Юлия Индиктор Мастер

C.С. Чахотин. Как выглядит толпа под микроскопом?

В ту ночь, когда произошло страшное землетрясение 1883 г. на Принцевых островах, у русского консула в Турции Степана Чахотина родился сын Серёжа. К счастью, все остались живы — дом Чахотиных находился не на том острове, который исчез с карты мира.

Сергей Чахотин с сыном Петром, 1961 год, Москва Кадр из фильма "Сергей в урне", www.dw.de

С. С. Чахотин (1883 г. — 1973 г.) прожил жизнь долгую и яркую. Трудно поверить, что в одном человеке могут соединиться столь выдающиеся таланты учёного и политика, художника и полиглота, писателя и философа!

Закончив с золотой медалью одесскую гимназию, Сергей поступает на биологический факультет Московского университета. Но уже в 1902 г. его исключают за участие в студенческих бунтах, и он едет в Германию в престижный Гейдельбергский университет.

Успехи С. Чахотина в учёбе впечатляющи, а интересы чрезвычайно разнообразны — химия и физика, биология и философия. В 1907 г. 24-летний русский учёный удостоен степени доктора философии и зоологии. Он, наконец, определяется с основным направлением своей деятельности — микробиология! Это неудивительно, квантовая теория, открытие рентгеновского излучения и явления радиоактивности способствовали появлению новых интересных подходов к изучению живых организмов.

Работа с А. Эйнштейном и В. Рентгеном положила начало новому направлению в экспериментах Чахотина на живой клетке. Именно он впервые использовал сфокусированное ультрафиолетовое излучение для воздействия на клетку, заложил основы экспериментальной цитологии и эмбриологии. С его именем навсегда связаны успехи современной лазерной фото- и радиобиологии, электрофизиологии.

Говорят, что есть люди, которые входят в историю, и есть такие, которые в неё вляпываются. С. Чахотин — человек незаурядный, относился к тому редкому типу, которому блестяще удавалось и первое, и второе. Так в 1906 г., несмотря на многочисленные предостережения, он поехал в свадебное путешествие на Корсику, где бандиты похитили его жену, потребовав огромный выкуп. Деньги удалось добыть, лишь распродав на аукционах в Париже ранее написанные им картины.

Через год семья Чахотина с новорожденным сыном отправляется на Сицилию в Мессину. И здесь их застаёт ужасное землетрясение, в котором погибло более 60 тыс. человек, а цунами превратило в руины цветущий город.

Жена и сын не пострадали, но сам Чахотин был погребён под развалинами дома, и только через день его, тяжелораненого, удалось вызволить. Операция на позвоночнике прошла неудачно, на всю жизнь он остался с горбом.

По приглашению великого И. Павлова Чахотин возвращается в Россию и работает у него ассистентом. Когда совершается Октябрьский переворот, он, не приняв большевиков, сбегает на Дон к Каледину, руководит службой агитации и пропаганды, работая с интересом и самоотдачей. В 1919 г. буквально под носом у чекистов ему удаётся скрыться за границу.

Разносторонне талантливый учёный, С. С. Чахотин востребован в европейских университетах, однако интерес к политике неизбывен — он активно сотрудничает в «Смене вех», постепенно дрейфуя к просоветской позиции. В 1921 г. появляется его статья «Мы идём в Каноссу!», где с присущим ему умением обосновывать он убеждает эмиграцию покаяться перед народом и вернуться в Россию. К сожалению, многие прислушались к его совету и нашли свою кончину в застенках ГПУ.

А вскоре знания и энергия Чахотина потребовались немецким социал-демократам — он возглавляет службу пропаганды союза «Железный фронт», выступающего против нацистов Гитлера, коммунистов Тельмана и монархистов фон Папена. Он убеждён, что в политике для большинства людей эмоции важнее доводов, расчётов и логики. В соответствии со своими взглядами Чахотин разрабатывает стратегию и тактику борьбы, символику и предвыборные плакаты, лозунги и даже форму членов союза.

Он работает успешно, его даже называют «красным Геббельсом», но с приходом Гитлера к власти ему опять приходится спасаться бегством, на этот раз во Францию. Правда, фашизм настигнет его и здесь, в 1940 г. на семь ужасных месяцев его посадят в концлагерь. А за два года до этого С. С. Чахотин пишет книгу, которая становится основным трудом его жизни.

«Изнасилование масс. Психология тоталитарной политической пропаганды» — именно это произведение де Голль сделает своей настольной книгой и потребует от своих министров тщательно её проработать. В американских университетах она обязательна для изучения всех студентов-политологов. В СССР сразу после появления она была запрещена окончательно и бесповоротно — сработало правило цензуры «неконтролируемый подтекст».

Основа книги — изложение учения Павлова об условных рефлексах, анализ эволюции человека, классификация инстинктов отдельного человека и толпы. Привлекая обширные знания учёного-физиолога, Чахотин утверждает, что пропаганда, воздействуя на массовое и индивидуальное сознание, порождает рефлексы, которые ведут к подчинению диктатору.

Еще Л. Толстой заметил, что огромные массы людей приходят в движение потому, что их объединяет некое простейшее, но всеобщее чувство. В своей книге Чахотин доказывает, что не только такие глубокие чувства, как радость или страх, но и парады, песни, ритуалы, символика помогают парализовать волю людей и править ими.

Он, наверное, согласился бы с мыслью Б. Акунина, вложенной в уста архиерея Митрофания: «Люди бывают разные, есть и хорошие, и плохие, но по большей части они никакие, вроде лягушек, принимающих температуру окружающей среды. Тепло — тёплые, холодно — холодные. Надо, чтобы климат потеплел, тогда и люди теплее, лучше станут. Долг власти — правильный климат создавать, а об остальном Господь позаботится и сами люди не оплошают».

В 1958 г. решив, что страна оттаяла навсегда, С. С. Чахотин приехал в СССР, став весьма подозрительным возвращенцем и почётным, но невыездным профессором. Своих шестерых сыновей он просил похоронить его на Корсике, где прожил самые счастливые дни своей жизни.

Обновлено 6.05.2014
Статья размещена на сайте 5.05.2014

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: