Евгений Жарков Грандмастер

Почему надо смотреть «Клан Сопрано»? Семья и психология

После долгих поисков вдохновения Чейз решил отклониться от заданного курса и перенести повествование «Клана Сопрано» из типичных, традиционных для жанра городских пейзажей в неторопливую гладь загородной жизни.

Кадр из сериала «Клан Сопрано» Фото: kinopoisk.ru

Перейти к первой части статьи

Как сказал один из критиков,

«Дэвид Чейз передал в своем сериале традиции и дух американского гангстерского фильма, комментируя в нем не только сам жанр, но и жизнь современной Америки. Переместив сюжет в пригород, туда, где сегодня проживает большинство американцев среднего класса, Чейз вдохнул жизнь в уже исчерпавший себя сюжет».

Сам Чейз говорит:

«Да, действие происходит не в маленькой Италии. Никаких банкетов в Нью-Йорке. Наш Тони, по сути, дачник, он ездит в садовый магазин и печется о лужайке перед своим домом. Он чистит от листвы свой бассейн и умиляется прилетающим уткам. Его дети ходят в местную школу. Да и машина у него подобающая, проходимая и вместительная».

Кадр из сериала «Клан Сопрано»
Кадр из сериала «Клан Сопрано»
Фото: kinopoisk.ru

Как заявил один американский чиновник:

«Организованная преступность переехала за город, потому что здесь просто приятно жить… С какой стати члены преступных мафиозных кланов будут отказывать себе в удовольствии обитать подальше от городской суеты? Возможностей для ведения бизнеса здесь не меньше, да и конкуренция слабее».

Дэвид Чейз поменял не только географические координаты. Он решил вторгнуться на ранее неисследованную территорию — показать жизнь мафии с точки зрения семьи. Семьи не как клана, а в ее обычном понятии. Так сказать, копнуть изнутри, с позиции домашних тапочек, семейных конфликтов и прочих общечеловеческих нюансов, которые, само собой, гангстерам не чужды.

Ежедневная, рутинная жизнь преступников в «Клане Сопрано» тоже не обделена вниманием. Мы видим, как Тони и его подручные крутят всевозможные аферы, вымогают деньги, грабят грузовики, жульничают со страховками и ценными бумагами, проводят подставные игры в покер, торгуют наркотиками и подкупают коррумпированных чиновников. Мы видим, как во имя бизнеса совершаются убийства и прочие преступления. Тем не менее основная часть экранного времени сериала посвящена не «делам», а личной жизни мафиози, их взаимоотношениям между собой, со своими родственниками, близкими и прочим миром, далеким от криминала.

Кадр из сериала «Клан Сопрано»
Кадр из сериала «Клан Сопрано»
Фото: kinopoisk.ru

Сыновья и внуки бедных выходцев из Кампании, гангстеры двадцать первого века сталкиваются с теми же самыми проблемами современного мира, что и обычные, среднестатистические жители: экономическая нестабильность, непослушные дети, высокий проходной балл в колледж, проблемы со старшим поколением и пр.

Тони, выросший в пятидесятые, уже слабо понимает процессы, протекающие в головах его внезапно повзрослевших детей. Когда его дочь, Мэдоу, пытается завести за ужином откровенный разговор на тему сексуальных отношений, ссылаясь, дескать, что за бортом уже двадцать первый век, Тони резко обрывает ее: «В этом доме по-прежнему 1953 год!»

Итальянская диаспора в Америке не менее тяжело восприняла расовые волнения и перемены, начавшиеся в 60-х годах прошлого века. Тони и его племянник Кристофер по-прежнему воспринимают всех чернокожих и прочих «цветных и не очень» иммигрантов как угрозу для себя лично. Сопрано открыто, не скрывая своих расистских убеждений, конфликтует с темнокожим избранником своей дочери и очевидно наслаждается процессом, издеваясь над афроамериканским представителем дорожной полиции. Впрочем, если дело касается бизнеса или постели, Тони готов пойти на уступки самому себе и своим взглядам. Потому что деньги не пахнут, а темнокожие проститутки ничем не хуже своих белых подруг.

Кадр из сериала «Клан Сопрано»
Кадр из сериала «Клан Сопрано»
Фото: kinopoisk.ru

Тони Сопрано предстает персонажем одновременно экзотическим и узнаваемым. Типичный представитель среднего класса. Если забыть про его профессиональную деятельность, он ничем не отличается от большинства из нас. Критик Карлос Кларенс отмечает:

«Если персонаж, неважно где, на страницах книги или на экране телевизора, появляется слишком часто, то, рано или поздно, он поселится в вашей голове».

Формат телевизионного шоу приблизил суровые будни мафиозного босса как никогда близко к зрителю. Шесть лет зритель наблюдал за личной, преступной и семейной жизнью Тони Сопрано, и никакие эпические трехчасовые саги типа «Крестного отца» не смогут создать подобной близости. Мы знаем о Тони, его друзьях, любовницах, переживаниях, снах, мечтах и тревогах намного больше, чем о жизни семьи Корлеоне. И походы Сопрано к психоаналитику лишь усиливают эту «интимную связь», а зрители, словно мухи на стенах, становятся невольными участниками приватного разговора.

К слову сказать, Тони Сопрано — не первый выдуманный мафиозный персонаж, посещающий мозгоправа. До встречи Тони и доктора Мелфи терапию уже проходили порядка полдюжины не менее колоритных гангстеров. Здесь и «Убийство в Гросс-Пойнте» (Grosse Pointe Blank, 1997), в котором психиатр (Алан Аркин) «лечит» мафиозного киллера (Джон Кьюсак). В том же году на телевидении вышла лента с говорящим названием «Психоаналитик Дона» (The Don’s Analyst), в которой дона-невротика сыграл Роберт Лоджа («Лицо со шрамом»), а его доктором стал Кевин Поллак. Ну и, само собой, популярнейшая комедия «Анализируй это» (Analyze This) с участием суперзвезд Голливуда Роберта Де Ниро и Билли Кристала, вышедшая в 1999, одновременно с сериалом Чейза.

Кадр из сериала «Клан Сопрано»
Кадр из сериала «Клан Сопрано»
Фото: kinopoisk.ru

Все вышеперечисленные фильмы, особенно «Анализируй это» и «Психоаналитик Дона», представляют собой пародии на многоуважаемые архетипы массовой культуры — итальянского мафиозного босса и еврейского психиатра. В этом отношении «Клан Сопрано» отошел от привычных рамок жанра, здесь докторша не только соотечественница пациента, но также сексуальная женщина. Это, конечно, не бог весть какое новшество, но главной заслугой сериала стало даже не это. По словам Глен Габбард, автора книги «Психология Сопрано», телесериал впервые в истории телевидения и кино продемонстрировал реальную и достоверную картину сеансов психотерапии.

Габбард отметила, что многие ее коллеги «проявили искренний интерес к сериалу». Или слово «наваждение» подходит в данном случае больше? Часть из них подписались на канал HBO только ради просмотра этого телешоу. Психоаналитикам нравилось обсуждать терапию, проводимую доктором Мелфи, и спорить обо всём, начиная от ее методов диагностирования и до выбора препаратов.

Кто-то настаивал, что Тони — типичный социопат и вполне излечим, другие же утверждали, что он грубый и склонный к насилию психопат, которым должны заниматься правоохранительные органы, а не врачи. Критики методик Мелфи заявляли, что она лишь делает всё, чтобы Тони мог и дальше продолжать творить свои грязные дела, а не наставляет его на путь истинный. И вообще, зачем она ведет себя столь откровенно, постоянно носит короткие юбки и всячески демонстрирует свои стройные ножки?

Кадр из сериала «Клан Сопрано»
Кадр из сериала «Клан Сопрано»
Фото: kinopoisk.ru

В декабре 2001 г. Американская Ассоциация Психоаналитиков вручила телешоу награду «За художественное изображение психоанализа и психотерапии». Там же наградили и исполнительницу роли доктора Мелфи, Лоррейн Бракко, «За создание самого доверительного и убедительного образа психоаналитика на телевидении и в кино».

Сама Бракко не преминула напомнить на этом мероприятии, что, как бы там ни было, она всего лишь играет роль врача, но не является специалистом на самом деле. И поэтому не стоит слишком близко воспринимать те ее слова или поступки, которые исходят с экрана телевизора. Бракко, которой Дэвид Чейз предлагал изначально сыграть Кармелу, отказалась, ибо эта роль была уж слишком похожа на ее Карен из картины «Хорошие парни» Скорсезе.

Продолжение следует…

Статья опубликована в выпуске 9.06.2019
Обновлено 20.06.2019

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: