Константин Кучер Грандмастер

Что главное в нашей жизни? О фильме Юрия Быкова «Завод»

— В чем сила, брат?
— Сила — в деньгах. Деньги правят миром, и тот сильнее, у кого их больше!
из фильма «Брат 2», 2000 г.

Давненько не выбирался я в центр Петрозаводска. Нет, так-то по основным его улицам — Ленина, Карла Маркса, Куйбышева — чуть ли не каждую неделю ездишь. То туда, то сюда. Но вот так, чтобы свернуть на перпендикулярные им Андропова, Дзержинского или Грибоедова… Да зачем они мне? Тем более, когда вечно времени и так — в обрез.

Кадр из к/ф «Завод», 2019 г.

Но на прошлой неделе, видимо, если не зубр в Беловежской пуще, то волк где-то на Тамбовщине — точно приказал долго жить. И свернул я на Дзержинского. Еду, смотрю… Да что за чертовщина такая? Знакомая ещё с 90-х вывеска — «Видеосервис». Ну, ничего себе… Да разве на нашем российском рынке столько живут?! Год-два… Ну, пять от силы! А потом обанкротили или просто бросили компанию. Старую вывеску отодрали, новую приколотили.

А тут… да ещё на прежнем, видимо, намоленном месте… Неужели живы?!

В общем, зашел я к мужикам, у которых когда-то еще VHS кассеты брал. И чтобы показать им свою уважуху, попросил показать что-то из современного российского кино. Мне и выложили на прилавок три диска, из которых я наугад выбрал «Завод» какого-то Юрия Быкова.

На выходных урывками, между готовкой-уборкой, посмотрел этот фильм про работу на заводе, а потом и по Сети пошастал, почитал что к чему.

Оказалось, что Юрий Быков очень даже и не «какой-то». По результатам опроса, проведенного на сайте «КиноПоиск», читатели назвали Ю. Быкова главным (!) кинорежиссером страны, а его кинокартину «Дурак» — главным российским фильмом последних пятнадцати лет. Что самое интересное, мнение зрителей не сильно отличается от мнения кинокритиков. Причем не только наших. Та же «New York Times» включила «Дурака» в пятерку лучших кинолент 2015 года.

Юрий Анатольевич Быков
Юрий Анатольевич Быков
Фото: Rossiyskaya Gazeta, ru.wikipedia.org

Правда, «Завод» пока не может похвастаться подобными достижениями. Премьера этой киноленты состоялась 17 февраля 2019 года, и ко вторым выходным она собрала в прокате около 30 миллионов рублей. Всего лишь… По мнению экспертов, за счет этой суммы навряд ли удалось покрыть расходы на производство и рекламу фильма.

Не самые радужные показатели кинопроката «Завода», на мой взгляд, вполне объяснимы. Зритель, как правило, отдает предпочтение тому, чему верит. В противном случае, он просто не идет в кинотеатр. А чему верить в «Заводе»? Тому, что после таких ранений… Посмотрите на спину главного героя картины Седого (в исполнении Дениса Шведова) в сцене, когда его ломает от боли в собственной ванне. Сколько на ней выходных пулевых отверстий? Шесть? Восемь? Да и как-то они подозрительно симметричны… Его что, двумя параллельными вертикальными очередями полоснули? И после первой он спецом стоял ровнехонько, ожидая, когда его полоснут во второй раз?..

Но это частности. А основа сюжета фильма? Для того, чтобы вернуть свои кровно заработанные, шестеро работяг собираются похитить хозяина завода Калугина (в исполнении Андрея Смолякова) и потребовать за него выкуп. И это у нас?! Ребята, побойтесь Бога. Зачем так рисковать если не жизнью, то свободой, когда просто можно написать ВВ и он приедет. Приедет, чтобы разобраться, наказать олигархов, обязать их продолжить работу обанкротившегося завода и выплатить заработную плату его рабочим.

Если кто-то успел подзабыть, так вспомним июнь 2009 года (а события в фильме, похоже, разворачиваются примерно в это же время) и историю Пикалевского глиноземного завода. Там ведь Дерипаску никто не похищал. А зарплату выплатили. Всем. Да, я понимаю, что глинозем и ЖБИ — разные вещи. Но здесь важен принцип. Зачем рисковать, подставляться, если у нас приняты другие, более щадящие, методы решения подобных вопросов?!

Но и написать: «Полная чухня», — как-то неправильно это. Ведь для чего-то режиссер снимал этот фильм! Что-то он хотел сказать нам, своим зрителям… Да и режиссер… На мой взгляд, он тут человек не первый. Мало ли что взбредет в его креативную голову. Продюсеры ведь не просто так ему деньги дали. Под какую-то идею. Какую?

Вот я и подумал, что фильмом «Завод» Юрий Быков хотел донести до своего зрителя идею о том, что за последние два десятка лет наше общество сильно изменилось. Меркантилизировалось до неузнаваемости. И сейчас главное в нашей жизни — деньги. Именно они определяют мотивацию поступков подавляющего большинства персонажей киноленты.

Именно деньги (вернее их отсутствие) побуждают Калугина закрыть принадлежащее ему производство и пустить его под банкротство. И это не беспредел какой-то. Требование закона. Если учредители видят, что принадлежащее им предприятие не в состоянии расплачиваться по своим долгам, они обязаны дать поручение директору и написать в Арбитражный суд заявление о признании юридического лица банкротом. И уже в ходе банкротства за счет выручки от реализации имущества предприятия будет происходить расчет по его обязательствам перед кредиторами. И долг по заработной плате — привилегированный, он оплачивается впереди остальных долгов (по налогам, перед поставщиками и т. п.).

Кадр из к/ф «Завод», 2019 г.

Калугин не прячется за чужие спины, сам приходит в заводской цех, чтобы сказать людям, что завод закрывается и по зарплате с ними рассчитаются не раньше, чем через полгода. Этот поступок о многом говорит. Не так уж он и плох, этот олигарх. Он такой же элемент социума, как и все остальные. И хочет не хочет, но вынужден жить по тем законам, которые ему диктует и государство, и общество.

Именно деньги (опять же, их отсутствие) толкают работяг на реализацию разработанного Седым плана — похитить Калугина и затребовать за него выкуп. Ведь деньги (чтобы обеспечить достойный уход за больной матерью, чтобы кормить семью, чтобы продержаться какое-то время, пока ищешь новую работу) нужны сейчас, а не через полгода…

Деньги — вот что сейчас главное. И все это понимают. Вот почему начальник вооруженной охраны Калугина — Туман (в исполнении Владислава Абашина) — искренне недоумевает, почему Седой не забирает сумку с деньгами (выкуп за Кулагина) и не уходит.

И здесь — уже вторая идея фильма: тот, кто не признает главенство денег, становится в этом обществе изгоем. Не потому ли Седой не ездит из города на работу на общезаводском автобусе, а шесть километров идет пешком? Не столько потому, что меркантильное общество отвергает его, сколько потому, что сам он не принимает такое общество.

Что главное в нашей жизни? О фильме Юрия Быкова «Завод»
Кадр из к/ф «Завод», 2019 г.

Но если Седому (не как всем) нужны не деньги, то что?! Он хочет, чтобы Калугин публично покаялся. Признал, что обирает своих рабочих, не платит им достойной зарплаты, собственником завода в 90-е стал криминальным путем, убив тех, кто стоял у него на пути при достижении этой цели, а сейчас купил все властные и безвластные структуры города и области.

Вроде бы неплохая идея, на первый взгляд, — правильная. Но правое дело (если оно, действительно, правое) нельзя делать неправыми методами.

«Не обмани» — это ведь одна из Божьих заповедей. А именно с обмана Седой и начинает. Говорит своим подельникам: «Получим выкуп (по сути, наше, заработанное!) и уйдем с ним», — а сам к приезду охраны Калугина с выкупом вызывает на завод ОМОН. И как теперь уйдешь? Охрана, может, и отпустит, если им отдать Калугина, а ОМОН?! Да они тут же всех повяжут. И… Тюрьма, которой ни у кого в планах не было.

А начав нарушать божьи (общечеловеческие) законы, невозможно остановиться в этом неминуемом падении вниз. Поэтому Седой убивает Вовку (Иван Янковский), когда тот пытается выйти из дела: черт с ними, с деньгами, ведь калугинские волки могут принести зло его матери! Да, он первый наставляет на Седого обрез. Но ведь его, в отличие от бывшего спецназовца, никто не учил убивать. А Седого учили…

Что главное в нашей жизни? О фильме Юрия Быкова «Завод»
Кадр из к/ф «Завод», 2019 г.

И харкая кровью, цедит Седому умирающий после короткого боестолкновения с охраной Калугина его бывший мастер: «Злой ты, Леша!» А зло не может породить добро. Оно вместе с собою приводит только большее зло.

Может, понимая это, Седой отпускает Калугина, Тумана и двух оставшихся в живых работяг. А сам подставляется под пули ОМОНа. Но я бы не сказал, что от фильма веет махровой безнадежностью. Его финал…

В конце фильма Туман отказывается сесть в машину к Калугину. «Пойду пройдусь», — мрачно бросает он в приоткрытое окно Гелендвагена и от проходной пешком направляется к городу. До которого, как мы знаем по первым кадрам, когда вахта встречает пришедшего на работу, ещё живого, Седого — шесть километров.

Похоже, что Туман если и не стал таким, как убитый Седой, то так же, как и тот, понял: не деньги главное в этой жизни. Ведь они не помогли больной раком жене Антона, которой жить осталось… Максимум полгода. Но, в отличие от Седого, которого никто и ничего не удерживало в этой жизни, у Тумана есть сын. И, соответственно, ему есть ради кого жить и за кого бороться.

Так может, его методы борьбы за ту правду, которую, я надеюсь, он обрел после этой страшной ночи в заводских цехах, будут отличаться от методов Седого?..

Статья опубликована в выпуске 18.12.2019

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: