пустом месте, а из-за сложных взаимоотношений с тремя женщинами: женой, любовницей и эфемерной ангельской субстанцией (Клаудиа Кардинале). Сюжет стремительно перемещается из прошлого в настоящее и обратно, переплетая воедино вымысел, сны и реальность.

В своем фильме Феллини прошелся по многим аспектам и явлениям, включая Римскую католическую церковь и ее авторитарное влияние на неокрепшие подростковые умы; суетной и подчас абсурдный мир кинематографа; парадокс существования в параллельных, реальных и иллюзорных, мирах. Картина представляет собой замкнутый круг, ибо заканчивается там же, где начинается.

Аналогичный скрытый социальный подтекст имеет и следующая работа Феллини — «Джульетта и духи» (1965), в которой режиссер усилил проблематику среднего класса из произведений своих коллег Росселлини («Европа 51») и Антониони («Приключение»), но видоизменил жанр, предпочтя смесь драмы, мистики и фэнтези.

…Джульетта (ее сыграла супруга маэстро, Джульетта Мазина) — аристократичная особа средних лет, переживающая внебрачную связь своего мужа. Жизнь не балует ее, неустанно подставляя ножку: она мечется в поисках успокоения между сеансами спиритизма, фальшивыми пророками, прогулками с ее красивым, но сексуально озабоченным соседом и собственными странными фантазиями. Призраки прошлого преследуют Джульетту. Ее властная мать, мятежный дед, а также различные религиозные образы. Но, несмотря на то, что в итоге женщина сумеет побороть внутренний диссонанс, финал ленты отдает фатализмом и неверием в ее грядущее счастье.

Двумя годами позже Феллини вновь поучаствовал в мультирежиссерском проекте. В картине «Три шага в бреду» (1968) он составил компанию французам Роже Вадиму и Луи Малю, поставив короткую новеллу «Тоби Дэммит» по рассказу американского классика Эдгара Аллана По. Феллини снял свою часть фильма в пародийном ключе, элегантно высмеяв тогдашнюю массовую истерию по попкорновому кинематографу — фильмам ужасов, спагетти-вестернам и пеплумам. Последний раз он позволял себе столь едкую сатиру в «Сладкой жизни», где поиздевался над тягой итальянской киноиндустрии к различным символам, будь то секс в лице пышногрудой Аниты Экберг или мощь — американская гора мышц Стив Ривз из многочисленных «Геркулесов».

…Главная роль в новелле Феллини досталась англичанину Теренсу Стэмпу. Его герой — пьянствующий английский актер, страдающий от навязчивых кошмаров, в коих Дьявол в образе маленькой белокурой девочки преследует огромный белый шар. Тоби назначен на роль Иисуса Христа в первом католическом вестерне, где его персонаж в образе Спасителя возвращается на Дикий Запад, а сценарий фильма чем-то напоминает «Братьев Карамазовых» Достоевского.

В конце 60-х Феллини продолжил пародировать популярные жанры, но на этот раз взял за основу древнеримский роман «Сатирикон» Петрония Арбитра, тем самым замахнувшись на полюбившиеся итальянцам пеплумы. Одноименная лента вышла на экраны страны в 1969 году и превратила классическую историю об упадке римского общества в абсурдную экспрессионистскую и весьма откровенную комедию.

На стыке десятилетий режиссер неожиданно вспомнил о существовании телевидения, где выпустил не форматный для большого кино проект «Клоуны» (1970) — документальную буффонаду о цирке с собственным появлением в кадре. А спустя два года оформил свое признание в любви итальянской столице. «Рим» (1972) — это длинная вереница не связанных меж собой сценок, городская летопись, отражающая личное отношение режиссера к великому городу, куда он впервые приехал еще во времена фашистского режима.

Собственно, картина и представляет собой некоторую бессвязную хронологию событий, сталкивающую лбами «тогда» и «сейчас», впечатления юноши и пожилого человека. Для Феллини Рим всегда был второй родиной, хранилищем древних тайн и «лакмусовой бумажкой» деградирующей нации, обителью порока, жизни, смерти и обновления. После загадочного камео Анны Маньяни фильм заканчивается апокалиптическими кадрами, когда банда мотоциклистов окружает полуразрушенный Колизей, будто бы собираясь вновь разграбить Рим.

Обновлено 18.07.2018
Статья размещена на сайте 8.07.2018

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: