Владимир Рогоза Грандмастер

Почему Елизавета Меркурьевна Бём была самой известной русской художницей на рубеже XIX-XX веков?

В детстве я любил рассматривать старые фотографии и открытки из бабушкиной шкатулки. Особенно запомнились открытки, они были красочные, добрые и какие-то очень русские. В основном они были поздравительными, но названия праздников тогда для меня звучали загадочно и непонятно: Рождество, Пасха…

Любопытно было почитать, как поздравляли друг друга в начале века. Подруги по гимназии ограничивались стандартным набором пожеланий, только Бога часто поминали. А вот ухажеры так витийствовали, что я не удержался и кое-что передрал, когда подписывал открытки одноклассницам к 8 марта. Правда, потом под мощным давлением пришлось признаться в плагиате и принести бабушкины открытки в школу. Сам не ожидал, что они произведут такой фурор среди моих одноклассниц.

С тех времен я и запомнил фамилию рисовавшей их художницы, благо звучала она странно и сразу же врезалась в память — Елизавета Бём. Интерес к её творчеству появился значительно позже, когда из любопытства взял в читальном зале два альбома, изданные ею еще в конце XIX века. Художница и на самом деле оказалась очень талантлива, широко известна в России и за границей.

Елизавета родилась в Петербурге 24 февраля 1843 года, в старинной дворянской семье. Предки её были выходцами из Золотой орды, чья фамилия Индигир во времена Ивана III русифицировалась в Эндауровых. На лето семья обычно выезжала в родовое поместье Братково под Вологду. Здесь в сельской тиши девочка с увлечением рисовала, ведь вокруг было столько красивого и необычного, что само «просилось» на бумагу. «Любовь к рисованию у меня была с самых малых лет, — вспоминала впоследствии Елизавета, — иначе себя не помню, как рисующей на всех кусочках бумаги, которые попадались мне в руки. В письмах к своим подругам петербургским я постоянно вкладывала свои рисуночки куколок и животных; и вот это-то и обратило внимание людей несколько понимающих, что мне следовало серьёзно заняться рисованием».

Елизавета Бём среди своих героев Стоит отметить, что во второй половине XIX века отношение к девочкам в передовых дворянских семьях изменилось, а их стремление профессионально заниматься музыкой или искусством даже стало поощряться. Родители Лизы не стали препятствовать её желанию учиться в Рисовальной школе Общества поощрения художников, в которую девочка поступила, когда ей было 14 лет. К обучению будущих собратьев по искусству в школе относились серьезно, здесь преподавали лучший педагог-живописец того времени П. Чистяков, художники И. Крамской, Л. Примацци, А. Бейдман. Елизавета училась старательно, став прекрасной рисовальщицей, предпочитавшей работать карандашом и акварелью. В 1864 году она с медалью окончила школу и буквально окунулась в творчество, благо, финансовое положение семьи позволяло это делать без оглядки на заработок.

Вскоре сложилась и личная жизнь, в 1867 году Елизавета вышла замуж за талантливого скрипача, педагога Петербургской консерватории Людвига Бёма, с которым ей предстояло счастливо прожить всю жизнь. Пришел и успех в искусстве, её работы стали с завидным постоянством получать призы и награды на различных выставках. Елизавета Меркурьевна не писала большие картины, но её рисунки пользовались неизменной популярностью. А с середины семидесятых годов стала работать и в технике литографируемого силуэта, который она собственно и создала.

Иллюстрация к рассказу Тургенева «Муму»   В России интерес к вырезному силуэту из чёрной или тонированной бумаги возник во второй половине XVIII века, когда при дворе Екатерины II работало несколько иностранных рисовальщиков-силуэтистов. Бём не стала вырезать силуэты ножницами, как это делали до неё, а рисовала их на камне (литографировала) и затем делала оттиски. Это позволяло добиваться удивительной выразительности, ведь можно было прорисовать мельчайшие детали — стебли травы, кружева на одежде, шерсть у животных или завитки волос на голове ребенка.

С 1875 года Елизавета Меркурьевна стала издавать альбомы силуэтов, пользовавшиеся большой популярностью. Чаще всего она рисовала сценки с детьми, которые получались очень трогательными и удивительно живыми. Интересно, что маститые художники восприняли её работы с нескрываемым восторгом. Её учитель Крамской писал: «И что за совершенство были эти силуэты! В них угадывалось даже выражение на лицах маленьких чернышей». Илья Репин, подарив художнице свою картину, начертал на обороте холста: «Елизавете Меркурьевне Бём в знак моего глубочайшего почитания ее таланта. Ее „черненьких“ я люблю больше многих-многих беленьких».

Живописцам вторил известный критик Стасов, называя её «самой даровитой из художниц» и отмечая, что «Бем взяла на свою долю русский детский мир», а в её силуэтах выражается «душа, чувство, мысли, характеры, капризы, причуды, грация, шалости, милые затеи». Но главное, что мнение собратьев по искусству совпало с мнением зрителей. Всего Бём издала 14 альбомов, которые неоднократно переиздавались, в том числе и за границей. Даже в Америке её книги силуэтов выдержали несколько изданий.

Кстати, ей принадлежит авторство одного из первых российских комиксов. В 1880 году вышла её книга с непритязательным названием «Пирог», которую и раскупали, извините за тавтологию, как горячие пирожки. В ней последовательные сценки, изображающие детей, решивших испечь пирог. В процессе приготовления «деятельное участие» принимают собака и кошка, путающиеся под ногами, но им-то, в конце концов, и достается выроненный детьми кулинарный шедевр.

В 80-е годы Елизавета Меркурьевна стала сотрудничать с издательствами, как художник-иллюстратор. Её рисунки многие годы печатались в детских журналах «Игрушечка» и «Малютка». Круг её интересов был широк, она иллюстрировала сказки и произведения И. Тургенева, рисовала картинки для «Азбуки» и басен А. Крылова. Кстати, басни с её рисунками издаются уже больше ста лет.

Но широчайшую известность в России ей принесли открытки, которых она создала более трех сотен. Среди них были и поздравительные к праздникам, и с изображениями национальных костюмов народов России, и на темы русских пословиц, и с героями произведений Л. Толстого, и с загадками о временах года, да и просто с трогательными сценками из жизни детей. Издаваемые многотысячными тиражами, они расходились по всей России. Их можно было увидеть и на закопченной стене в крестьянской избе, и в томике стихов под подушкой курсистки, и в изящном альбоме светской львицы.

Елизавета Бём. Анна Каренина Казалось бы, какое-то не серьезное искусство — силуэты, иллюстрации, открытки. Но в то время, видимо, так не считали. Елизавета Меркурьевна Бём неоднократно участвовала в престижных российских и международных выставках (в Париже, Берлине, Мюнхене, Милане, Чикаго) и не оставалась без призов, включая золотые медали. Первое свое международное «золото» она привезла из Парижа еще в 1870 году с выставки акварельных рисунков и миниатюр. А до этого было «серебро» из Брюсселя с международного состязания по технике акварели и силуэта. Оказывается, раньше среди художников даже соревнования проводились. Любопытно, что призы ей доставались не только на художественных, но и на промышленных выставках, ведь она делала рисунки для изделий из хрусталя и стекла, расписывала фарфор.

В те времена несомненным показателем признания художника служило приобретение его работ Третьяковым. Акварели Елизаветы Бём неоднократно покупались Павлом Михайловичем, как и другими российскими коллекционерами живописи. Их приобретали для своих коллекций и члены царской семьи.

Елизавета Меркурьевна Бём ушла из жизни 25 июля 1914 года. Но память о талантливой художнице продолжает жить, ведь интерес к её работам не угасает. За её открытками и альбомами «охотятся» коллекционеры. Периодически проводятся выставки её работ, одна из крупнейших была год назад в Москве. В 2007 году издана монография о жизни и творчестве художницы. Созданная по мотивам её произведений коллекция одежды «Вдоль по Питерской» недавно получила диплом выставки-ярмарки «Российский лен». А главное, её скромные работы привносят в нашу жизнь доброту, которой нам так порой не хватает.

Обновлено 23.02.2009
Статья размещена на сайте 19.02.2009

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Сергей Литовкин Сергей Литовкин Читатель 14 ноября 2009 в 18:36 отредактирован 23 мая 2018 в 11:03
    Найден патент предка художницы Е.М.Бём

    Документ представляет собой лист белой плотной бархатистой бумаги (формат близкий к А-4) с остатками сургучной печати в нижнем правом углу, покрытыми рельефным бумажным оттиском ее с изображением двуглавого орла. Начинается он весьма значительно:
    БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ МЫ ИОАНН ТРЕТИЙ, ИМПЕРАТОР И САМОДЕРЖЕЦ ВСЕРОССИЙСКИЙ и прочия, и прочия, и прочия.
    Известно и ведомо да будет каждому….

    Короче, документ выдан 19 января 1741 года от имени императора ИОАННА ТРЕТЬЕГО и является "патентом на чин полкового аудитора" на имя Ивана ГЕНДАУРОВА (Ендаурова, Эндаурова). Вспомним, что еще в петровские времена все испанское числилось «гишпанским». Документ подписан лично фельдмаршалом МИНИХОМ и семью членами Военной коллегии. Как известно, на момент составления данного документа, императору было около полугода от роду, а регент Бирон был еще осенью 1740 года смещен Минихом и отправлен в ссылку. В конце же 1741 года произошел захват власти Елизаветой Петровной, а Иоанн и его мать Анна Леопольдовна были арестованы. Иоанн всю молодость провел в заключении и был убит охраной в двадцатитрехлетнем возрасте при попытке его освобождения.
    Известно так же, что в правление Елизаветы Петровны самое имя Иоанна Антоновича (ИОАННА ТРЕТЬЕГО) подвергалось гонению: печати переделывались, монеты переливались, а бумаги с его именем уничтожались. Этот документ просто чудом уцелел.
    К потомкам владельца патента с высокой степенью вероятности можно отнести известную художницу конца 19 - начала 20 века - Елизавету Меркурьевну Бём - в девичестве - Эндаурову (1843 — 1914). "Если хотите знать мою родословную, - сообщала сама художница, - то знайте, что во мне течет татарская кровь; т.к. мои предки были татары по фамилии Индогур, - что значит "индейский петух"; а грамотой, дарованной Ионанном III, эта фамилия и переименована была в мою девичью фамилию Эндауровы" Именно об этом патенте, как представляется, и сообщает художница. Сама она его не видела, но опиралась в своих записках на семейную легенду.
    Работы Елизаветы Меркурьевны в начале 20 века можно было встретить почти в каждой, более или менее, зажиточной российской семье. Это альбомы, книги, Азбука и, прежде всего, разумеется, - открытки. Их и сейчас находят в прабабушкиных шкатулках, в сундуках, на чердаках и закладками в старинных книгах….
    Сергей ЛИТОВКИН www.litovkin.ru
    P.S. Статья же Владимира о художнице просто отличная.

    Оценка статьи: 5

  • Вот спасибо, что рассказали - от души

    Оценка статьи: 5

  • Владимир Рогоза, Ваши статьи исключительны по своей красоте и содержательности.

    Оценка статьи: 5

  • Замечательная статья о замечательной художнице!

    "А вот ухажеры так витийствовали..."
    Ой! Как интересно было бы почитать! Может, опубликуете -- хотя бы частично, с купюрами? Обожаю такие вещи...

    Оценка статьи: 5

  • Владимир, 5!!! Какая чудесная художница.

    Оценка статьи: 5

  • Володя, как всегда, увлекательно!

    Оценка статьи: 5

  • Наталья  Вейнберга Наталья Вейнберга Дебютант 24 февраля 2009 в 02:55 отредактирован 22 мая 2018 в 14:00

    Чудесные рисунки, очень люблю старинные открытки...от них какая-то магия исходит...а порой испытываю чувство душевного уюта..нечто вроде дежа-вю...странные ощущения...
    Замечательная история жизни Елизаветы Бём. Спасибо !!!

    Оценка статьи: 5