Константин Кучер Грандмастер

Насколько хорошо буржуины знают наши секреты? Байки бывшего лесника

Дело было в 90-х, когда каждая деревня считала, что у неё должен быть свободный проход в Забугорье, чтобы прямо с утра можно было бы сбегать не по тайной тропе, а официально, через пункт пропуска, за жвачкой и таким аппетитным датским сервелатом, который эти потомки викингов делают из отходов нефтепродуктов с добавлением разных вкусовых добавок и имитаторов запаха мяса и чеснока. А то как потом работать без жвачки и бутеров с сервелатом?

В. Г. Худяков, «Стычка с финляндскими контрабандистами», 1853 г. Фото: artchive.ru

Хотя… Зачем и работать-то, когда у тебя жвачка и гуманитарный сервелат?..

Эта волна и нас накрыла. Финляндия-то — вот она, под боком. Я тогда ещё по своей основной специальности работал, в лесах на севере республики. И как-то наш директор решил, что нечего машины с лесом на таможню, в Костомукшу, отправлять. Это ж какой крюк! От нас — больше сотни верст на восток, к федеральной трассе, по ней — чуть ли не три сотни километров на юг, а потом снова — с неё и уже в обратном направлении, на запад. К границе. Да никакая экономика такой транспортной составляющей не выдержит. Даже если тебе за кругляк и финскими марками башляют. А вот если бы «дырка» в границе прямо у нас в районе была… Это же совсем другое дело!

Вызвал директор председателя райисполкома к себе. Так, мол, и так, Геннадий Федорович. Надо! А то как вы там в своем исполкоме без жвачки и сервелата… Не понимаю!

В общем, с главой района решили мы вопрос. Но! И с пограничниками надо бы его согласовать. Предупредить их. Так, мол, и так. Вот тут «дырка» в границе будет. Официальная. С дозволу и по согласованию с властями. Чтобы знали погранцы, что всё в порядке. Вот тут — можно шастать. А то ведь повяжут ни в чем неповинных граждан!

И чтобы подобные безобразия пресечь на самом корню, решено — едем на заставу. Двумя машинами.

В первой — мы, российская сторона: председатель райисполкома, его водитель, я, как сопровождающий от леспромхоза (мало ли, глава чего-то не того у пограничников ляпнет или на нетрезвую голову карандашом не там место будущего пропуска отметит), и телевизионщики — их главный и оператор с камерой. Надо же отснять такие достижения демократии в действии!

На второй машине — представители сопредельной стороны. Примерно такой же состав: водитель, кто-то от их муниципалитета, дорожники, переводчица и иже с ними. У нас- обычный УАЗик с полным приводом (ехать-то на заставу лесной дорогой, не по асфальту), у них — «Тойота Ланд Крузер».

Сказано — сделано. Выехали в мало кому известном направлении — «на заставу». Едем, едем, вдруг — развилка. И ладно бы в одном направлении дорога накатанная была, а в другом — травою и кустарником поросшая. Нет, в обе стороны колея — примерно одинаковой убитости.

А едем уже по приграничной полосе. Нам, леспромхозовским, в этих местах работать заборонено, и я, естественно, их не знаю. Водитель наш это прекрасно понимает, поэтому и спрашивает главу района, который, по идее, должен вверенную ему территорию, как свои пять пальцев:

— Куда, Геннадий Федорович? Направо? Налево?

Тот, ничтоже сумняшеся, и отвечает:

— А шут его знает!

Вышли мы из машины, закурили все дружно, стоим, думаем — куда? Направо? Налево? Карты-то у нас нет! Приграничная полоса. Секрет! Её только в районном управлении Конторы глубокого бурения… и то, только если соответствующий допуск у тебя имеется. Причем, чтобы её получить, за месяц им заяву написать надо, они её отправят в Петрозаводск, оттуда, в свою очередь, в Москву… И только там будут думать: отказать ли, от греха подальше, чтобы ответственность на себя не брать, или всё-таки разрешить и выдать поглядеть одним глазком там, у них в районном управлении, без права выноса.

В общем, нет у нас карты. И куда — направо, налево — непонятно. Увидев, что мы остановились, то же самое сделали и финны. Вышли из своей машины, подошли к нам. «В чем проблема? Чего стоим?»

Мы им и объяснили, что не знаем, куда дальше: направо или налево. Они проблему поняли, вернулись к своей машине, вытащили из неё свою, финскую карту нашей (!) приграничной (!!) территории… Подробную карту, «километровку», которую, опять же, у нас не каждый и не где попало. Так как этот масштаб карты любой местности — хоть приграничье, хоть Ивановская область — секретный картографический документ!

Вытащили финны свою карту, расстелили её на капоте своего «Крузака»… Посмотрели, сориентировались… И машут нам рукой — налево, мол. Мы и поехали. И приехали по итогу туда, куда нам было надо. На заставу.

Помню, так мне тогда стыдно было после этой истории из жизни. Да что ж это такое?! У самого обычного гражданского населения, проживающего на территории потенциального противника, у которого на вооружении немецкие «Леопарды», есть карта нашей приграничной территории! А у меня, такого же обычного гражданина, не то что карты их территории, а нашей, родимой карты, нет, и по инструкции, кем-то когда-то утвержденной, и быть не положено. Что там говорить о карте сопредельной стороны!

Если что, так они все наши тайные тропы знают. А мы… А мы у них даже по дорогам общего пользования, вполне возможно, блудить будем.

Статья опубликована в выпуске 2.11.2019

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Александр Исаков Читатель 12 ноября 2019 в 06:20 отредактирован 12 ноября 2019 в 08:17

    Все правильно, карты под секретом держали, не потому что ворогов опасались, а чтобы свои не утекли...По тропкам))

  • Советско-финская граница для меня почти родная.
    В 66-ом году после процесса над Синявским и Даниелем я для себя поставил все точки над «i» и решил, что в этой стране и среди этого народа я жить не буду. Несколько лет ушло на то, чтобы сообразить, что никаких легальных путей оказаться в Свободном мире у меня нет, поэтому я стал изучать, на сколько это это возможно, границу СССР не со странами «советского блока». Южные границы отпали – мухтары приграничных (с той стороны) деревень получали деньги за выдачу беглецов. Принаравливался к Чукотке. Моя первая жена была инструктором по лыжному спорту и я довольно прилично ходил на лыжах. Но в конце концов эта безумная идея умерла и я сосредоточился на финской границе. Было несколько удачных побегов через Финляндию. Все эти истории я жадно собирал. Зачастил в московский «Клуб туристов», изучая отчеты турпоходов по Карелии (отчеты о походах недалеко от границы были закрыты для просмотра). Вроде бы нашел пару мест, где, как я считал, можно было сбежать. Независимость Финляндии была куцая – С. Россия заставила Финляндию выдавать беглецов. Поэтому выбрал глухия места, вдали от финских деревень. План был такой: перейти (переплыть) границу и пробиратьсялесами на запад в сторону Швеции. Моток лески с крючками, кусок проволоки (петля для зайца) и ягоды прокормят меня. За плечами у меня была зима в Туве, где я в «гордом одиночестве» шатался по тайге в качестве охотника-промысловика.
    Во время этих моих приготовлений, мой школьный приятель (сейчас он живет в Минеаполисе) сказал мне: «У меня такое впечатление, что ты хочешь бежать из СССР». Я, как «великий конспиратор» ответил: «Ну а кто не хочет?» Он проигнорировал мой ответ и сказал: «Ты открутился от армии, а я после института загремел на год, в Карелию. Я не предполагаю, а знаю - видел своими глазами – на границе стоит советский солдат с автоматом, который мечтает убить тебя, т. к. за это ему дадут отпуск, лычку, он станет героем». Потом задумался и добавил: «Дверь приоткрылась, мы сделаем тебе вызов из Израиля и, с Божьей помощью, пересечешь границу в Шереметьего. Там тоже будут стоять пограничники, которые тоже будут очень хотеть тебя убить, но такого права у них не будет. Мы помашем тебе ручками и через три часа ты будешь в Свободном мире». Всё так и произошло, но я до последнего дня в СССР держал в голове свой «финский» план на случай получения отказа в «воссоединения» с моими «родственниками» в Израиле.

    Оценка статьи: 5

    • Игорь Вадимов Игорь Вадимов Грандмастер 9 ноября 2019 в 05:46 отредактирован 9 ноября 2019 в 05:47

      Дай Вам Бог здоровья, Владимир Радченко.
      В возрасте около 80 лет заниматься охотой с луком и быть столь социально активным, это дорогого стоит.
      Рекомендую почитать мемуары физика Гамова, у нас печатали.
      Он тоже хотел бежать из СССР, тоже уехал официально - и его планы тоже были абсолютно невыполнимы и опасны.
      Ведь, попытайся он на надувном матрасе переплыть Черное море (примерно столь же выполнимо, как Ваша идея дойти от Выборга до Швеции) и не была бы создана теория возникновения Вселенной.
      Ну, Вы-то явно не Гамов, но все же...

  • Владимир Голубков Владимир Голубков Мастер 2 ноября 2019 в 08:39 отредактирован 2 ноября 2019 в 08:44

    Не хочу тебя обидеть, Костя, как бывшего погранца но...
    Ведь и граница-то охранялась, чтобы от нас не бежали, а вовсе не от проникновения к нам извне.
    В девяностые помню опубликовали данные по переходам границ и все стало на свои места.
    И с картами та же история....
    А рассказ правдивый и интересный.

    Оценка статьи: 5

    • Что ты, Володя! Какие обиды. Не бери в голову. Глупости это.
      Другое дело, учитывай, что мы тогда были совсем другие. Неважно, откуда человек шел к границе - от них или от нас. Если он пытается пересечь границу на участке заставы, значит, он враг.
      А по сути, ты, скорее всего, прав. Лично мои нарушители шли именно от нас. Дело было в учебке, в Забайкалье. Двое зеков сбежали с каких-то урановых рудников и по оперативной информации шли к китайской границе. Заставу, естественно, подняли "В ружье". Нас положили в секреты на наиболее опасных участках. Людей не хватало. Поэтому на тех участках, которые можно было прикрыть инженерной системой, поставили заслоны из мотострелков. Естественно, эти раздолбаи развели костерки, чтобы не мерзнуть, шастали туда сюда. Никакой скрытности. Зеки их заметили и обошли. Но систему не обманешь. Тот, кто шел первым, погиб сразу, на месте, а второго мы забирали у мотострелков. Ощущение такое, что он просто сдвинулся: то смеялся беспричинно, то плакал и постоянно трясся, как будто его знобило.
      Оно и понятно, сдвинешься, когда тот, кто идет впереди, вдруг погибает прямо у тебя на глазах.
      Пацан, с которым когда-то занимался боксом, служил на сотню, другую километров восточнее, на Памире. Вроде бы и рядом, но уже другой Погранокруг. Восточный. Китайка. Он был ранен при задержании нарушителя. Правда, откуда тот шел - из Китая или от нас - не знаю, врать не буду. Сам понимаешь, о деталях распространяться было нельзя. Да, ранен при задержании, да медаль. Но больше, звыняйте, пацаны, низ-зя...
      А тогда, в 90-х, меня поразило другое. Мы на заставе были не меньше часа. И обратил я внимание, что часовой на вышке весь этот час - ни вправо, ни влево. Как стоял, бинокль у глаз и сам - весь внимание в направлении границы - так и стоит. Прямо, как часовой у Мавзолея. Я и спрашиваю сержанта, что нас сопровождал: "Что за байда?! Только не ври мне, сам на вышке стоял, знаю что это такое". Он посмотрел на меня, наклонился поближе и говорит негромко: типа, нонеча, - не давеча. Не сравнивай с тем, что было. У нас сейчас людей не хватает. На вышке - чучело, соломой набитое. Поэтому он за весь час и не пошевелился. Просто, надеемся, что финны видят человека на вышке и думают, что мы бдим. Хотя, навряд ли. Всё они понимают. В прошлом году границу перешел один из тех, с кем я начинал служить. Только я начинал, а он через полгода - на дембель. Отгулял, отдохнул, вернулся и по дренажной трубе переполз от нас к ним. Он же два года здесь служил. Все наши тонкие места знал. Так что чучело на вышке, это больше для самоуспокоения, чем для финнов. Знают. Знают они, какая тут у нас обстановка.
      Вот так. Я ещё тогда подумал: "Да, видно, совсем плохо у нас дело, если погранцы сами на ту сторону переходят. КОГО посылают служить на заставы?!"