Игорь Вадимов Грандмастер

Что такое бора?

На Земле в различных регионах существуют сезонные ветры. Муссоны, пассаты… У них много названий. Среди прочих сезонных ветров на многих морских побережьях существует ветер «бора». Что это такое?

Фото: Depositphotos

Сам термин восходит к древним грекам, которые знали силу северного ветра и назвали его βορέας — северный ветер. Все ветры возникают из-за разности давлений, бора — не исключение.

Когда горная цепь лежит близко к морскому побережью, то с приходом зимы возникают предпосылки к возникновению боры. Ведь море, согретое летом, зимой обеспечивает более теплую погоду на побережье. Тем временем за горами уже наступила настоящая зима. Потому за горной цепью устанавливается антициклон, зона высокого давления, а на побережье и над морем — стоит зона низкого давления.

Если воздух из зоны антициклона сможет перевалить через горную гряду, это означает начало «боры». Затем ветер начинает дуть все сильнее и сильнее — путь через перевал высокому давлению уже открыт. Холодный ветер из-за перевала несет с собой мороз, за сутки урагана температура опускается иногда и на 40 градусов, начисто сметая с побережья остатки летнего тепла, принося с собой зиму.

У нас в Новороссийске такие ветры называют бора, или просто — норд-ост. В Японии такие ветры зовут ороси («ветер бедности»). На Байкале у острова Ольхон такой ветер называют сарма, в Певеке — южак. В Хорватии, на Адриатике, такой ветер зовут бура, с ударением на первый слог. На побережье Франции, в районе Тулона, дует мистраль, а в Мексике — нортсер.

Рассмотрим случай Новороссийской боры. К северу от Цемесской бухты расположен хребет Варада, один из северных отрогов Кавказских гор. Как раз напротив бухты — Мархотский перевал, высота которого составляет 430 метров. По ту сторону перевала на северо-востоке уже стоит зимний антициклон, а у моря все еще тепло и давление низкое. Когда ветру удается перевалить через хребет, открывая путь боре, начинается…

Впервые жители Новороссийска познали все прелести ветра бора в 1848 году, в ночь с 12 на 13 января. В тот раз бору местные жители сравнивали со всесокрушающим ураганом, превосходившим ярость тропических ураганов где-нибудь на Карибах, в теплых морях. К тому же вместо тепла пришел жгучий мороз, при котором морские брызги мгновенно, на лету, превращались в льдинки. В тот первый раз из-за страшного ветра погибла русская эскадра, стоявшая в порту Новороссийска.

С тех пор бора неоднократно посещала Новороссийск. В 1899 году набережная города оказалась покрыта слоем льда толщиной 4 метра. В 1954 году бора покрыла город сугробами, высота которых в некоторых местах превышала 4 метра, а главные улицы города были покрыты слоем снега толщиной 1.5 метра.

Ученые раскрыли секрет образования этого явления природы очень давно. И решение проблемы боры для Новороссийска оказалось очень простым — достаточно пробить хребет тоннелями, которые, не дожидаясь кризиса и страшного урагана, будут пропускать холодный воздух на побережье. Если поставить в тоннелях электрогенераторы, то они давали бы региону десятки мегаватт энергии. Ветер из всесокрушающего урагана превратился бы в свет и тепло для многих городов Краснодарского края. А заодно и бора была бы укрощена, невозможным бы стал сильный перепад давлений с разных сторон горного хребта.

Казалось бы, проблема давно известна, решение — осуществимо. Почему до сих пор время от времени на город нападает стихия?

Первыми, еще до революции, решение предложили английские фирмы. Увы, за то, что пробьют тоннели, они запросили бессрочную концессию добычи мергелей, из которых сложены горы хребта Варада. В наше время Новороссийск — один из крупнейших центров производства цемента в России, в нем пять цементных заводов, на которых из добываемых в хребте мергелей производится около 7 млн. тонн цемента в год (то есть 13.7% от общего производства цемента в России).

Вот этот-то факт наличия высококачественного сырья для производства цемента на предполагаемом месте работ по созданию необходимых для избавления от боры тоннелей и помешал российским чиновникам принять предложения англичан.

Новороссийский порт
Новороссийский порт
Фото: Depositphotos

Жители Новороссийска, рассказывая об ужасах боры в 80-е годы прошлого века, не забывали и о недавнем в те времена отвергнутом предложении американцев. Американские-де фирмы были готовы спасти город от боры, выкопать необходимые тоннели и в качестве платы были согласны удовлетвориться тем сырьем для производства цемента, которое было бы при этом добыто. Но власти страны, посчитав, какая при этом получалась цена тоннелей, отказали наотрез.

Вот так мы и остались без тоннелей и с борой. Потом пошла перестройка, а после нее до сих пор идет восстановление народного хозяйства, до сложных и огромных технических проектов по созданию тоннелей руки у властей дойдут еще нескоро. А ведь во время боры всегда бывают разрушения, часто серьезные, и очень часто — человеческие жертвы. Сколько еще будет этих разрушений и жертв? Ведь их наверняка спишут не на головотяпство чиновников, а на непреодолимые природные условия.

…Интересно, а почему французы никак не могут решить проблему мистралей, а японцы терпят «ветер бедности»? Наверное, проложить тоннель через горный хребет — не такая уж простая работа. Похоже, французским чиновникам, принимающим решения, проще перетерпеть мистраль — особенно, если они живут не на побережье, а, скажем, в Париже.

Статья опубликована в выпуске 30.11.2019

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: