Александр Смирнов Грандмастер

Особенности национальной погоды: каким был климат на Руси?

Можно ли привыкнуть к непостоянству? Иногда приходится. Особенно если это непостоянство погоды, воспринимаемое нашими современниками почти как норма. И ладно б «просто погода»! Но нет, все серьезнее.

И. И. Шишкин, «Дождь в дубовом лесу», 1891 г. Фото: artchive.ru

Ставшие привычными «капризы» погоды — не странности, а проявления надвигающегося катастрофического глобального потепления. Во всяком случае, так принято считать. То ли промышленные выбросы причиной, то ли метан, то ли солнечная активность. А в общем, все сводят к глобальному потеплению, хотя иногда «выясняется», что это ослабевает Гольфстрим и Европа скоро замерзнет.

Как бы то ни было, а изменения климата всем заметны. Особенно тем, кто помнит погоду конца ХХ века. Конечно, тогда и трава, как говорится, была зеленее… Что не отменяет факта: погодных аномалий действительно прибавилось.

Вот только… так ли это необычно, если заглянуть в прошлое чуть дальше последней четверти ХХ века? А если «не чуть»?

Клавдий Лебедев,
Клавдий Лебедев, «Князь Игорь собирает дань с древлян в 945 году»
Фото: ru.wikipedia.org

Вроде бы первые дошедшие до нас летописные сведения о погоде относятся к концу Х-го — началу XI-го века. Сразу условимся, что вначале речь идет о собственно Руси, то есть о южных землях, а также о западных (Полоцк) и северо-западных (Новгород).

VIII— XIV века — время т.н. климатического оптимума. Проще говоря, потепления, периода между похолоданием III—VIII и малым оледенением XIV—XIX веков.

Именно здесь возникает Киевское княжество, славяне активно продвигаются к северу, а с XI века идет активная колонизация северо-восточных земель. Прежде всего — суздальского ополья, небольшой зоны черноземов. Климат благоприятствует земледелию, при этом северо-восток надежно прикрыт лесами от кочевников. Что, вкупе с грамотной политикой здешних князей, обеспечивает расцвет Суздальского княжества в XII — XIII веках.

Дальше — сложнее, поскольку в судьбу русских княжеств вмешивается мощнейший фактор: ордынское вторжение.

В. Максимов, «Монголы у стен Владимира»
В. Максимов, «Монголы у стен Владимира»
Фото: ru.wikipedia.org

Тем не менее есть данные, что спад экономики северо-восточных земель начинается не после, а до нашествия. Вроде бы археология фиксирует снижение уровня жизни (по тем временам, очень высокого) уже в первой половине XIII века. Как знать, не климат ли тому причиной?

Примерно в середине XV века наступит малое оледенение. Но внезапно климат не меняется, и возможно, погодные аномалии XIII века и есть предвестники будущего похолодания.

Смотрим…

XI век — летописи содержат сведения о 13 аномальных сезонах, в основном — летних засухах. Не забываем: нынешняя засуха создает дискомфорт и ведет к экономическим потерям. Тогдашняя означает голод и пожары. В целом же, это очень спокойное и сытое столетие, в сравнении с последующими веками…

В XII веке начинаются климатические изменения. Оптимум заканчивается. На столетие приходится около 30 аномальных сезонов, вдвое больше, чем в предыдущем столетии. Эти сезоны группируются несколькими сериями — через каждые 10−15 лет, начиная со второй четверти столетия.

Летописи отмечают порядка 120 природных аномалий, включая снегопады, ураганы, слишком теплые и столь же непривычно холодные зимы. И если погодное явление попало в хроники — оно было действительно необычным. Что в условиях средневековой Руси наверняка означает бедствие.

А климат продолжает ухудшаться.

В XIII веке аномальных сезонов больше 40-ка. Включая 14 голодных лет в первой и начале второй четверти столетия.

Церковь Покрова на Нерли была свидетелем всех природных катаклизмов с XII века
Церковь Покрова на Нерли была свидетелем всех природных катаклизмов с XII века
Фото: ru.wikipedia.org

С 1230 по 1251 годы природных аномалий почти не отмечено, но голод предшествующих лет, сопровождающийся массовыми смертями (в традиционной земледельческой культуре иначе не бывает!), не мог не дать демографического провала и того экономического спада, с которого мы начали. Так что к приходу Орды ситуация в русских княжествах не самая лучшая. Потери должны были коснуться наиболее работоспособных возрастов. И неизбежный спад рождаемости — в том поколении, которое должно было повзрослеть как раз к концу 1230-х.

Это не могло не повлиять на боеспособность русских княжеств. Пускай и косвенно, поскольку основная боевая сила — дружины, вряд ли прямо пострадавшие от голода.
Хотя не это стало главной причиной военных поражений.

А вот падение уровня жизни археология фиксирует. И Орда тут, в первой половине XIII века, вовсе ни при чем.

Но вернемся к погоде

Вторая волна погодных аномалий приходится на конец столетия. В целом, по количеству аномалий XIII век сопоставим с XII-м. Происходит смена эпох, переход от межледниковья к новому оледенению. Климат словно «решает», каким ему быть…

Это продолжается всю первую четверть XIV века. Несколько дождливых лет сменяются чередующимися на протяжении всего столетия засухами (отмечено 12 аномальных засух, 8 из них — общерусских).

Каждая засуха — угроза голода. На XIV век приходится 29 неурожайных и голодных лет, 4 из них — общеевропейских.

Клавдий Лебедев,
Клавдий Лебедев, «Марфа Посадница. Уничтожение новгородского веча»
Фото: ru.wikipedia.org

Частые засухи чередуются с пока еще редкими, но необычайно морозными зимами. А к концу столетия похолодание проявило себя по полной.

Большинство неурожаев XV века — следствие затяжных дождей. Но и необычно холодные зимы продолжаются. И голодные годы — естественное следствие погодных аномалий.

В XV веке было 40 голодных лет — в основном, локальных, в разных частях Русской земли. И рекордное число погодных аномалий — 150! Здесь и выпавший летом снег, и необычайно сильные ураганы, и бесснежные зимы. 150 отмеченных аномалий! А сколько их ускользнуло от внимания летописцев и сколько записей до нас не дошли?

К концу столетия и далее учащаются холодные зимы. Холодные — в сравнении с обычными в то время. При наличии снега это не влечет обязательного голода, но жизнь традиционному земледельцу осложняет. Это XV век, не XX-й, и даже не XVIII-й: знаменитая русская печь еще не та, большинство изб топится по-черному, а существенная часть населения живет в полуземлянках.

XVI век — 45 голодных лет. Почти половина! На этот раз основные «виновники» — жестокие зимы, летние холода и снегопады, град, дожди. Похолодание вступает в свои права, особенно во второй половине столетия.

С. Ростворовский,
С. Ростворовский, «Посланники от Ермака на красном крыльце перед Иваном Грозным»
Фото: ru.wikipedia.org

И учтем, что теперь речь в основном о Северо-Восточной и Центральной Руси, объединяющейся вокруг Москвы.

Климат в целом ухудшается, климатический оптимум позади. Наверняка снижается и без того невысокая урожайность.

В принципе, есть привычное решение: раз в несколько лет переходить на новые земли. Но это крестьяне, дворянин же «сидит» на выделенном ему участке земли. Уйдут крестьяне — некому станет обеспечивать дворян — те не смогут защищать государство. И крестьян постепенно «прикрепляют» к земле…

А чем холоднее климат, тем короче земледельческий сезон. Тем меньше времени на распашку, посев и сбор урожая, на заготовку корма для животных, на сбор и заготовку садовых культур; ягод, орехов, меда и прочих даров природы; льна и конопли.

В XVII веке — «всего» 32 голодных года. Зато каких… Температура снижается на 1−2 градуса. Погодные катаклизмы приходят тремя волнами: в первой четверти, середине и в конце столетия. Первые два периода — наиболее катастрофические, охватывающие всю Европу.

И все это накладывается на политическую нестабильность.

Соборная площадь во времена Годунова
Соборная площадь во времена Годунова
Фото: ru.wikipedia.org

Первый же трехлетний голод 1601−1604 годов ведет к падению режима Бориса Годунова и началу Смуты; в Европе погодные катаклизмы первой четверти столетия «дополняются» Тридцатилетней войной. По меньшей мере, три года из четырех — с летними морозами и снегопадами. Летом 1604 года можно было «ездить на санях»!
В общем, весело, но голодно.

Погода начинает стабилизироваться, а температура повышаться, лишь к концу столетия. Впрочем, и здесь все относительно. В следующем веке климат «поворачивает на потепление». Что это значит? Да, станет теплее. Но это после. А пока XVIII век отличается почти непрерывной чередой погодных аномалий, прежде всего суровыми зимами.

На одну их таких зим, 1708 — 1709 годов, приходится известный поход Карла XII, завершившийся под Полтавой. Мороз одной из самых холодных зим Европы чуть ни вдвое проредил шведскую армию…

Денис Мартен, «Полтавская битва», 1726 г.
Денис Мартен, «Полтавская битва», 1726 г.
Фото: ru.wikipedia.org

В начале и в конце XIX столетия приходят морозы, но в целом, начиная со второй половины века, в Европе теплеет.

А вот данные по неурожаям, как ни странно, очень разнятся. От 13 климатических аномалий и единственного голодного года (1840) первой половины века, до неурожаев и голода каждые 6−7 лет. Скорее всего, верно и то, и другое. Просто в 1840 и 1891−92 годах голод охватывал большую часть страны, а локальные неурожаи — практически норма, попадавшая в статистику, но удивления не вызывавшая.

Но мы говорим не о голоде, а о климатических аномалиях.

XIX-м веком Малый ледниковый период завершился. Но это еще не все. Помимо чисто климатических, случаются и другие природные аномалии.

Ф. Алексеев,
Ф. Алексеев, «Площадь у Большого Каменного театра 7 ноября 1824 года»
Фото: ru.wikipedia.org

Так, относительно спокойный XIX век отметился несколькими эпидемиями, как минимум, одним крупным землетрясением, и крупнейшим наводнением 1824 года в Санкт-Петербурге, когда вода поднялась более чем на 4 метра.

Это самое крупное столичное наводнение — но сколько лет той столице? И да, устранение ущерба стоило казне 20 млн. рублей — громадные деньги! И несколько сот погибших не вернешь. Но… сколько необычно сильных наводнений пережила Русь за тысячелетие своего существования? А в земледельческой культуре любая погодная аномалия способна вызвать голод.

А регулярные нашествия саранчи и грызунов, уничтожавших урожай? В летописях таковых отмечено немало. Об ураганах молчу, в сравнении с остальным их можно считать мелочью.

Г. Ч. Брюэр,
Г. Ч. Брюэр, «Успенский собор в XIX веке»
Фото: ru.wikipedia.org

Ах да, еще были землетрясения. Одно из них в конце XV века разрушает строящийся Успенский собор в Москве. А в XII веке отмечено аж 10 землетрясений! Конечно, это из ряда вон выходящая сейсмоактивность, но собственно землетрясения были на Руси известны и не всегда безобидны.

И мы еще не вспомнили об эпидемиях, нередко сопровождавших климатические аномалии. Следующий за ними голод, особенно систематический, из года в год, вел к неизбежному ослаблению иммунитета. Конечно, этот фактор далеко не единственный и, может быть, не основной, но не учитывать его нельзя.

Вы все еще удивляетесь странностям погоды? Да и можно ли назвать их странностями? Может, нынешние аномалии — своего рода «сезонная норма»? Просто «сезоны» длятся по несколько столетий…

Статья опубликована в выпуске 30.08.2019

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: