Елена Гвозденко Мастер

Как пережить читательский харассмент? Сатирический рассказ

Сатирический рассказ о жанровых муках современного писательства и инфантильности читателя.

Фото: Depositphotos

Платочкин испытывал жанровые муки. Он пробовал писать любовные романы, но суды заполнили иски с обвинениями в харассменте. Многочисленные читательницы подавали жалобы на домогательства со стороны мастера художественного слова.

Некая Фрося К., шестидесятилетняя девица, первой обвинила писателя в сексуальных домогательствах посредством литературного произведения.

— Ваша честь, вы только послушайте: «Ночь плевалась колючими звездами. Томный лес пел серенаду. Я коснулся локтя прекрасной девушки, она одернула руку. Я продолжал настаивать…»

— И что? — не выдержал Платочкин. — Какое это отношение имеет к вам?

— Как это какое? Я тоже девица.

— Это лишний раз доказывает абсурдность обвинения, ваша честь. Если до сей поры не нашлось желающих, то почему вы думаете, что я стал исключением?

— Писатели — народ странный, — парировала немолодая судья, игриво поводя могучими плечами. Почему-то жест напомнил Платочкину былинных богатырей.

— Ваша честь, эта сцена проникла в самое нутро моей пламенеющей натуры. Строчки запали в сердце. А это — глубокий харассмент, можно сказать, причинение тяжкого вреда здоровью.

А Клава П. вместе с иском о приставаниях подала еще и заявление на алименты, явившись в зал заседаний в очень интересном положении. При этом было видно, что в этом положении она пребывает довольно продолжительное время, а роман вышел из типографии всего пару месяцев назад.

— Позвольте, — возмутился писатель, — какое я имею отношение к вашему потенциальному ребенку? Да и по срокам не сходится…

— Как это не сходится? Беременность наступила после вашей книги «Трое из двух».

— Но там литературный герой вовсе не писатель, он агент разведок сразу пяти стран, молодой, спортивный мужчина.

— Естественно. Стала бы я рожать от первого попавшегося.

— Но я-то чем похож на вашего любовника?

— Ничем. Так и я не блондинка, — Клава стащила белокурый парик, обнажив яйцевидный череп, еле прикрытый темными грязными волосами. — И что?

Устав от многочисленных заседаний, Платочкин перешел на детективные истории. Но не успела первая книга обсушить типографскую краску, как в квартире литератора раздался дверной звонок.

— Мы за вами, — сообщили серьезные парни в форме.

— За что?

— Вы вот пишете, что ювелирный магазин обворовал некий Кривой, а старушку из третьего подъезда задушил ее сосед снизу после очередного залива квартиры.

— И что?

— Мы вынуждены вас задержать. Вы подозрительно осведомлены.

Когда через пару месяцев Платочкина отпустили, он поклялся никогда не позволять своей фантазии уноситься в мир преступников и жертв.

Но не писать литератор не мог! Через три месяца вышла его первая книга в жанре фантастики. Что тут началось! Толпы возмущенных читателей осаждали квартиру. Кого-то обижали люди-звери с далекой планеты, сексистов оскорбляла женщина-повелительница, за фей его обвинили в мракобесии. Обиженные вели себя агрессивно. Они поджигали входные двери — и квартирную, и подъездную. Сорвали почтовые ящики, сломали лифт.

Литератора спас новый роман Косыночкина, в котором несчастный имел неосторожность писать о мире, где правили собаки, а люди им служили…

Что еще почитать по теме?

Сеанс у психотерапевта. Чем опасен новый вирус?
Как писатели-фантасты придумывают свои сюжеты?
Полезна ли математика творческому человеку? Как писатель страх перед чистым листом преодолел

Обновлено 4.04.2018
Статья размещена на сайте 25.03.2018

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Лён, как всегда с юмором, но...
    Неужели ты считаешь, что проблемы не существует?

    Оценка статьи: 5

    • Владимир Голубков, существует. Думаю, что у нас особо остро, в атмосфере неуважения и игнорирования прав. Ситуация с журналистками, даже слова приличного не подберу. Мне кажется, что корни очень глубокие, и тем множество. От культа тела, который накручивается в инфо-пространстве до исчезновения слов"достоинство", "честь" из лексикона. Рассказ - как повод поговорить на эту тему и на тему "хронических обижулек". Все включают обижульки и оскорблюльки (чего не сделаешь для самоутверждения).

      Оценка статьи: 5

  • С улыбками,

    Оценка статьи: 5

  • Честно, мне весьма...

    "Трое из двух", "подозрительная осведомленность", "оскорбленные сексисты"...
    Плюс замечательная, почти исключительная женская самоирония - все эти ничем и всем оскорбленные девицы 60 лет.
    Если бы эту "статью"-неограненный алмаз развить до полноценного рассказа, добавив немного литературных подробностей, мог бы получиться почти бриллиант.