Светлана Усанкова Мастер

Какими талисманами дорожил Пушкин?

В 1827 году художник Тропинин писал портрет гениального поэта Александра Пушкина. Тот позировал ему с некоторой нарочитой небрежностью — в домашнем халате. Но даже дома Александр Сергеевич редко снимал с пальцев свои любимые кольца. И на этом портрете мы видим правую руку поэта, придерживающую стопку бумаги: на большом пальце — перстень с зеленым камнем, похожим на изумруд, а на указательном пальце — кольцо витой формы.

Пушкин достаточно серьезно относился к всевозможным талисманам, и у него на протяжении всей жизни недостатка в них не было. Один из самых известных — перстень-печатка с сердоликом. Безделушку подарила русскому гению Е. К. Воронцова перед его отъездом из Одессы в Михайловскую ссылку. Вскоре Пушкин отблагодарил дарительницу стихотворением «Талисман».

Л. Звягинцев в очерке «Перстни-талисманы» писал о том, что второй точно такой же перстень носила сама Воронцова. Она запечатывала им свои любовные письма, адресованные поэту. А ее подарок Пушкину экспонировался на выставке в Петербурге в 1880 году. Один из посетителей оставил следующее описание перстня: «Это крупное золотое кольцо витой формы с большим камнем красного цвета и вырезанной на нем восточной надписью». То есть на портрете Тропинина Пушкин, скорее всего, изображен с талисманом от Воронцовой. Просто камень с надписью, по всей вероятности, оказался повернутым в другую сторону.

На портрете кисти Василия Тропинина поэт изображен вместе со своими перстнями-талисманами В. П. Анненков утверждал, что Александр Сергеевич «…соединял даже талант свой с участью перстня, испещренного какими-то кабалистическими знаками и бережно хранимого им.» («Материалы для биографии А.С.Пушкина», 1855 г.).

Перед смертью Пушкин подарил этот перстень Василию Жуковскому. «Наследник» также очень дорожил кольцом и носил, практически не снимая, рядом с обручальным. А впоследствии сын Жуковского передал талисман Ивану Тургеневу. Желая укрепить традицию передачи кольца лучшему продолжателю пушкинских традиций, Тургенев просил после своей кончины преподнести его графу Л. Н. Толстому, но Полина Виардо отвезла перстень в Пушкинский музей Александровского лицея. Через несколько лет его оттуда украли.

В XIX веке подбирать себе камни-символы было модным. Увлечение захватило всю знать Москвы и Петербурга. Книги с описанием магических свойств минералов назывались лапидариями и расходились внушительными для того времени тиражами. К ювелирным изделиям с природными камнями люди часто относились именно как к талисманам, а не как к украшениям. И Пушкин не являлся исключением. О перстнях поэта и при его жизни ходили легенды, а после его смерти все заволокла густая дымка мистики.

Самым первым перстнем-печаткой поэт обзавелся в период общения с масонской «Зеленой лампой». Каждый участник группы имел печать в виде античного светильника. Под такой меткой ходила вся внутренняя почта. Сохранилось всего одно письмо Пушкина, запечатанное масонской печаткой. Но куда потом делся сам перстень, из какого металла он был сделан и рассматривал ли его Пушкин как талисман — неизвестно.

Не расставался он и с другим кольцом — золотым перстнем с изумрудом квадратной формы. История его появления у поэта покрыта мраком. Возможно, он сам заказал его для себя лично или купил. Этот перстень также заметен на тропининском портрете и так же, как и сердоликовый, удостоился чести зваться талисманом. Некоторые исследователи творчества Пушкина даже считают, что стихотворение «Храни меня, мой талисман» посвящено этому перстню, а не подарку Е. К. Воронцовой.

К тому же Пушкину, рожденному под зодиакальным созвездием Близнецов, он подходил гораздо больше, чем сердолик. Ведь изумруд издавна считается камнем поэтов и художников, своеобразным «генератором» вдохновения. Его «унаследовал» В. И. Даль. Будущему автору «Толкового словаря» его отдала вдова поэта Наталья Николаевна. Сейчас изумрудный перстень хранится в Музее-квартире Пушкина на Мойке, 12.

Тонкое кольцо с бледным сердоликом, на котором изображены три херувима, садящиеся в лодку, перешло в семью князей Волконских. В 1915 году внук княгини М. Н. Волконской передал его в Пушкинский дом с сопроводительной запиской следующего содержания: «Прошу Вас принять и передать в дар Пушкинскому Дому Императорской Академии Наук прилагаемое кольцо, принадлежавшее А. С. Пушкину. Оно было положено в лотерею, разыгранную в доме Н. Н. Раевского, и выиграно бабушкой моей — Марией Николаевной — женой декабриста и подарено мне моим отцом Князем Сер. Волконским, когда я окончила гимназию… в 1880 г».

А в кольцо с бирюзой, полученное от В. П. Нащокина, Пушкин верил как в защиту от насильственной смерти. Незадолго до дуэли он подарил его Данзасу, своему товарищу по лицею и будущему секунданту. Данзас его впоследствии потерял, о чем неоднократно сожалел.

«Моя гнусная бирюза» — так называл Пушкин и браслет, украшенный, как выяснилось в дальнейшем, не бирюзой, а зеленой яшмой. Его он преподнес в дар Екатерине Ушаковой, но ревнивый жених барышни безжалостно сломал безделушку. После смерти поэта отец Ушаковой велел вырезать на тыльной стороне камня его инициалы и вставить в кольцо. Дальнейшая судьба пушкинской яшмы неясна.

Возможно, у Пушкина были и другие талисманы-украшения, но никаких сведений о них не сохранилось.

Обновлено 5.06.2009
Статья размещена на сайте 28.05.2009

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • владимир эйнбиндер Читатель 6 июня 2009 в 09:44 отредактирован 6 июня 2009 в 09:45
    Какими талисманами дорожил Пушкин

    Несколько лет тому назад я прочёл одно исследование по
    картине Тропинина портрет Пушкина. Автор подробно описал
    кольцо на руке Пушкина и при этом подчеркнул, что надпись
    выполнена на языке ИВРИТ. А если учесть, что предок Пушкина
    А. Ганнибал из Эфиопии, часть населения которой являлась
    одним из колен иудеев и сохраняла свой язык, т.е. иврит, то
    такое предположение вполне возможно. Ещё один аргумент:
    возможно, у эфиопов в древние времена иврит был единствен-
    ным языком для письма.

    • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 6 июня 2009 в 22:24

      владимир эйнбиндер, эфиопские евреи говорят на амхарском языке, в древности говорили на языках кайла и квара, а богослужение ведут на древнем языке геэз. Иврит они учат уже в Израиле, и далеко не все. А Пушкину кольцо подарила Воронцова, оно не наследное.

      • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 6 июня 2009 в 22:49

        Известно, что кольцо Воронцовой сделано караимскими ювелирами, надпись на нем была действительно на иврите, но - зеркально, чтобы буквы читались на отпечатке. Пишут, Пушкин интересовался ивритом, в его черновиках есть листы с еврейскими буквами, но соответствия их с кольцом, естественно, не получается.

  • Светлана Усанкова, после оценки Вашей великолепной статьи я не рискнул писать дальше,что бы не замазать оценку.На новой страничке(этой) продолжу мое мнение.В России были обереги,в других странах назывались талисманами.Это и камни и перья и металл и буквально все,что вас окружает.Но мое мнение,что оберегает нас все таки Бог,а талисманы это от дьявола.Как можно носить талисман не доверяя Богу?Что за двойственность в понятиях?

  • Светлана Усанкова, У Вас очень интересная статья о талисманах появилась,поздравляю оценка 5.

  • Светлана, 5!!! Очень, очень интересная статья. Успехов.

    Оценка статьи: 5