Наталия Нечухаева Профессионал

Можно ли доверять сайтам знакомств? Часть 4. Леди Ванесса

Мой ласковый и нежный Интернет

Эта история из жизни о Ванессе. Она появилась в Татьянином офисе приблизительно через два месяца после нашего матримониального старта. Я увидела боттичеллевское личико, совершенно не привычную современному взгляду тоненькую косичку и серое платье, больше похожее на власяницу, которой истязали свое тело в средние века фанатичные католики. Наверное, с ее точки зрения это был винтаж.

Тамара Лемпицка, «Портрет молодой женщины (вдохновлено Боттичелли)», 1950 г. Источник: artchive.ru

Перейти к предыдущей части статьи.

Она стучала по клавишам, внимательно вглядываясь в текст написанного на листочке английского перевода. Раз набирает сама — значит, экономит, решили мы. Большинство наших клиенток со временем переходило на самообслуживание, чтобы сэкономить пару гривен и оплачивать только перевод писем.

На анкету Ванессы, содержащую приманки, отсутствующие у других женщин (например, «люблю встречать рассвет, сидя верхом на коне»), ответило не менее дюжины таких же романтических воздыхателей. Каждый из них готов был встречать с ней рассветы и закаты, сидя верхом на лошади, зубре, антилопе и т. п. Кроме того, приложенная к анкете фотография Ванессы с распущенными волосами, в чем-то полупрозрачном, с полудетскими-полугрешными глазами не могла оставить мужчин равнодушными.

Трудно представить себе более противоречивое создание. С одной стороны, она была невероятно набожна, блюла все посты, одевалась более чем скромно и когда-то пела в церковном хоре. С другой стороны, фотографии, посылаемые ею избранным респондентам, были очень откровенными. Да и прорывавшиеся время от времени высказывания выдавали довольно целеустремленную и циничную натуру.

Можно ли доверять сайтам знакомств? Мой ласковый и нежный Интернет. Часть 4. Леди Ванесса
Фото: Depositphotos

Все свои письма она подписывала «Леди Ванесса». И мы получали пачки восторженных ответов, адресованных именно «Леди Ванессе». К своей популярности она относилась сдержанно, а к письмам — скептически, сортируя их по странам и континентам, а также по предполагаемому содержимому кошельков. «Туда я не поеду, там холодно, — говорила она. — А что я буду делать с этим нищим учителем? Нет, отвечать этим не буду».

Ее письма «туда» стоят отдельного разговора. Она обычно приносила мне ворох исписанных бисерным почерком страничек для перевода. Чтобы перевести их на английский, сначала надо было перевести их с русского на русский, ибо все письма Ванессы представляли собой поток сознания. Письма были претенциозные, а мысли — рваные, и я большую часть времени проводила за их «причесыванием», что напоминало работу с граблями в осеннем саду. Ванесса не разрешала мне делить длинные предложения на короткие, «чтобы не нарушился стиль ее письма». И бедные англоязычные вынуждены были продираться сквозь дебри построений, совершенно не характерных для английского языка.

Имея высшее специальное образование (Ванесса окончила психологический факультет университета) и раздавая направо и налево толковые с точки зрения психологии советы, Ванесса была совершенно беспомощна, когда дело касалось ее самой. Вопросы типа: «А что он здесь имел в виду?» или «Чем на это лучше ответить?» — ставили нас с Татьяной в тупик. Чем дальше, тем больше мы убеждались, что женщина понимает не то, ЧТО написано, а старается найти подтекст, ПОЧЕМУ это написано. Мужчины, как правило, устроены проще: что имеют в виду, то и пишут. «Каждый пишет, как он слышит», — как пел незабвенный Окуджава.

После нескольких месяцев бесплодных поисков партнера, достойного по всем заданным параметрам, Ванесса отчаялась найти свою судьбу с помощью знакомства в Интернете. Произнеся что-то вроде мичуринского: «Не будем ждать милостей от природы», — она решила покорить мир сама. Тем не менее проложенный ею маршрут лежал через пункты проживания потенциальных женихов — бывших корреспондентов. Брюссель, Толедо, Парма, Авиньон. Сами названия несли в себе очарование неизвестности и дышали историей.

Город Брюссель
Город Брюссель
Фото: Depositphotos

Начать она решила с Брюсселя, где обитал один из самых «надежных» ее поклонников, и Татьяна, как директор турагентства, помогла открыть ей шенгенскую визу. Брюссельцу Жану было направлено пылкое письмо с объявлением о скорой встрече, после чего он тут же исчез с горизонта. Ванесса этого не знала, так как уже находилась на пути «туда». Нормального почтового адреса этого трусливого Жана она не имела. Это была беда многих наших женщин: чаще всего все, что они знали о партнере — это его e-mail и его легенду.

Итак, Ванесса находилась в центре Европы, с неважным английским, почти без денег и с весьма смутными представлениями о том, чем же ей заняться. Уехала она летом. Раз или два в месяц от нее приходили по почте очень сумбурные письма, из которых трудно было понять, то ли она решила устроиться посудомойщицей в бар, то ли объявить себя бывшей активной диссиденткой и ждать решения в Европарламенте.

Через три месяца срок ее визы истек, и, видимо, Ванессе предложили пожить в лагере для перемещенных лиц, этакой резервации. Там жили все выловленные спецслужбами нарушители визового режима и ждали своего часа, точнее, решения правительственных органов о продлении срока пребывания или немедленной репатриации. Иногда такого решения приходится ждать годами.

Судя по всему, в резервации пользовались всеми благами цивилизованного западного мира, жили за счет специального фонда и мечтали только о том, чтобы их не выслали на родину.

Во всяком случае, в последнем письме от Ванессы звучал оптимизм, и она приглашала свою маму приехать и разделить с ней прелести жизни в резервации. Наверно, там было не так уж плохо…

Продолжение следует…

Обновлено 13.04.2018
Статья размещена на сайте 28.03.2018

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: