Александр Херсонов Дебютант

Владимир Маяковский - грандиозный поэт или несостоявшийся звездочет?

На земле огней — до неба…
В синем небе звёзд — до чёрта.
Если бы я поэтом не был,
я б стал бы звездочётом.
Владимир Маяковский

В книге Виктора Шкловского «Энергия заблуждения» приводится любопытное суждение, связанное с Владимиром Маяковским. Писатель, хорошо знавший поэта, высказывается в том смысле, что когда он думает о Маяковском, то в «его комнате исчезает потолок и над головой раскрывается звёздное небо».

Владимир Маяковский Фото: ru.wikipedia.org

Сказано сильно, эффектно и, по сути, правильно. Ибо Владимир Маяковский — поэт космического масштаба, «ревнующий не к мужу Марьи Ивановны, а к Копернику».

Поэт и космос — эти понятия оказываются вполне совместимы, если обратиться к поэме Маяковского «Человек»:

Сколько их, веков, успело уйти,
вдребезги дней разбилось о даль.
Думаю, глядя на млечные пути, —
не моя седая развеялась борода ль?

Когда я подыскиваю определение уникальному таланту поэта, то оставляю в стороне такие определения, как «видный», «известный», «замечательный, «великий», «гениальный»… На мой взгляд, самое точное определение для поэта Маяковского — «грандиозный».

В. Маяковский
В. Маяковский
Фото: Источник

Маяковский — грандиозный поэт! Почему? Да потому, что мыслеформам В. Маяковского по силам проникнуть в глубины космоса. И при этом воспеть гимн человеку:

Это я сердце флагом поднял.
Небывалое чудо двадцатого века!

И ещё одна неожиданная тема: поэзия и астрология. Совместимы ли? Оказывается, не просто совместимы — по сути, «близнецы и братья»! У автора портала «Адамант» Алексея Селищева читаю:

«21 марта мы отмечаем всемирный день поэзии и начало нового астрологического года. Что поэзия, что выстраивание своего жизненного цикла согласно пульсации объектов Космоса (планет и светил) — явления для нас чрезвычайно нужные и известные нам с древних веков».

«Поэзия — езда в незнаемое». Вот уж, действительно, сопоставление, попавшее «в десятку»!

В. Маяковский
В. Маяковский
Фото: Источник

Но правомерно ли на самом деле «ставить на одну доску» поэзию и астрологию? Более чем! Между поэтом и астрологом обнаруживается, по сути, одинаковая «платформа».

По формуле Маяковского «поэзия — езда в незнаемое». Но разве работа астролога не та же попытка «заехать» в непознанное, в надземное, в незнаемое? Вот и получается, что Поэт и Астролог принадлежат к одному ведомству, идут рука об руку в одном направлении.

И даже пользуются похожими приёмами. В обоих случаях, помимо специальных знаний и умений, и поэту, и астрологу требуется незаурядное воображение, интуиция, предчувствие приближения к тайне, устремлённость к духовному.

Поэт познаёт тайны природы и души, астролог познаёт тайны материального и духовного мира. Кому из астрологов не польстит известное утверждение Маяковского: «Если бы я поэтом не был, то стал бы звездочётом»? Легко верится, что если бы Маяковский не «делал» стихи, то действительно стал бы редким, воинствующим «гороскопщиком». И наверняка в лице Маяковского астрологи мира обрели бы преданного «служителя неба», футуриста-оракула, революционера в науке «чтения звёзд».

Футурист В. Маяковский
Футурист В. Маяковский
Фото: Источник

Заявление Маяковского о склонности к астрологии сделано не ради красного словца, а вполне серьёзно, осмысленно, как серьёзным и осмысленным было всё, чем занимался поэт.

По воспоминаниям сестры поэта Людмилы, Володя много времени проводил в саду:

«Лежал на спине и рассматривал звёздное небо, изучая созвездия по карте, которая прилагалась, кажется, к журналу «Вокруг света».

В Маяковском в юные годы на равных бродил дух и поэзии, и астрологии. Но верх взяла поэзия. Совпадение? А если нет?

Моя первая публикация о жизни и судьбе Маяковского относится к 1993 году, ко времени первоначального накопления астрологического знания, когда я только-только начинал осваивать азы «звездочтения» в Московской школе практической астрологии профессора С. А. Вронского (1991−1995 г). По странному совпадению усилия познать тайные движущие силы жизни и судьбы В. Маяковского пришлись «аккурат» к юбилею поэта, к столетию со дня рождения, которое отмечалось летом 1993 года. Работа вовсе не планировалась к «дате», делалась сама по себе, и тот факт, что поспела к юбилею, обнаружился в редакции журнала «Чудеса и Приключения», куда я принёс рукопись.

Случайное совпадение? Допустим. Однако из последующего мы увидим, что за этим может стоять нечто большее…

В. Маяковский
В. Маяковский
Фото: Источник

К вопросу о чудесах… В изнурительных многодневных поисках необходимого для астрологического исследования биографического материала о Маяковском мне посчастливилось чудесным образом «выйти» на редкую книгу о жизни и творчестве поэта. Это была книга Василия Катаняна «Маяковский. Литературная хроника». Представьте себе, что книга, изданная в Москве в победном 1945 году тиражом в три тысячи экземпляров, спустя полвека нечаянно попалась мне на глаза. Причем именно тогда, когда в этой книге у меня возникла самая крайняя необходимость. Не чудо ли?

В пору «дикой» торговли начала 90-х годов на пристанционные рынки-однодневки выносилось на продажу всякое старье. Но, оказывается, среди хлама иногда попадались и удивительные вещи. Случилось так, что я едва не наступил ногой на «чудо», которое среди других подержанных книг лежало на газетных листах, расстеленных прямо на земле у пристанционной платформы, где торговали «барахлом» бабушки.

В данной чудесным образом кем-то невидимым книге день за днем прослеживалась вся жизнь поэта Владимира Маяковского…

В. Маяковский
В. Маяковский
Фото: Источник

Так кто же в момент крайнего отчаяния направил мои ноги к старушке, обладавшей уникальной книгой? Не иначе, как сам Господь Бог!

Книга, которую я безрезультатно искал по библиотекам, магазинам, друзьям, когда «пробило время», сама пришла ко мне. Но на этом «чудеса» не заканчиваются…

В поэме «Про это» Маяковский фанатично верит в «мастерскую человечьих воскрешений». Верит, что людей будут воскрешать. И просит — нет, заклинает, чтобы его воскресили. Сообщает читателю, что «видит ясно, до деталей».

Но что же или кого же именно видит Маяковский? Оказывается, «идущего через горы времени, которого не видит никто». Это ли не признание поэта в способности ясновидения?

Маяковский пишет: «Вот он, большелобый тихий химик, перед опытом наморщил лоб…» И буквально умоляет химика: «Не листай страницы, воскреси!» Не просит, требует! В это невозможно поверить, но в жизни спустя многие годы случилось все именно так, как поэт написал в поэме. Как «ясновидел» Маяковский.

В юбилейном году воскрешение порядком подзабытого в угарные годы перестройки Владимира Маяковского действительно состоялось. И действительно химиком, то есть автором этих строк.

В. Маяковский
В. Маяковский
Фото: Источник

В моем университетском дипломе, полученном летом 1972 года в КГУ (г. Краснодар) в графе «квалификация» чёрным по белому написано: «химик». А на сайте представлен девиз, он же путь развития: «От химии земли к химии космоса». Опять совпадение? И уже третье по счету? Однако, допустим, совпадение. Но согласитесь, весьма странное, удивительное совпадение.

Нелишне заметить, что в «Агни Йоге» Елена Рерих именует астрологов «космохимиками». Но кто такой химик? Это специалист, получающий новые вещества. Но ведь и астролог — специалист, добывающий крупицы нового, неведомого, тайного знания. Не потому ли Елена Рерих с полным на то основанием приравнивает астролога к космохимику?

Однако как бы там ни было, но «воскрешение» Владимира Маяковского космохимиком состоялось. И произошло это в журнале «Чудеса и приключения», в апрельском номере за 1993 год.

На пике событий, связанных с «заболеванием» Маяковским, я не ограничился публикацией в журнале «Чудеса и приключения», а решил пойти дальше: открыть заинтересованным людям астрологические тайны жизни и судьбы поэта. С этой целью зимой 1994 года астролог-химик пришел в государственный музей В. Маяковского по адресу г. Москва, проезд Серова 3/6, где присутствующие со вниманием выслушали рассказ о недавней работе и публикации в «ЧИП».

В. Маяковский
В. Маяковский
Фото: Источник

О том времени на память осталась книжечка-путеводитель по музею с дарственной надписью автора путеводителя и директора музея, заслуженного работника культуры РСФСР С. Е. Стрижнёвой. Кстати надписи, сделанной в духе В. Маяковского, поскольку рукописный дарственный текст упирается стрелкой в типографское «Приглашение в музей Маяковского»:

«Дорогому Александру Ивановичу на память о предновогоднем вечере в Музее Маяковского, куда Вас привело расположение звёзд, с глубокой благодарностью и признательностью моё приглашение в музей Маяковского». 13.01. 94. Москва.

Статья опубликована в выпуске 1.05.2019

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: