Наталья Колпакова Профессионал

Что такое мингэй, или «искусство для народа» по-японски?

Японский искусствоведческий термин мингэй состоит из двух иероглифов: мин — «народ», и гэй — «искусство». То есть буквально его можно было бы перевести как «народное искусство».

Однако буквальный перевод будет неточным. Дело в том, что под этим термином скрываются сразу два понятия:
1) общественное художественно-эстетическое движение;
2) предмет обихода, сделанный руками художника-непрофессионала в соответствии с эстетическими принципами.

Движение мингэй возникло в Японии в 20-е годы XX в. У его истоков стоял искусствовед Янаги Мунэёси. Разработанные Янаги этико-эстетические основания теории мингэй опираются на буддийскую концепцию абсолютной веры (тарики). Согласно ей, просветление — освобождение от иллюзорных представлений о мире — не обретается через собственные заслуги, а даруется милосердием Будды.

В сфере прекрасного аналогом просветления выступает красота, которая не может быть результатом сознательных усилий художника, поскольку рождается спонтанно как результат совместного действия целого народа на протяжении поколений. Подлинная красота возникает лишь в руках умельца, совершенно свободного, в отличие от профессионального художника, от претензий на самовыражение. Художник достигает совершенства, если полностью отказывается от суждений о красоте или уродстве изготовляемых им предметов.

«Неэгоистичность» (мусин) — также буддийская по своему характеру категория теории мингэй. Она достижима лишь в коллективном творчестве «простого народа» (минсю). Таким образом, его идеализирующая концепция народа имеет выраженную религиозную окраску, а представление о красоте приравнивается к понятию духовности.

У истоков движения мингэй, наряду с его теоретиком Янаги, стояли английский художник и керамист Бернард Лич (1887−1979), керамисты Томимото Кэнкити (1886−1963), Хамада Сёдзи (1894−1978) и Кавай Кандзиро (1890−1966). В ряды движения постоянно вливались мастера-ткачи, резчики по дереву и другие мастера.

Движение ставило своими целями собирание и экспонирование изделий народных ремесел, глубокое изучение ремесла в разных частях Японии и его популяризацию, поддержку угасающих видов народного ремесла. Для решения последней задачи финансировались и организовывались ремесленные союзы. Все это делалось для поощрения производства и продажи подлинных предметов народного творчества. Был создан и Музей японских народных ремесел, открытый в 1936 г. в Токио и непрерывно пополняющий свою коллекцию.

Янаги находился под влиянием идей английских художников-прерафаэлитов. Эти патриотически настроенные романтики ратовали за возвращение к истокам национального искусства, к его «естественному» состоянию, еще не «искаженному» гегемонией итальянского Возрождения (олицетворяемого для них фигурой Рафаэля).

Один из ведущих деятелей и идеологов прерафаэлитов Уильям Моррис создал артель ручного производства произведений искусства и предметов быта, стараясь возродить старинные ремесленные приемы и раскрыть секреты средневековых мастеров. По примеру этой артели была организована в 1927 г. в Киото ремесленная «цеховая» община. Однако предприятие оказалось нежизнеспособным, и хотя подобные попытки продолжались и в дальнейшем, заметной роли в деятельности движения мингэй они не сыграли.

После Второй мировой войны интерес к народным ремеслам стал стремительно расти, в разных районах Японии открывались музеи. Массовое обращение к движению мингэй способствовало широкому распространению его идей в обществе. Однако популяризация сопровождалась искажением и упрощением концепций Янаги, утратой их религиозной и духовной составляющих.

Из краткой характеристики теории этой становится понятно, что мингэй как вещь — это объект ремесла, а не искусства. Это сделанный своими руками предмет обихода, носящий принципиально утилитарный характер в отличие от бидзюцу, художественного произведения, не выполняющего никакой иной функции, кроме чисто эстетической. С другой стороны, это понятие не вполне совпадает и с понятием когэй — кустарной продукции, назначение которой исчерпывается удовлетворением бытовых нужд.

Изделия мингэй функциональны, их формы диктуются назначением, что исключает избыточность декора и особую тонкость обработки. Однако помимо практической полезности (ё) эти предметы обладают свойством «духовной полезности», или «полезности для души» (кокоро-э-но ё), воплощают в себе дух народа. Поэтому к ним можно отнести и менее функциональные произведения с выраженной эстетической составляющей.

Таким образом, когэй является родовым понятием, включающим в себя и ручное, и промышленное производство. А лучшие изделия когэй, обладающие художественными достоинствами, могут быть отнесены к мингэй.

Последние должны отвечать следующим условиям: отсутствие чрезмерных затрат времени, средств и труда на их изготовление; возможность многократного воспроизведения образца; ручное производство. Причем и среди когэй выше следует ставить изделия, выделанные вручную. Ведь их отличает не только более тщательная обработка, но и наличие духовной составляющей, вложенной мастером в предмет в процессе его создания.

Дошедшие до нас мингэй датируются начиная с 15 в., когда повсеместно распространился чисто национальный архитектурный стиль и связанный с ним традиционный японский образ жизни. Важным фактором для развития мингэй стала популяризация чайной церемонии. В ней начали использоваться простонародные предметы домашнего обихода: цурубэ (колодезное ведро), тэокэ (деревянные чашки), такэкаго (бамбуковые корзинки) и другие изделия из бамбука, простая и даже намеренно грубая керамика. С начала XX в., с распространением машинного производства и синтетических материалов, народные ремесла в понимании Янаги переживали постепенный закат и многие их центры угасли.

Традиционная классификация мингэй включает 6 категорий по материалам и техникам, а также видам искусства: гончарное дело; дерево и бамбук; металл и кожа; ткацкое и красильное дело; бумага; живопись, скульптура и каллиграфия. Сверх того, к этой категории могут относиться архитектурные сооружения, прежде всего жилые дома.

Участники движения мингэй много сделали для сохранения своей национальной культуры и популяризации ее достижений. Во многом благодаря их усилиям изысканно-простые, мощные и выразительные, элегантные и лапидарные изделия японских мастеров стали известны во всем мире. Представляется, что этот японский опыт очень стоило бы перенять и нам!

Обновлено 18.12.2016
Статья размещена на сайте 24.04.2011

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: