Елена Гвозденко Грандмастер

Когда землю брали в судьи? Новелла «Суд Земли»

Народный обычай брать в судью Матушку-Землю был довольно распространен в прежние времена у разных народов. Межевые споры часто решались обходом делянки с землей на голове. Такой суд считался окончательным, так как крестьяне верили, что Земля чистая и не допустит обмана. Об этом данная новелла.

Картина В. А. Бараненко «Сенокос», 2008 г. Фото: Источник

…После Петрова дня Михайло собрался на дальний покос. Мужики, помолясь, разминали косточки рядом с домом, на ближних лугах, Михайло же рассудил, что ближний, малый надел, он всегда успеет закопнить.

До рассвета запряг лошадку в телегу, сложил нехитрый полевой скарб, дождался, когда баба его — приземистая Марфуша, прижимая к груди узелок, уселась на подстеленную дерюжку. Тронулись.

День занимался ладный, небо, будто изба накануне праздника, прибрано чисто, ни облачка. Телега слегка поскрипывала, жаворонки вторили. Благодать!

До покосов добрались, когда уже солнце в зените стояло. Пока лошадку распрягали, стан сооружали, Михайло все на Марфу поругивался: не пожелала в ночь ехать, сейчас бы уже первую копенку накосил.

По-хозяйски обошел надел — трава густая, сильная. Дошел до границы с соседней делянкой кривого Василия… Показалось ли? Камни, что на меже стояли в прошлом году ровненько в ряд, будто сдвинуты? Присмотрелся — не показалось, сдвинуты! На десяток саженей меньше участок стал. Никак соседушко лихоманит?

Марфу позвал, но та подмены не заметила. Косит Михайло, а сам все о камнях думает, на соседский лужок посматривает. И кажется ему, что у Василия трава гуще и сочнее.

Не выдержал, подошел, покачал валун — шатко. Оторвал от земли, передвинул. Жена увидала, бросилась:

— Это что ж ты, окаянный, творишь? Или своего мало? Позором всю семью покрываешь.

— Отойди, — ожег мужик взглядом, — не лезь, не бабье то.

А на рассвете другого дня явился и Василий со своей Оленой. Распрягся и сразу к камням. Сжал кулаки, пошел на соседа. Михайло лишь ухмыляется.

— Думал, не замечу? Аль не стыдно? Сколько лет мирно жили.

— А ты не совести, — голос Василия срывался на крик, — не совести. Сам камни сдвинул, а меня позоришь.

— Так я на место поставил. И говорить не о чем, — Михайло взялся за отложенную, было, косу.

— Как не о чем? Грабишь среди бела дня, — сосед кинулся в драку. Бабы завизжали, бросились разнимать. Затрещала холстина, полетели клочки волос. Олена окатила дерущихся студеной водой. Притихли.

— Пусть нас Мать-Земля рассудит, — не унимается Василий.

— Не греши, милой. Сам же знаешь, виновен.

Но мужика не остановить, рубанул землицы с дерном, на голову положил и пошел. По правилам, весь свой участок должен обойти. Начал с дальней границы, шел, голову высоко держал. Бабы застыли, рта боятся открыть. Михайло лишь мелко крестился.

А Василий к камням подбирался, зашел на соседский надел, сделал пару шажков и упал. Глаза закатились, изо рта пена. Тут уж не до дележки, быстрей кобылку запрягать, да к знахарке везти.

Гнал мужик лошадку, а сам все на лежащего соседа поглядывал, молитвы читал. Живым до старой Лукерьи, что славилась своим лекарством, привез.

Весь покос пролежал Василий в беспамятстве. Поднялся лишь к сентябрю. Тенью по деревне бродил, стыдно. Все вспоминал, как по весне камни те таскал, да ровнял, чтоб не приметно. Мужики ему делянку скосили, да сено перевезли. Больше всех старался Михайло.

Обновлено 19.06.2018
Статья размещена на сайте 17.06.2018

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • "Камни, что на меже стояли в прошлом году ровненько в ряд, будто сдвинуты? Присмотрелся — не показалось, сдвинуты!".

    На Руси издревна общинные земли каждый год делили по числу сыновей, меняя участки жеребьёвкой.
    В одних семьях рождались мальчики, или взрослых семейных сыновей выделяли родители, в других кто то умирал. Поэтому каждый год и собирали сход.
    Возможно где то и существовал такой обычай - закреплять землю.
    Кроме общинных земель существовали и приусадебные наделы, но их старались не запахивать.

    • Александр Бедрицкий, иногда закрепляли. Но если и делили, то по осени. Уже зимой крестьяне свозили навоз на свои наделы.

      Оценка статьи: 5

      • Елена Гвозденко, "Михайло собрался на дальний покос. ... ближний, малый надел".
        Предки не говорили что они вывозили перегной на луга.
        Сенокос делили по состоянию травы, часто косили сообща и делили уже готовое сено.
        Согласен - в каждом регионе были свои обычаи.

        Главное в другом - в Вере людей в силу Земли-матушки.

  • Вот бы и сейчас Матушка-Земля судьёй была!
    Спасибо, Елена, за новеллу.
    С теплом,

    Оценка статьи: 5

    • Людмила Белан-Черногор, а хорошо бы. Застройщики с глыбой земли участки бы обходили )))

      Оценка статьи: 5

      • Елена Гвозденко, статья немножко пасторальная. Эти тяжбы за клочки землицы умиляют и отторгают. Мы с соседом очень мирно перенесли границу сетчатым забором с одной стороны в 30 метров на ок 1 метра. Разбивка всех квадратов 6-ти соток ещё сохранидась и был нагляднго виден заезд на нашу территорию. Никаких обострений не случилось.
        Оценка однако: - 5 за художественность подачи темы.

        • Сергей Дмитриев, пасторальная. Но это цикл такой, по материалам архива Русского географического общества. Тут интересен обычай, довольно распространенный, кстати. Практически на всей европейской части, Кавказе.

          Думаю, что предмет дележа вашего соседом не был так значим, как у крестьян того времени )))

          Оценка статьи: 5