Максим Мищенко Грандмастер

Клад на Битюге: миф или реальность?

Одним из самых драматических эпизодов в истории православной церкви принято считать манифест о секуляризации, подписанный 26 февраля 1764 года Екатериной II. Согласно ему, монастыри делились на штаты, часть обителей упразднялась, своё существование продолжили лишь 226 монастырей.

Клад монет ХVII века М. Мищенко

Им предполагалось выделять деньги из казны, а вот обители, выведенные за штат, должны были существовать за счёт собственных сил и добровольных пожертвований.

Среди крошечных скитов и чрезвычайно бедных монастырей в списке упразднённых почему-то оказался достаточно большой Троицкий Битюцкий монастырь, располагавшийся на реке Битюг близ селения Старая Тойда. В упомянутом монастыре проживало 30 человек, здесь были конюшня, два амбара, дом настоятеля, хлебная (трапезная), общежитие и деревянная церковь, которую посещали верующие окрестных деревень. Битюцкий монастырь вёл активную хозяйственную деятельность и вполне мог находиться на самообеспечении. Что же произошло? Зачем было уничтожать такую обитель?

В государственном архиве Воронежской области можно наткнуться на любопытную запись, проливающую свет на эту загадку. Оказывается, 29-го августа 1762 года после монастырской обедни на территорию монастыря ворвалась разбойничья группа из 27 верховых и 14 пеших, сидевших на семи телегах. Непрошеные гости были в казацком одеянии, с ружьями, копьями, большими ножами, пистолетами, бердышами и саблями. Въехав на территорию обители, они приблизились к келье, где обитал казначей иеромонах Митрофан с крестьянином-ключником Григорием. Сильно избив их плетьми, нападавшие связали им руки и ноги и, повесив на деревянные рычаги, «…жгли огнём без милосердия мучительски…». Этими истязаниями они вынудили несчастных отдать 1580 рублей, собранных прежними настоятелями на строение и возобновление монастыря.

Кроме того, преступники отобрали серебряную, медную и оловянную посуду, а также прочее ценное имущество. Не удовлетворившись этим, они сбили с церковных дверей замок, и, войдя внутрь, вскрыли сундук, где находились 50 рублей, оставленные богомольцами. На шум прибежали иеромонах Феодосий и монахи Никита и Кирион. Разбойники связали их и определили под стражу, однако Феодосий сумел бежать. Никиту и Кириона разбойники пытали огнём «…и всё их келейное иждивение вымучили без остатку и, оставя оных всех едва живых, пограбленныя деньги и пожитки взяв с собою, из того монастыря бежали». По дороге разбойники напали на монастырскую слободу Тишанку. Здесь они смогли сжечь два двора, предварительно вытащив ценные вещи.

Когда же к пожару стали сбегаться местные жители, нападавшим пришлось ретироваться, отстреливаясь из ружей. В момент бегства злодеи нанесли дротиком две тяжёлых раны монастырскому труднику по фамилии Моисеев. Известно, что иеромонах Митрофан скончался от полученных ран 13-го сентября, монах Кирион — 17-го, а Никита — 19-го сентября 1762 года. Варсонофий, архимандрит обители, избежал страшной участи потому, что в этот момент находился по делам веры в Воронеже.

Когда весть о нападении на обитель дошла до губернского начальства, велено было спешно организовать поиски разбойников. Однако ни в каких более документах не говорится о том, что нападавшие или хотя бы их часть были пойманы и преданы суду. Естественно, после такого трагического события Троицкий Битюцкий монастырь стал резко приходить в упадок, и указ императрицы, о котором мы упоминали ранее, лишь придал делу неприятное, но вполне объяснимое завершение. Обитель «благополучно» ликвидировали, а монастырский деревянный храм разобрали и перевезли в слободу Верхняя Тишанка, где он служил ещё несколько десятилетий.

Что же получается? Ни один из нападавших не был найден, а ведь речь идёт о 41 человеке! Соответственно, испарились и прихваченные из монастыря ценности. Даже по самым грубым подсчётам разбойники сумели унести добра и денег на несколько миллионов нынешних рублей! Только вот где оно, это похищенное?

По всей вероятности — в земле. Раз грабителей не нашли, то не нашли и награбленное. Скорее всего, разбойники рассредоточились по уезду или даже губернии, пряча следы своего чудовищного преступления. А сокровища до поры до времени надёжно припрятали в земле, как это часто практиковалось.

В пользу последней версии говорит один интересный факт. Во второй половине ХIХ столетия, уже после отмены крепостного права, на территории Воронежской области проводились многочисленные ярмарки. Так вот, ярмарка в Верхней Тишанке (а это в нескольких километрах от местонахождения разорённого монастыря) была одной из крупнейших в регионе! Что если внуки или правнуки некоторых разбойников спустя десятилетия решили бы легализовать свои сокровища таким образом?

Естественно, любая работа с документами требует практического подтверждения. Сейчас точно известно местонахождение монастыря, и последние найденные артефакты полностью подпадают под указанную дату — 1764 год. С северо-западной стороны обители, прямо у старой дороги, видны следы битой керамики и остатки красного кирпича. Свидетельствует ли это о том, что именно в этом месте было побоище, или мусор появился позднее, при разборке строений, сказать сложно.

Старая дорога, на которой нашлись монеты, подковы и элементы конской сбруи, действительно уходит на юго-восток, в сторону Верхней Тишанки. В документах ясно сказано, что разбойники дошли до Тишанки в полном составе и лишь затем, встретив серьёзный отпор, скрылись от преследования. Потом они, разойдясь в разные стороны, могли прятать свои ценности в любых подходящих местах.

Значит, сокровища ещё ожидают своего счастливого хозяина? Возможно. По крайней мере, на это рассчитывают некоторые увлечённые краеведы и историки. Ведь не каждый день приходится разыскивать не пропавшую Атлантиду, а вполне осязаемый клад, который имеет документальное подтверждение таинственного происхождения.

Обновлено 15.11.2013
Статья размещена на сайте 12.11.2013

Комментарии (10):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Максим Мищенко, в последнее время законодательство в отношении черных археологов весьма строгим стало. Так что удержитесь от поисков.
    Кстати, о разграблении монастыря можно узнать не только в архиве. Но и из "Истории России" С.М. Соловьева.

    • Люба Мельник, "чёрным" археологом никогда не был. Закон ужесточили для дурачков. В Воронеже достаточно в выходные посетить один из нескольких "блошиных" рынков, чтобы посмотреть на тех, кто зарабатывает на нелегальном антиквариате деньги. Но их не трогают. Так же, как и тех, кто в Интернете всякие старинные вещи с туманным прошлым продаёт.
      Мне довелось общаться с молодым археологом, который в составе научной экспедиции раскапывал поля под Бородино. Многое из того, что не подпадало под категорию "1812" год, пропало. Осело в карманах руководства или ещё кого. Хотя студенты находки сдавали по специальным бланкам.

      • Максим Мищенко, дело не в том, чем торгуют, а в том, кто копает - "ищет", и сколько ему это может стоить. Археологические байки я вам сама могу порассказывать, археологи - вообще народ такой романтический, прямо - до стихов)). А вот то, что попадает в археол. отчеты. читать дальше →


        ОК, будем думать, что поиски клада вы предпринимали в составе археол. экспедиции - и в ее же составе планируете выехать туда снова.

        • Люба Мельник, про Бородино рассказал человек, которому я полностью доверяю. Найденные им монеты и пуговицы были присвоены людьми, приближёнными к руководству экспедиции.

          • Максим Мищенко, я правильно понимаю, что речь идет о "подъемном материале"?

            • Люба Мельник, всё, что я узнал в архиве, практически без изменений приведено в статье. Воронежские археологи заняты другим, потому что в наших краях довольно много интересных объектов. По логике вещей, они рано или поздно обратят на Троицкий монастырь внимание.

  • Очень интересно! А кто первый обнаружил и опубликовал эту запись из архива?

    Скорее всего, разбойники поделили деньги и каждый спрятал свою долю. Надеяться, что весь клад лежит в одном месте, не приходится.

    Оценка статьи: 5

    • Александр Ягольник, я ознакомился с записью только в 2009 году. Мы трижды выезжали на место событий - кроме нескольких артефактов ничего не нашли. Монеты, гвозди, застёжка старая, керамика. Место там достаточно дикое даже сейчас - искать можно годами. Но концы разыскаться должны. Семь телег - это много.