Сергей Курий Грандмастер

Какими песнями запомнились фильмы про «Неуловимых мстителей»?

Я уже собирался завершить свой цикл, посвящённый советским детским песням, на м-ф «Остров сокровищ», как мне напомнили о ещё трёх кинокартинах с замечательными саундтреками.

Кадр из фильма «Неуловимые мстители» Фото: kinopoisk.ru

Забывчивость моя не случайна. Во-первых, эти фильмы — «Неуловимые мстители», «Республика ШКИД», «Кортик» — рассчитаны всё-таки на детей постарше — в первую очередь, подростков. Во-вторых, песни в них вовсе не детские. Что неудивительно, учитывая исторический фон Гражданской войны и построения советской власти.

Кадр из к-ф «Неуловимые мстители», 1966 г.

Взять хотя бы тех же «Неуловимых», которые были сняты по мотивам повести Павла Бляхина «Красные дьяволята» (1922). Помните первый хит группы ЛЮБЭ?

Мёртвые с косами вдоль дорог стоят,
Дело рук «красных дьяволят»!

Повесть была написана в приключенческом ключе и рассказывала о трёх подростках, лихо сражающихся с врагами большевиков. Причём если в книге главным врагом выведен батька Махно, то в фильме 1966 года — атаман Бурнаш.

Жанр «красного вестерна» с перестрелками и погонями оказался очень востребован в Советском Союзе, и «Неуловимые мстители» снискали потрясающую популярность как у детей, так и у взрослых.

Но не все приняли его благосклонно. Например, когда итальянского коммуниста и автора «Чиполлино» Джанни Родари пригласили в жюри Московского конкурса детских и юношеских фильмов, тот отказался голосовать за «Неуловимых», заявив (не без оснований), что нельзя показывать, как «дети убивают людей»

Скан постера фильма «Неуловимые мстители», Худ. А. Лемещенко.

Надо сказать, что это была не первая экранизация «Красных дьяволят». В 1923 году уже выходил фильм Ивана Перестиани. Правда, он был немой, поэтому о саундтреке речи не шло. Другое дело — фильм 1966 года и его продолжения, пополнившие «золотой фонд» советских кинопесен, как минимум, четырьмя музыкальными хитами.

Режиссёр у всей франшизы про «Неуловимых» был один — Эдмонд Кеосаян. А вот над песнями поработали разные люди. К первому фильму Кеосаян привлёк двух маститых авторов — поэта Роберта Рождественского и композитора Бориса Мокроусова, написавшего такие всенародные хиты, как «Хвастать, милая, не стану…», «Одинокая гармонь», «Когда весна придёт, не знаю…», «Вологда»…

В первую очередь, режиссёру нужна была заглавная песня, для которой он придумал впечатляющие кадры четырёх всадников на фоне алеющего восходящего солнца. На удивление, Мокроусов сочинил её очень быстро — буквально за один вечер и практически на глазах Кеосаяна. Возвращаясь от композитора, режиссёр уже напевал известные строчки:

Если снова над миром грянет гром,
Небо вспыхнет огнем,
Вы нам только шепните,
Мы на помощь придем…

Суровую и пафосную заглавную песню оттеняли другие — более весёлые — композиции: «Одесские куплеты Бубы Касторского» и разудалая «Песня Яшки-цыгана».

Дело в том, что команда Неуловимых сознательно задумывалась как разношёрстная, призванная подчеркнуть равенство полов и советский интернационализм — задолго до пресловутой западной «толерантности» и «феминизма». В ней обязательно присутствовала девочка и парень нерусской национальности. Правда, национальность эта от версии к версии менялась. В книге героем был китаец, в немом фильме — негритёнок, а в экранизации 1966 года — цыган.

Знал я и бога, и черта,
Был я и чёртом, и богом,
Спрячь за высоким забором девчонку,
Выкраду вместе с забором…

Кстати, если заглавную песню за кадром исполнил профессиональный певец Владимир Трошин, то эту спел сам исполнитель роли Яшки — Василий Васильев.

Остроумную переделку «Песни Яшки» современный зритель мог услышать из уст… Голлума в т.н. «смешном переводе» кинотрилогии «Властелин Колец», выполненном Дмитрием Пучковым.

Спрячь под трусами колечко с цепями,
Выкраду вместе с трусами…

После всесоюзного успеха «Неуловимых мстителей» Кеосаян тут же взялся за продолжение. Тексты песен сочинял всё тот же Рождественский, а вот Мокроусов поучаствовать в работе не смог — он тяжело заболел и в марте 1968 года умер. Его заменил не менее известный композитор — Ян Френкель.

Френкель сразу настоял на том, чтобы «Песня неуловимых мстителей» осталась прежней — мол, «лучше я не напишу». И окажется прав. Когда для третьего фильма «Корона Российской империи» он всё-таки сочинит новую заглавную композицию — «Веку не солги» («Глухо спит война…»), хитом она не станет.

Зато во второй части — «Новые приключения неуловимых» — Френкель отметился двумя роскошными песнями. Первая — это, безусловно, «Погоня», которую за кадром исполнял Иосиф Кобзон.

Энергетика песни была настолько сильной, что на неё прекрасно получаются даже каверы в стиле «хеви-металл».

О популярности «Погони» свидетельствовал и шуточный фольклор, сочинённый в пионерских лагерях:

Усталость забыта,
Настал тихий час.
И снова подушки,
Как пули, свистят.
И нет нам покоя
Ни ночью, ни днем.
По койкам, по койкам, по койкам, по койкам
Вожатый с ремнем…

Попала песня и в упомянутый «смешной перевод» «Властелина колец» — в сцену, где Арвен с Фродо преследуют «нацисты-назгулы» (там она звучит в исполнении Большого Детского хора).

Мелодия «Погони» настолько въелась в мозг многих слушателей, что в 2013 году разгорелся небольшой скандал по поводу нового гимна города Хабаровска. Когда победу в конкурсе одержала композиция Д. Савченко и В. Корсакова «Город удачи» («На Дальнем Востоке есть город большой…»), многие стали писать, что она подозрительно похожа на песню из «Неуловимых».

Лично я, прослушав это гимн на YouTube, никакого особого сходства (кроме ритмики стихов) не обнаружил. Хотя да, мелодия здесь не особо оригинальная, но у неё больше сходства с песней Олега Иванова «Товарищ», чем с «Погоней»…

Ещё более интересная история у второго хита из «Новых приключений неуловимых».
Когда Ян Френкель решил, что работа над саундтреком закончена, и стал собираться в отпуск на море, режиссёру в срочном порядке понадобилась ещё одна — русская патриотическая — песня для белогвардейского поручика Перова.

К счастью, Френкелю не пришлось откладывать отпуск — в его закромах уже была такая песня под названием «Русское поле». Мелодию он придумал уже давно, а текст попросил сочинить знакомую поэтессу Инну Гофф.

Хотя поэты не очень любят «подтекстовывать» музыку, Инна Анатольевна согласилась и тоже извлекла из закромов набросок старого стиха, написанного ещё во времена студенчества. Символом Родины в нём выступало бескрайнее русское поле, а строчка «Я твой тонкий колосок» была вдохновлена крестьянкой, которая не без гордости вспоминала, что мать родила её прямо во время полевых работ.

Инна Гофф:
«Люблю русское поле, потому что родилась в России. Этот ничем не заслоненный вид на край света, из-за которого утром всплывает солнце и за которым оно прячется к ночи… Золотое шумящее поле налитых колосьев было последним мирным видением моего отрочества…».

Хотя на экране песню пел белогвардейский офицер, это не помешало «Русскому полю» войти в «золотой фонд» советской патриотической лирики. В фильме прозвучало всего два куплета, которые исполнил под гитару сам актёр Владимир Ивашов, играющий Перова. Однако вскоре профессиональный певец Юрий Гуляев записал полную и оркестрованную версию, с которой выступил в 1971 году на телеконкурсе «Песня года».

О песнях из «Республики ШКИД» и «Кортика» читайте в следующей статье.

Продолжение следует…

Статья опубликована в выпуске 4.03.2019
Обновлено 16.04.2019

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: