Николай Аблесимов Грандмастер

Кто вы, студенты 1960-70-х? Материалы к истории поколения

«Свистят они, как пули у виска, зачеты, пересдачи и экзамены…» Просвистели и университетские, и жизненные. К сорокалетию окончания Альма-матер я взялся собрать некоторые основные сведения о коллегах. Получилось следующее.

Н. И. Ульянов, «Выполнение тестов в лаборатории», 1951 г. Фото: Источник

Выпуск химического факультета Ленинградского ордена Трудового Красного Знамени госуниверситета им. А. А. Жданова 1972 года (в основном, поступление в 1967 г.). Родились мы при И. В. Сталине, воспитывались во времена оттепели и естественнонаучных приоритетов, работали при брежневском застое, горбачевской перестройке, ельцинском диком капитализме и путинском олигархизме. Сейчас мы все на пенсии по возрасту (но не по духу) — можно подводить некоторые итоги жизненного пути.

Здесь приведены данные, которые мои сокашники пожелали обнародовать, из открытых источников, социальных сетей и т. п.

Нас было 170 в сентябре 1967 года — превратившихся из алчущих студбилета абитуриентов в студентов, алчущих знаний, карьеры, алкоголя, мужей… Конкурс 4,5 человека на место. Сдавали четыре экзамена: математика (устно), физика, химия, сочинение. Проходной балл из трех первых экзаменов — 14 из 15 (12 на кафедру радиохимии).

Примерно 30% были отчислены в процессе обучения по причинам академической неуспеваемости, замужества, нездоровья… (замещены пришедшими с вечернего отделения, из армии, академотпуска, других вузов…). До диплома в 1972 году добрели около 160 человек (30% мужчин, что для химии второй половины XX века не характерно — многовато).

А к чему пришли в 2012 году:

  • Доктора наук — 9.
  • Кандидаты наук — 51.
  • Преподаватели — более 23.
  • Предприниматели — 4.
  • Полковники — 2.
  • Живут за рубежом — 9.
  • Уже ушли из жизни — 16.

Выводы:

  • практически все работали по специальности — чего не скажешь о сегодняшних выпускниках;
  • патерналистский характер общества налицо — среди докторов наук одна женщина, хотя на курсе их было порядка 70%;
  • 35% «остепенились», что подтверждает исследовательскую направленность образования на факультете в середине XX века;
  • нами воспитаны десятки кандидатов наук и дипломников, а количество студентов и школьников, слушавших наши лекции, не поддается учету;
  • адаптивность и мотивация к предпринимательству низкая — руководителей среднего бизнеса единицы, хотя в 1990-х годах наш возраст был вполне активный — 40−45 лет;
  • армейская карьера не прельщала, хотя все мужчины курса являлись офицерами запаса (два полковника — исследователи из военных НИИ); но от исполнения долга не уклонялись — часть радиохимиков принимали участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС;
  • высок патриотизм или низка подвижность, так как за рубежом постоянно живут единицы, хотя многие работают по контрактам с зарубежными организациями;
  • низка мотивация к партийной карьере: в структурах КПСС ее выбрали трое коллег (естественно прервалась в 1991 году); в «Яблоко» — один; в явные диссиденты никто не подался, хотя письма А. И. Солженицына, самиздат постоянно крутились рядом и мы это почитывали;
  • поколение оказалось достаточно жизнестойким — всего 0,94% на сегодняшний день покинули нас навсегда; не было больших войн, голодоморов, расстрелов.

Английская пословица гласит: «Вместо критики других — покрась свой забор!» Таким образом, наши заборы покрашены довольно тщательно!

Статья опубликована в выпуске 20.02.2019

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: