Светлана Рогоцкая Профессионал

Нужны ли родственные узы?

Нам выпало жить в странный век. Технологии взяли верх над человеческими отношениями. По всей видимости, сегодня те, кто не может без чувств, эмоций, объятий, поцелуев, разговоров (в общем, всего того, что называется близкими отношениями) — лузеры, а фавориты — холодные расчетливые молодые (и не очень) люди, выстраивающие свою жизнь, в том числе личную, без особых переживаний.

Фото: Depositphotos

Я расскажу вам сказку. Жила-была девочка. Родилась она в Советском Союзе. Жила в двухкомнатной квартире с мамой и папой. Родители ее, как и все, работали. Так как девочка часто болела, в детский садик ее водить перестали, потому что мама замучилась брать больничные и ловить на себе косые взгляды начальства.

Девочку решено было водить к бабушке — маме папы. К тому же, бабушка сидела с маленькой двоюродной сестрой девочки (дочкой папиной сестры), которой было два годика, потому что жили они все вместе.

Ранним утром девочку приводил к бабушке папа. Маленькая прихожая заливалась тускло-зеленым светом. Девочка шла на кухню и садилась за стол в ожидании, когда проснется младшая двоюродная сестра. У нее не было собственной сестры, и она любила двоюродную сестру, как родную, не отдавая себе в этом отчета.

На стене тикали традиционные часы с длинной цепью с гирями и кукушкой. Девочка почему-то побаивалась кукушки и в то же время с интересом ждала ее появления. Когда маленькая стрелка на часах приближалась к девяти, окошко часов открывалось, оттуда высовывалась маленькая железная головка с клювиком и монотонно начинала куковать девять раз. В это время дверь комнаты, где спала младшая сестра, открывалась, и она прибегала на кухню босиком. Бабушка кормила ее завтраком.

Потом начинались игры. Сестры (разница в возрасте у них составляла три с небольшим года) играли в королев и дрались из-за позолоченного подстаканника — кому надеть его на голову и быть королевой; в трамвай — игра заключалась в том, что соединялись два больших стула со спинками, на передний лицом к спинке садились по очереди: то старшая — она была водителем и объявляла остановки, поднося ко рту кулак вместо микрофона, то младшая. Еще одной их любимой игрой было «богатство» — разноцветные формочки в виде цветков с лепестками, такие традиционные советские детские игрушки.

В полдень бабушка звала девочек одеваться. Начиналась прогулка, во время которой они с бабушкой посещали окрестные магазины — «Океан» и «Красный Богатырь». Эти два магазина находились в противоположных концах. По дороге из «Океана» — кладези рыб и рыбных консервов, каких ныне не встретишь, они заходили в местный храм. Бабушка была очень набожной и хотела, чтобы девочки тоже молились с ней.

После универмага «Красный богатырь» шли домой. Иногда по дороге они заходили на горку между их домом и соседским и катались на разноцветных фанерках (дело было зимой). Такими фанерками в советское время обивали балконы. За то, кому первой скатиться на фанерке, всегда шли ожесточенные споры. Бабушка вмешивалась и укоризненно говорила старшей: «Она же младшая, ты должна ей уступать».

Еще одним излюбленным местом их прогулок была детская площадка с каруселью. Чтобы попасть к ней, нужно было, выйдя из подъезда дома бабушки, перейти небольшую дорожку, пройти между двумя девятиэтажными «молочными пакетами» (так называли сине-белые панельные дома, похожие по своей расцветке на упаковку советского молока) и пересечь большой пустырь — там впоследствии построили школу, где училась старшая девочка. За ним начиналась площадка.

К обеденному времени сестры возвращались домой и обедали. После обеда бабушка укладывала младшую девочку спать, а старшая садилась читать. Она не спала днем с раннего возраста — лет с трех. В ее распоряжении оказывались всевозможные сказки. Одна из любимых книг ее детства — «Волшебные краски», сборник сказок и рассказов советских писателей с яркой пестрой обложкой в виде разноцветных оранжево-синих узоров.

Когда просыпалась младшая сестра, они полдничали, играли и танцевали под радиопередачу «Музыкальная шкатулка» в комнате бабушки и дедушки. Приходил с работы дедушка. Иногда он играл на балалайке, а девочки плясали. Под вечер включали проигрыватель с любимыми песнями старшей девочки: «Учкудук — три колодца», «Под крышей дома твоего», «Миллион алых роз».

Возвращались с работы родители сестры. За девочкой приезжал папа, и они уезжали домой. На следующий день все повторялось снова.

Через несколько лет младшая сестра с родителями переехала в соседний район. Иногда они ездили к ним в гости. Как-то весной все вместе — родители и дети — отправились за мать-и-мачехой на теплотрассу к железной дороге. Потом пришли домой к старшей девочке и записывали на недавно подаренный ей родителями магнитофон «Электроника 302−1» дурацкие песенки, которые младшая сестра узнала из пионерского лагеря, где отдыхала летом.

Старшая девочка с папой ездила в гости к младшей сестре, когда они еще раз переехали на другой конец Москвы, и играла с их черным котом Маркизом.

Когда старшей исполнилось 19, а младшей 16, они провели совместное лето на даче родителей старшей девочки: слушали модную тогда группу «Иванушки Интернешнл», играли в прятки на участке, гуляли по вечерам по деревне.

Младшая увлеклась модной группой «Продиджи», носила прическу из мелких косичек. Однажды она позвонила на радио «Максимум» и заказала для своей старшей сестры песню модной тогда группы «East-17» «Leave around the world». Старшая даже записала на магнитофон момент эфира и много раз его переслушивала. Ей было очень приятно.

Старшая закончила юридический колледж, потом юридическую академию, познала первую неразделенную любовь, за которую ее строго осудили родители, и с тех пор отношения с ними стали портиться. Младшая поступила в педагогический институт на отделение преподавания русского языка как иностранного.

Старшая и младшая съездили с родителями в первые туристические поездки за границу. Старшая — в Финляндию и Швецию, младшая — в Египет. Старшая начала изучать финский язык, а младшая — восточные танцы живота.

Через некоторое время младшая устроилась в восточный ресторан танцевать танцы живота. Вскоре она, будучи природной блондинкой, покрасила волосы в черный цвет. Как оказалось потом, на этом настоял кто-то из владельцев ресторана. В то время как у старшей было несколько романов, ничем не закончившихся, младшая ни с кем не встречалась. Но она уже несколько раз ездила в Турцию, и на смену увлечения Египтом пришло увлечение Турцией.

Младшая познакомилась через Интернет с молодым турком, который пригласил ее к себе. Когда она вернулась из поездки и они встретились со старшей сестрой, та ее не узнала — вместо прежнего спокойствия в глазах сестры стояла нервозность, а еще она постоянно курила, чего не делала раньше. Будучи в гостях у сестры на дне рождения общего родственника, старшая стала свидетельницей того, как младшая пишет СМС-ки тому самому турку. А потом случилось то, чего старшая не видела больше ни разу — сестра плакала.

После этого у младшей было еще два романа с турками в Турции, оба неудачные. Потом она перестала рассказывать старшей о своей личной жизни. За те годы, что она танцевала в ресторанах, младшая обзавелась кругом знакомых и друзей. Со старшей они стали общаться редко. При встрече младшая стала всегда рассказывать старшей исключительно о делах какой-то Маши или Лены, кто из них с кем развелся или вышел замуж, как будто старшая по умолчанию должна была знать, о ком идет речь.

Когда старшая сестра вышла замуж, младшая снова стала чаще общаться с ней — квартира мужа старшей располагалась недалеко от дома младшей. Иногда она приходила к ним поболтать. А еще муж старшей помог ей в практике вождения, когда она сдала на водительские права и начинала водить.

Когда у старшей сестры родился сын, она без раздумий предложила младшей стать его крестной. Та согласилась.

Когда у старшей сестры расстроился брак с мужем и они развелись, младшая сестра стала появляться реже. Правда, она еще приглашала сестру на день рождения и в гости пару раз в год. Потом встречи стали происходить исключительно по инициативе старшей сестры. Обычно они встречались в городе в каком-нибудь ресторане, ели и говорили… по сути, ни о чем. Младшая все так же рассказывала о своих подругах и друзьях. К этому времени она уже несколько лет встречалась с новым турком, с которым познакомилась также через Интернет. Он приезжал в Москву, она ездила летом к нему в Турцию.

Старшая давно почувствовала, что младшая отдалилась, и несколько раз пыталась вывести ее на откровенность. Ничего не вышло. Максимум, что она услышала, что у сестры есть друг-гей, который занимается коучингом, прекрасно разбирается в психологии и к нему она обращается в затруднительных случаях. Ее собственная скромная помощь больше не требовалась.

Однажды старшая узнала от родственников, что младшая выходит замуж за своего турка после восьми лет встреч. Ее пригласили на домашнее отмечание. Турок не говорил ни по-русски, ни по-английски, и общение шло через сестру, ставшую его женой. Сама она к этому времени стала совсем другой: располнела (впрочем, это произошло еще несколько лет назад), покупала исключительно стильные и дорогие вещи, делала стильный макияж и прическу (всему этому она специально обучалась).

Последующие три года пара жила гостевым браком — раз в несколько месяцев встречаясь в основном в Турции. Младшая была дома у старшей пару раз за несколько лет — когда сын старшей пошел в первый класс, потом на следующий год, на этом традиция прервалась. Сама она никогда не писала и не звонила. Когда старшая писала ей в Фейсбуке, она отвечала пространно и в основном не о себе, а про себя писала исключительно положительно. О том, что у нее проблемы на работе, старшая узнала от родителей, которые продолжали общаться с родителями сестры. Впрочем, младшая все отрицала.

Еще до свадьбы младшей они с сыном один раз побывали на даче у младшей сестры и ее родителей. Было здорово — так им казалось. Но сестра и тогда не раскрылась. Да, она предоставила им свою очень стильно отделанную комнату на втором этаже с широкой кроватью с балдахином. Но ночных посиделок с разговорами не было.

Сын старшей — резвый и живой мальчик — доставил немало хлопот не привыкшим к детским шалостям младшей и ее родителям. Больше их ни разу не приглашали на дачу. Спустя пять лет старшая робко намекнула на возможность к ним приехать, и поначалу они согласились. Но через пару дней ей позвонила тетя, мама младшей сестры, и сообщила, что у них на даче проблемы с отоплением и они не поедут туда ближайшие десять дней.

Она много переживала по поводу отношений с сестрой. Однажды та сказала, что для нее не важны родственные связи, а важнее дружеские.

В конце концов, старшая решила не писать и не звонить младшей самой. За год та вышла на связь на 1 сентября — написав поздравление под постом о том, что сын старшей пошел в шестой класс, потом аналогично — под постом о том, что ему исполнилось 12 лет.

Только на день рождения старшей она позвонила — и странное впечатление осталось от этого звонка. Старшей казалось, что она говорит с маской, точнее, обе они говорят как будто не сами, а надели маски. Младшая обещала заехать через неделю, после того как вернется из очередной загранкомандировки. Но так и не приехала. Впрочем, ее и не ждали.

После Нового года, позвонив дальней родственнице, регулярно общающейся с родителями младшей сестры, старшая услышала от нее, что младшая завтра навсегда улетает в Турцию вместе с мужем. Ее фирма закрылась, и она, наконец, решила воссоединиться с мужем. Уже куплена в кредит трехкомнатная квартира в Турции.

Ей вдруг стало больно. Сестра не сочла нужным даже поделиться с ней своими планами. Она плохо спала в эту ночь. Утром мама рассказала ей, что сестра звонила отцу — своему дяде попрощаться. Не ей, не даже своему крестнику, а именно отцу.

Ей стало еще больнее. Она не могла прийти в себя весь день. Возможно, это потому, что у нее была не вылеченная психологическая травма раннего отвержения, она об этом знала, но еще не нашла подходящего психотерапевта, чтобы вылечить. А возможно, потому, что она где-то глубоко внутри до последнего надеялась, что сестра когда-нибудь выйдет на контакт первая.

Теперь же все заканчивалось. Она плакала несколько раз — ничего не могла с собой поделать. Мама сказала, что в том, что так произошло, есть и ее вина — что не сумела построить отношения с сестрой. Она долго думала, в чем же, но так и не придумала. Надо было чаще звонить? Проявлять большую активность? Но она не умела этого делать.

Мудрая мама сказала, что рвать не надо, а надо ждать приглашения в гости в Турцию.

А у нее возникло только одно желание — немедленно удалить сестру и ее мать из друзей из всех социальных сетей. Правда, вряд ли от этого они почувствуют такую боль, как она. Максимум — удивление.

Так кому же нужны эти родственные узы? В Москве у ее младшей сестры она и ее родители были самыми близкими родственниками. Был еще один двоюродный брат и сестра, но с ними она перестала общаться несколько лет назад из-за квартирного спора между их отцами.

Впрочем, в Турции на свадьбе было, по словам матери младшей сестры, не меньше ста человек. Наверное, с ними интереснее. К тому же, в Турции у сестры много подруг — «турецких жен», все при деньгах и хороших работах. Ей там будет хорошо.

И тогда старшая решила воспользоваться волшебной палочкой, которая у нее была на крайний случай. Она исполняла одно желание раз в три месяца. Взмахнув волшебной палочкой, она попросила забыть о том, что у нее была младшая двоюродная сестра и общее прошлое.

Статья опубликована в выпуске 22.01.2020

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Очень печально, но не похоже на сказку. Странно, но это и моя история, к сожалению, только облегченный вариант. Как будто подсмотрели мою жизнь.

    Оценка статьи: 5

    • Людмила Колесник, спасибо за ваш отклик. Значит, такие истории случаются чаще, чем я думала. Печально. Надеюсь, вы это уже пережили и не испытываете больше болезненных чувств. Я простить пока не смогла.

      • Людмила Колесник Людмила Колесник Читатель 23 января 2020 в 15:11 отредактирован 23 января 2020 в 16:19

        Светлана Рогоцкая, Я отпустила ситуацию, но забыть не могу. Есть такое выражение - вычеркнуть из памяти. Но мая память не хочет вычеркиваться. Это моя младшая на 4,5 года родная сестра и живем в одном городе. Всегда была "игра в одни ворота", я интересовалась и никогда не отказывала в помощи, она ко мне обращалась,только когда ей что-то надо было от меня. И когда умирала наша мама у меня на руках, я ей позвонила, попросила приехать попрощаться, она отказалась, сославшись, что много работы. Наша мама в тот день умерла, это было 11 лет назад. С тех пор никакого общения. Наверно, я тоже не могу ЭТО простить, но бог ей судья.

        Оценка статьи: 5