• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Сергей Курий Грандмастер

Как Алиса Кэрролла стала чернокожей?

Я была маленькой чёрной девочкой по имени Эллисон, и меня всегда называли Алисой в стране чудес. Но она была белой…
Из комментариев на «Facebook»

Сколько уже было писано-переписано про трудности перевода «Алисы в Стране чудес»! И дело здесь не только в каламбурах и парадоксах, которые, как правило, накрепко привязаны к особенностям английского языка. Перевод осложняет и культурный фон, отражённый в сказке Льюиса Кэрролла — например, детали британского быта XIX века или отсылки к местному фольклору, поэзии и песням.

Иллюстрация Erin Taylor из издания «Alice's Wonderful Adventures in Africa» (2009) Фото: kursivom.ru

А теперь представьте, какой непосильной и одновременно заманчивой задачей является стремление сделать «Алису» близкой и понятной для народов, которые крайне далеки от европейской культуры.

Иллюстрация Erin Taylor из издания «Alice's Wonderful Adventures in Africa» (2009)
Иллюстрация Erin Taylor из издания «Alice's Wonderful Adventures in Africa», 2009 г.
Фото: plyk.ru

С подобными проблемами сталкивались ещё христианские миссионеры. Попробуй, объясни постулаты своей веры племенам, у которых даже нет представления о едином Боге (не говоря уже о концепции Троицы, которая и не всякому-то европейцу понятна!).

Тем не менее попытки перенести действие не самой простой английской сказки в предельно чуждую культурную среду существуют.

С подобными примерами я столкнулся, когда искал в Интернете разнообразные иллюстрации к сказке Кэрролла для своей коллекции. В своих поисках я наткнулся на несколько любопытных изданий, о которых сейчас и расскажу.

«Elisi katika nchi ya ajabu» (1967)

Одной из первых попыток адаптировать «Алису» для чернокожих детишек Африки стало издание 1967 года под названием «Elisi katika nchi ya ajabu». Именно так звучит название сказки в переводе на суахили — язык восточноафриканских племён. Перевод осуществил некто «St Lo de Malet». Во вступительном стихотворении (на том месте, где Кэрролл рассказывает про «Июльский полдень золотой…») переводчик пишет:

Давным-давно белый человек, которого любили дети,
Рассказывал им очень интересные истории из мира сновидений.

Я тоже люблю африканских детей,
И думаю, им очень понравится, если они услышат на своём прекрасном языке
О ребёнке в стране чудес…

Существует информация, что по своему роду деятельности переводчик как раз был христианским миссионером. По крайней мере, намёк на это можно усмотреть в сцене, где Элиси размышляет о том, что будет, если она пролетит всю Землю насквозь:

Как выглядят люди на той стороне? Когда я окажусь там, то поклонюсь им и спрошу, какая у них религия.

Тут надо отметить, что переводчик придерживается оригинального текста гораздо в большей степени, чем это можно было бы ожидать. Конечно, он добавляет туда местный колорит, но делает это дозированно. Например, в начале сказки указывается, что Элиси с сестрой сидят «в тени мангового дерева».

Тот же подход мы видим и на иллюстрациях к этой книге. Художник (имя которого не указано) берёт за основу оригинальные гравюры Тенниела и немного неряшливо их перерисовывает с учётом всё того же местного колорита.

В первую очередь, это касается героини, которая изображается чернокожей девочкой с традиционными рядами косичек на голове. Также художник облачает Элиси и многих других персонажей в местную одежду. Так Белый Кролик носит просторное длинное платье, а на голове Шляпника и папы Вильяма можно увидеть подобие фески с кисточкой.

Иллюстрации неизвестного художника из издания «Elisi katika nchi ya ajabu» (1967)
Иллюстрации неизвестного художника из издания «Elisi katika nchi ya ajabu», 1967 г.
Фото: kursivom.ru

Жилища и детали быта тоже по-африкански аутентичны. Если у Тенниела Белый Кролик падает и разбивает стекло теплицы для огурцов, то здесь роль теплицы играют керамические кувшины.

Изменились и участники Безумного Чаепития. Если Шляпник всего лишь превратился в чернокожего Продавца Шляп, то на месте Мартовского Зайца мы видим Черепаху, а на месте Сони — Галаго. Галаго — эта родственник лемуров, этакая забавная полуобезьяна с большими глазами и оттопыренными ушами. На суахили зверька зовут «Komba», и, как оказалось, такой выбор не случаен. Галаго очень любит лакомиться пальмовым вином, поэтому слово «комба» на местном жаргоне означает ещё и пьяницу. Поэтому, как и Соня, этот герой сказки постоянно находится в осоловелом сонном состоянии.

Слева — иллюстрация неизвестного художника из издания «Elisi katika nchi ya ajabu» (1967). Справа — фото галаго (Petr Hamerník, ru.wikipedia.org)
Слева — иллюстрация неизвестного художника из издания «Elisi katika nchi ya ajabu», 1967 г. Справа — фото галаго, Petr Hamerník, ru.wikipedia.org
Коллаж Сергея Курия

Похожая история произошла и с Грифоном, который в переводе превратился из мифического монстра в привычного Козла.

На королевском крокете роль клюшек исполняют всё те же фламинго, а вот вместо мячиков-ежей мы видим африканских панголинов. А почему бы и нет? Эти звери, чем-то похожие на муравьедов в роговой чешуе, способны сворачиваться в шар не хуже ёжика.

Иллюстрации неизвестного художника из издания «Elisi katika nchi ya ajabu» (1967)
Иллюстрации неизвестного художника из издания «Elisi katika nchi ya ajabu», 1967 г.
Фото: Сергей Курий, личный архив

Герцогиня в переводе на суахили превратилась в «Mama Mkubwa» (насколько я понял, так называют тётю, конкретно — «старшую сестру матери»). А вот Король и Королева Червей именуются просто «Белые Король и Королева».

«Alice's Wonderful Adventures in Africa» (2009)

Гораздо более вольную и оригинальную трактовку «Алисы в Стране чудес» предложила американская художница Эрин Тейлор. Она не только проиллюстрировала, но и пересказала сказку Кэрролла на свой лад.

В 2009 году Эрин впервые издала эту версию книгой под названием «Чудесные приключения Алисы в Африке». Иллюстрации вышли замечательными и красочными, а пересказ очень забавным. При этом оригинальный текст «Страны чудес» был сильно сокращён, переосмыслен и дополнен отдельными сценами и персонажами из второй сказки про Зазеркалье.

Как нетрудно догадаться, героиней снова стала чернокожая девочка. Однако, в отличие от перевода на суахили, отсылок к национальному быту и культуре здесь куда больше.

Книга удивляет уже с самого начала. Вместо, изнывающей от скуки викторианской девочки мы видим Алису, которая несёт на голове вязанку дров.

Солнце только что взошло на бескрайних африканских землях, но Алиса уже усердно работала. Она собирала дрова, чтобы приготовить завтрак из каши для своей семьи, которая всё еще спала в деревне, называемой Энкан. «Когда-нибудь я стану размером с дерево, — подумала Алиса. — Настолько большой, что смогу покинуть Энканг. Я отправлюсь в поисках приключений далеко-далеко. Я не буду больше собирать дрова, разводить костер и пасти коз (интересно, что Диной здесь зовут не кошку, а именно козу — С.К.). Я буду делать только то, что хочу, сама».

Далее, как и положено, Алиса видит Белого Кролика. При этом Кролик — «белый» во всех отношениях. Он носит одежду, характерную для европейских колонизаторов (курточку и пробковый шлем), и, как мы выясним в дальнейшем, живёт в палатке, над которой развевается… британский флаг. Показательно и то, что Алису он посылает не за перчатками, а за полевым журналом.

Иллюстрации Erin Taylor из издания «Alice's Wonderful Adventures in Africa» (2009)
Иллюстрации Erin Taylor из издания «Alice's Wonderful Adventures in Africa», 2009 г.
Фото: Сергей Курий, личный архив

Во время своего падения в кроличью нору Алиса вкушает вместо апельсинового джема мёд и пахту (обезжиренные сливки из коровьего молока). Роль же склянки с надписью «Выпей меня!» играет сосуд из тыквы, который часто называют «калебас».

Интересно, что в версии Тейлор выпитая жидкость не уменьшает, а увеличивает. Уменьшается же Алиса тогда, когда начинает плакать.

Скучная лекция, которую читает Мышь, повествует не о Вильгельме Завоевателе, как у Кэрролла, а о Давиде Ливингстоне — английском исследователе Африки, первом европейце, достигшем истоков Нила.

Животный мир тоже максимально африканский. Среди «мокрой компании», кроме ожидаемых попугаев, мы можем обнаружить упомянутого выше галаго, африканскую цесарку, двух сурикатов (помните Тимона из м-ф «Король-лев»?), питона, а в роли Додо здесь выступает птица-носорог.

Синяя Гусеница осталась без изменений. Однако вместо того, чтобы заставить Алису читать «Папу Вильяма», она сама читает… «Бармаглота», подавая стихотворение как «историю наших предков» (да ещё и с моралью). Бармаглот на рисунке представлен гибридом из разных африканских животных — льва, слона, буйвола, зебры и жирафа, а «храброславленный герой» — это типичный африканский воин со щитом и копьём.

«Что вы думаете об этом?» — спросила Гусеница Алису, закончила рассказ.
«Мне понравилась ваша история. Бармаглот был очень большим и страшным, но воин всё равно пошёл охотиться на него, потому что был очень храбрым».
«Большой или маленький — не имеет значения. Смелость — вот что важно».

Герцогиня в пересказе Тейлор стала «женой вождя племени пигмеев», а Кот, хоть и называется в тексте Чеширским, на рисунке явно изображён в облике дикой африканской кошки — сервала. Ребёнок герцогини также превращается в специфическую африканскую хрюшку — бородавочника (помните Пумбу из «Короля-льва»?).

Бармаглот и Чеширский Кот на иллюстрациях Erin Taylor из издания «Alice's Wonderful Adventures in Africa» (2009)
Бармаглот и Чеширский Кот на иллюстрациях Erin Taylor из издания «Alice's Wonderful Adventures in Africa», 2009 г.
Фото: Сергей Курий, личный архив

Участники Безумного Чаепития, если не учитывать национальный колорит, остаются такими же, как у Кэрролла. Правда, вместо загадки про ворона и письменный стол, Шляпник задаёт Алисе вопрос: «Чем гиена похожа на баобаб?»

То же касается и рассказа Сони. Вместо абсурдной истории о трёх сестричках из колодца мы слышим вполне традиционную сказку о паучке Ананси — хитроумном герое местного фольклора. Соня рассказывает, как Ананси хотел приобрести у бога Ньями «все истории». Ньями согласился, при условии что паучок поймает ему питона, леопарда, шершней и (почему-то) гнома (у Тейлор так и написано «dwarf»). Разумеется, Ананси, как обычно, всех обманул и задание выполнил.

Королева Червей на рисунках выглядит вполне по-африкански — но, в отличие от жены вождя пигмеев, обладает солидными габаритами. А вот игра в крокет не особо изменилась — в ней так же бьют фламинго по ежам.

Иллюстрация Erin Taylor из издания «Alice's Wonderful Adventures in Africa» (2009)
Иллюстрация Erin Taylor из издания «Alice's Wonderful Adventures in Africa», 2009 г.
Фото: plyk.ru

С очередным появлением Чеширского кота пересказ Тейлор внезапно обретает то, чего у Кэрролла практически не было — чёткий моральный и социальный посыл. Когда Алиса заявляет Коту, что Королева ей не нравится и спрашивает «Что вообще делает её королевой?», тот отвечает: «Ты делаешь. Она королева только потому, что вы позволили ей быть королевой. Власть можно иметь только над людьми, которые это позволяют».

После этой глубокомысленной фразы Кот предлагает Алисе встретиться с Грифоном (который здесь покрыт пятнами, как леопард) и Фальшивой Черепахой с головой антилопы гну (а не коровьей, как у Кэрролла). Вместо оды «прекрасному супу» Черепаха поёт другую грустную песню — о людях, которые ждут странников из дальнего плаванья. При этом поёт под ритм барабанов, по которым стучит Грифон. Проникнувшись песней, Алиса решает вернуться домой.

С этого момента в сказке появляется несколько персонажей из «Зазеркалья». Сначала Алиса встречает сидящих у костра близнецов — Труляля и Траляля.

Алисе рассказывали, что близнецы рождаются с магическими способностями… Она подошла к огню, надеясь, что эти близнецы передадут ей волшебное послание.

Однако, как и у Кэрролла, вместо того чтобы помочь героине вернуться, близнецы рассказывают ей историю о Морже и Плотнике (при этом они надевают на лица соответствующие маски).

Тогда Алиса решает сама добраться до дома и по пути натыкается на Льва и… нет… не Единорога. Роль последнего в пересказе занимает большой куду — крупная и красивая винторогая антилопа. Встречу прерывает Белый Кролик, который передаёт приказ от Королевы вернуться во дворец. Оказывается, там произошёл большой скандал — на королевский трон неожиданно залез не кто иной, как Чеширский Кот!

Иллюстрации Erin Taylor из издания «Alice's Wonderful Adventures in Africa» (2009)
Иллюстрации Erin Taylor из издания «Alice's Wonderful Adventures in Africa», 2009 г.
Фото: Сергей Курий, личный архив

К сожалению, на этом моменте доступные мне сканы книги закончились и конец истории я так и не дочитал. Хотя, учитывая предыдущий пассаж Кота, злая Королева, безусловно, должна лишиться своей власти…

Афроамериканская Алиса

Разумеется, национальное переосмысление Кэрролла происходит и в западных странах, продвигающих политику мультикультурализма и политкорректности. В первую очередь это касается чернокожего населения США. Афроамериканским детишкам хотелось более полно ассоциировать себя с героями любимой сказки, а там всё было слишком англосаксонское.

Поэтому постепенно стали появляться иллюстрации с чернокожей Алисой — например, от таких художников, как Джеймс Кларидадс и Карли Гледхилл.

Слева — иллюстрация Carly Gledhill. Справа — иллюстрация James Claridades
Слева — иллюстрация Carly Gledhill. Справа — иллюстрация James Claridades
Коллаж Сергея Курия

Однако дальше всех в этом плане зашёл американский художник Марлон Маккенни. В 2017 году он выпустил собственную версию «Страны чудес», целиком рассчитанную на афроамериканскую аудиторию. Кроме того, книга под названием «Alice in Wonderland Remixed» стала первой детской книгой, полностью проиллюстрированной с использованием 3D-технологий.

В ней Маккенни не только очень вольно пересказывает оригинальную историю, но и обильно насыщает её отсылками к негритянской культуре. Например, Чеширский Кот практикует магию Ввуду, а сестра Алисы читает книгу чернокожей американской поэтессы Майи Энджелоу. Белый Кролик превращается в модного диджея, Труляля и Траляля — в брейкдансеров, а королевский крокет — в песенный конкурс, где принимает участие и Алиса.

«Белый кролик прошептал ей на ухо: „Ты сможешь это сделать, Алиса. У тебя прекрасный голос“». Иллюстрация Marlon McKenney из издания «Alice in Wonderland Remixed» (2017)
«Белый кролик прошептал ей на ухо: „Ты сможешь это сделать, Алиса. У тебя прекрасный голос“». Иллюстрация Marlon McKenney из издания «Alice in Wonderland Remixed», 2017 г.
Фото: kobo.com

Особенно забавно отыскивать на иллюстрациях Маккенни изображения разных персон, которыми афроамериканцы, по мнению художника, должны гордиться.

Например, в доме Кролика висят портреты регги-певца Боба Марли, последнего императора Эфиопии — Хайле Селассие, и бывшего президента США — Барака Обамы. А на стенах норы, куда падает Алиса — портреты жены Обамы Мишель, телеведущей Опры Уинфри и даже египетской царицы Нефертити (хотя то, что она правила в Африке, вовсе не означает её принадлежность к негроидной расе).

Иллюстрация Marlon McKenney из издания «Alice in Wonderland Remixed» (2017)
Иллюстрация Marlon McKenney из издания «Alice in Wonderland Remixed», 2017 г.
Фото: kobo.com

Правда, если верить отзывам, в результате всех этих нововведений сказка стала излишне дидактической и утратила беззаботный юмор оригинала.

На этом мой рассказ об экзотических «Алисах» не закончен. В следующей статьи я расскажу о том, как сказку Кэрролла адаптировали для австралийских аборигенов…

Продолжение следует…

Статья опубликована в выпуске 31.10.2020

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: