Максим Блау Профессионал

Почему в Израиле нет детских домов?

Мне известны лишь две организации, которые, чтобы напугать врагов, гробят собственных детей — «Хамас» и «Единая Россия». Ну, исторически был еще царь Ирод.

Zurijeta, Shutterstock.com

В Израиле, если у молодой пары спустя год после свадьбы не появляются дети, то они сразу обращаются к врачам и в клиники оплодотворения. Дорогие процедуры оплачиваются государством. Вообще, в том, что касается искусственного оплодотворения, Израиль впереди планеты всей. Отчасти это стремление исполнить заповедь «плодитесь и размножайтесь», данную Адаму и Еве после изгнания из Эдема, отчасти — психологическая реакция людей, переживших Холокост и передавшаяся по наследству следующим поколениям. И вообще в Израиле детей любят!

Очень мало израильских детей передается на усыновление. И таких институтов, как детский дом, практически не существует. Вернее, они есть, но функция у них абсолютно противоположная, чем в России.

В российском детском доме, казенном учреждении, детишки живут мечтой: вот откроется дверь и войдут мама и папа. То есть они еще будут чужими дядей и тетей, но обязательно станут мамой и папой. В Израиле детский дом — чаще всего промежуточная станция ожидания, где ребенок дожидается окончания довольно длительной процедуры по оформлению необходимых документов на усыновление. Для малышей это семья, которая, как правило, имеет своих детей и подрабатывает присмотром за чужими, для школьников — интернат, тоже не похожий на российский.

Детей, требующих постоянного медицинского ухода, держат в больницах, к ним приходят волонтеры из таких организаций, как, например, «Хибук ришон» («Первое объятие»). Эти волонтеры получают приоритет при желании усыновить уже знакомых им детей.

Количество семей, желающих принять ребенка, на порядок больше количества детей, которым требуется принимающая семья. Если бы в Израиле, как в мелодраматических европейских романах 19-го века, под дверь родильного дома подбросили сверток с младенцем, моментально появился бы с десяток семей, которые тут же, на месте, устроили бы локальную войну за право этого младенца усыновить.

Одно такое дело даже дошло до Верховного суда, пройдя все нижестоящие судебные инстанции. При решении этого спора на заседании присутствовало 7 из 14 Верховных судей. Для сравнения: дело Эйхмана разбирало только трое членов Верховного суда.

Рассматриваемый вопрос состоял в следующем. Некая недальновидная девица отдала ребенка на усыновление. По закону биологическая мать имеет право в течение года после усыновления передумать и потребовать ребенка обратно. При этом закон предвидит очень мало лазеек, позволяющих обойти базовое установление: благом для ребенка является воспитание его биологическими родителями. Фактически закон здесь заботится не столько о благе ребенка, сколько защищает права биологических родителей в ущерб правам усыновителей.

Смысл закона ясен — дать молодой матери возможность передумать и изменить решение, которое, предполагается, она приняла, не имея средств прокормить себя и ребенка, впав в обычную в таких случаях панику, осложненную послеродовой травмой. Другое дело, что закон устанавливает абсолютно драконовские рамки длиной в год. Любой, кто заводил хотя бы домашнее животное, способен представить, насколько это не укладывается в голове: отдать полюбившегося питомца спустя год. Здесь же речь идет не о песике или о котенке, а о маленьком человечке.

И вот, спустя более чем полгода после усыновления, до матери-маргиналки вдруг доходит, что она сдуру пропустила возможность легкой наживы и задаром отдала кому-то великолепную дойную корову. Она нашла приемную семью и стала вымогать у них деньги. Те же, заплатив уже большую сумму за право усыновления, не пошли на поводу у вымогательницы. Пока суд да дело, из какой-то дыры выполз на свет божий еще и биологический отец, который до начала судебного разбирательства вообще не особо интересовался судьбой чада.

Почуяв запах легких денег, эта парочка принялась рэкетировать приемных родителей через суд. Вся страна, затаив дыхание, наблюдала за разразившейся драмой. Причем, видя рыдающих перед камерами усыновителей и окруженных адвокатами биологических родителей, все понимали, что если ориентироваться на то самое пресловутое «благо ребенка», ни в коем случае нельзя его возвращать мамашке. Потому что она не то что о ребенке — о себе не способна была позаботиться. Если бы за право быть родителем требовалось сдавать экзамен, эта дама бы с треском на нем провалилась. Поэтому все, без исключения, симпатии были отданы усыновившей семье.

Но суд остался непреклонен — лекс, как известно, дура. С тяжелым сердцем судьи были вынуждены констатировать, что закон есть закон. Поскольку с момента усыновления еще не прошел год, биологические родители имеют право потребовать ребенка обратно, хотя при желании могли бы наклепать еще с десяток себе подобных и практиковать на них свои родительские таланты. И доводы отчаявшихся бездетных приемных родителей, милых и интеллигентных людей, что в их случае вердикт врачей однозначный — бездетность, не смог склонить решение суда в их пользу.

Однако усыновители не сдались и подали апелляцию на апелляцию. Выяснилось, что биологический отец смертельно болен. Также не избежал внимания судей тот факт, что отец ждал аж целых полгода, прежде чем «обнаружить», что у него, оказывается, есть сын. Судьи испугались, что ребенок окажется на улице, и постановили оставить его с приемными родителями. 6 против 1 постановили, что ребенка, которому к тому времени стукнуло 2, следует оставить у усыновителей. То есть решение суда по поводу этого ребенка менялось аж 3 раза. Вот так-то — хэппи-энд!

Эта короткая история способна объяснить, почему в Израиле в принципе не может существовать такого явления, как беспризорники. Любого догонят и усыновят. Даже для детей-инвалидов, с врожденными пороками, найдется любящая семья. Не получающая никаких дивидендов от своего решения, ведь это теперь просто их ребенок.

Сложившаяся ситуация привела к тому, что в Израиле существуют общественные организации, гоняющиеся за молодыми девушками, желающими сделать аборт. Они всеми правдами и неправдами пытаются уговорить их не прерывать беременность, родить и передать детей на усыновление, получив при этом немалое вознаграждение. Чем в свое время вышеупомянутая героиня и воспользовалась.

Мне кажется, что сложившаяся ситуация подобно лакмусовой бумажке отражает здоровье общества, которое способно оградить и защитить своих самых слабых и беззащитных представителей. Ведь если оно, общество, на это не способно, то и не общество это, а сборище озлобленных друг на друга индивидуумов.

Обновлено 30.12.2012
Статья размещена на сайте 29.12.2012

Комментарии (41):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Комментарий скрыт
    • Алина Зеликсон, 174 тысячи детей в детдомах и за всеми очередь? Откуда ж тогда полторы тысячи детдомов? Там кто - марсианята?
      Перечислили шесть фамилий, и что, каждая из них усыновила по 30 тысяч детишек и сирот больше нет? Ах да, еще ваша тетя двоих.

    • Алина Зеликсон, В 1990 году в России насчитывалось 564 детских дома, в 2004 их количество увеличилось почти втрое и составило 1,4 тысячи.[5]
      В начале 2007 г. в России насчитывалось 748 тысяч детей-сирот (2,8 % от всей детской популяции (26,5 миллионов). Из них:
      Усыновлено — 153 тысячи.
      Под опекой — 384 тысячи.
      Приёмные и патронатные семьи — 37 тысяч.
      В детских учреждениях — 174 тысячи.

      Это Википедия.

  • Комментарий скрыт
    • семен семенович, источник?

      • Александр Иванов Читатель 5 марта 2013 в 19:46 отредактирован 5 марта 2013 в 19:49

        Максим Блау, вы спрашиваете источник у человека, который даже не понял, откуда автор статьи. Какой он вам назовет источник - такие же, как его, комментарии на русскоязычных сайтах Израиля?
        семен семеныч, голуба, не за усыновленных платят, а на содержание опекаемых, и уж не столько. Попробуйте сами усыновить ребенка - будете получать только копеечное пособие, как все. И вернуть его будет невозможно, это уже будет ваш ребенок, навсегда, ваши проблемы и т.д. 1 тыс. евро - это 5 тыс. шекелей, а 4 - 20 соответственно. Таких выплат НЕ БЫВАЕТ, вас обманули жестоко. Просто такая семья - это как бы официальный мини-детдом, и родители получают зарплату от социальных служб. Не меньше минимальной, конечно. Но и требования к семье соответствующие, и надзор социальных служб. И дети там - временно.

  • Очень интересная статья. Оценка 5.

  • Так это в Израиле детей любят. Они понимают, что дети - их будущее и самое бесценное сокровище. А в России после определённых преобразований дети и в "полноценных" (с позволения сказать) семьях не нужны. У нас не общество озлобленных индивидуумов, а обычное быдло. В обществе хоть что-то понимают, а в стаде - никогда и ничего.

  • Дмитрий Юлин Дмитрий Юлин Дебютант 3 января 2013 в 18:23 отредактирован 3 января 2013 в 19:25

    Максим, статья познавательная, спасибо! Концовка, возбуждающая. Только, если возможно, объясните почему, например, в Москве есть еврейский детский дом, почему детей не разобрали по еврейским семьям?

    • Максим Блау Максим Блау Профессионал 3 января 2013 в 19:14 отредактирован 4 января 2013 в 00:51

      Дмитрий Юлин, объяснить не смогу поскольку для этого необходимо спросить прежде всего директоров детских домов (кстати поиск выявил как минимум два таких в Москве).

      Ведь и я писал что в Израиле дома существуют, но больше как временная остановка. Касательно Москвы - это же личное дело каждой общины, как строить свою жизнь в реалях того государства где они существуют.
      Могу лишь сказать что беглая проверка показала, что речь идет о небольших пансионатах. К примеру "Анита-центр Большая Семья" Это пансионат на 9 детей. Где младшим 12 лет. Пансионат "дети будущего" где то порядка 20.
      Опять же как строить свои социальные институты дело каждой общины. Скажем, община Германии вовсе не факт что захочет передавать детей на усыновление, им важно сохранять целостность общин в условиях стареющего населения.

      Очень часто вопрос стоит в существованни или отсутствии отработаного механизма. К примеру, для детей возраста 13-15 лет, не имеющих особых проблем с адаптацией существует специальная программа Наале. Они приезжают в Израиль, получают образование, спустя год после приезда им предоставляется возможность выбрать становится гражданами страны или уехать. Они получают паспорта и деньги на адоптацию (продолжая жить в школе-интернате). Школы бывают разные, к примеру та в которой я работал - на очень высоком уровне с сильными спортивными кружками: плаванье, фехтование, народные танцы, шахматы, ЧГК...
      В эту школу отправляли учится и детей с полными семьями. После окончания учебы, ученики призывались. Им находили приемные семьи, как правило в киббуцах (чтоб было с кем справлять праздники и выходные). Либо, по желанию самих солдат предоставляли жилье в общежитии для солдат, либо предоставляли средства для съема квартиры (по выбору).

  • Mike Mike Читатель 30 декабря 2012 в 14:37 отредактирован 30 декабря 2012 в 14:38

    Максим Блау, я так и не понял, какие средства в Израиле государство тратит на сирот в итоге? У нас тут на одного детдомовца выделяют от 300 тыс. до 2 млн. руб. в год. Кто ж такую пилораму в семьи отдаст?? Напротив, господин Гундяев хлопочет о выделении кладбищ для оных сирот, актуальный ведь вопрос...

    Оценка статьи: 5

    • Mike Mike, так собственно говоря об этом и речь, что если проблемы не существует то и выделять отдельные бюджеты на нее не нужно. Проблемы в другом я на них намекнул не заостряя внимания:

      1. большие расходы на исскуственные оплодотворения. Поскольку народ слишком быстро впадает в панику и бежит лечится. (это особо явно пороисходит в ультраородоксальных семьях, поскольку бесплодие считается немилостью господа и страшным горем. А кроме того наличие бесплодных в семье может отрицательно повлиять на шанс младших сестер найти хорошего жениха). С другой стороны это продвигает исследования и дает необходимое финансирование и статистику для фундаментальной науки в этой отрасли.
      2. Организации по усыновлению - те которые уговаривают, отнюдь не супер невинные. Поскольку усыновление это ооочень прибыльная отрасль, они промывают мозги залетевшим дурехам и культивируют у них комплекс вины.
      Но это все как говорится беды богатых.

  • Комментарий скрыт
  • Комментарий скрыт
    • Максим Блау Максим Блау Профессионал 30 декабря 2012 в 10:55 отредактирован 30 декабря 2012 в 14:56

      Игорь Кичеров, идилии нет нигде, вопрос в отношении. Собственно говоря статья об этом и говорит в разных ракурсках.
      А с бабушкой история совсем не однозначная. Я не изучал дасконально материал, но из того что прочитал - там семья просто решила наплевать на постановление суда и фактически похитить ребенка (история отнюдь не уникальная), причем делали это несколько раз. В конце концов кстати, отсидев часть срока она получила амнистию президента.
      Вообще, касательно семейного права, следует очень осторожно выносить суждения и метить стороны на "правых" и "виноватых". Чем кстати и автор статьи согрешил.

  • Комментарий удален
  • Игорь Вадимов Игорь Вадимов Грандмастер 30 декабря 2012 в 09:40 отредактирован 30 декабря 2012 в 16:34

    Отличная статья!
    Великолепный пример закона, который, хотя и dura, но все же sed lex. Вот только по чему это - история на том и закончилась? История далее продолжалась. Просто интерес к ней пропал. А как там ребенок жил у непутевой матери-наркоманки? И как же такой закон - наркоманам детей отдавать? Неужели лекс в Израиле - настолько дура?
    (Я просто незнаком с законами Израиля, потому и спрашиваю - что, неужели и впрямь НАРКОМАНАМ отдают грудных детей?)

    . . . . . . . . изменено. . . . . . . . . . . . . . . . .

    Так как проходит душераздирающая история, начало которой Вы рассказали для демонстрации того, что "лекс - дура"?
    Ведь, как я понял, уже с тех пор прошло много времени?

    Оценка статьи: 5

    • Игорь Вадимов, наркоман в Израиле считается больным, ему помогают справиться с зависимостью, платят пособие. Личные проблемы со здоровьем у матери не являются поводом для того чтобы отобрать у нее ребенка, но социальные службы обязательно контролируют, что происходит в семье, и помогать тоже должны.

    • Комментарий удален
      • Игорь Вадимов Игорь Вадимов Грандмастер 30 декабря 2012 в 14:48 отредактирован 30 декабря 2012 в 14:52

        Максим Блау, СМИ - страшная сила, это очевидно.
        Они состряпали историю, пересказанную Вами.
        Если мать (био-мать) - наркоманка, то это ужасно, что у вас ПО ЗАКОНУ можно таким передать ребенка.
        Если мать - не наркоманка, но решила нажиться на ребенке - это тоже ужасно - и именно для ребенка.
        И еще более ужасно - что она имела прямой доступ к приемным родителям для их шантажа. Такой лекс - даже не дура, а ... ... - совсем уж хуже дуры.

        А значит - плох закон. И не гордиться таким надо, а вносить законодательные инициативы - дабы такого случиться не могло.

        Дальнейшию судьбу ребенка никто не отслеживал. Во первых процесс остовался анонимным, а во вторых это уже не так важно. Вырос конечно, куда он денется. ... ... ...у меня просто нет слов...
        Кем вырос? Как и "крокодительница"? Или, по какой-то причине не таким?
        Не важна судьба ребенка, а важен принцЫп? Что лекс - обязательно дура?
        Вы, сами того не понимая, написали чудовищную вещь.

        Оценка статьи: 5

        • Александр Иванов Читатель 30 декабря 2012 в 17:26 отредактирован 30 декабря 2012 в 17:29

          Игорь Вадимов, в Израиле только сирот разбирают мгновенно, а дети-сироты при живых родителях долгое время находятся под опекой, потому что социальные службы до последнего стараются помочь биологической семье. Вот еще одно громкое дело: у матери - наркоманки и проститутки - два раза забирали ребенка и два раза отдавали, потому что она старалась изо всех сил измениться, ради того чтобы быть с ребенком.
          Это, конечно, противоречит мнению автора, что ребенку лучше с хорошими усыновителями, чем с плохими родителями. Стремиться надо к тому, чтобы ребенку было хорошо с хорошими родителями.

  • Хорошая статья. Максим, у Вас очень разные и интересные темы!
    Странно, что никто из комментаторов не упомянул последний российский запрет на усыновление детей американцами.

    Оценка статьи: 5

  • Комментарий удален
  • Да, уж точно по старикам и детям видно, что за общество. В первую очередь это отношение определяют сами люди, но не государство. Какие люди - такое у них и государство.

    Оценка статьи: 5

  • У нас ПЖиВчикам выгоднее держать детские дома, там можно неплохо поживиться.

    Оценка статьи: 5

  • В СССР беспризорников почти не было. Сейчас уровень детей оставшихся без попечения родителей достиг почти уровня гражданской войны. Это так. Спасибо Грбпчёву и ЕЛьцину.
    Но надеюсь что это рано или поздно пройдёт. Переживём мы последствия ельцинского геноцида.

    • Вячеслав Озеров Вячеслав Озеров Профессионал 30 декабря 2012 в 02:15 отредактирован 30 декабря 2012 в 02:16

      Андрей Владимиров, Вы праы - "В СССР беспризорников почти не было", но детдома и интернаты были, в которых жили дети. Многие, имея живых родителях - не знали?
      А масовое сегодняшнее сиротство - это последствия строительства самого "светлого общества", при котором (строительстве) за воспитание детей отвечали все кто угодно (отябрятско-пионерско-косомольско - школьная...), но не родители. Родители должны были пахать на "общее благо".