К. Ю. Старохамская Грандмастер

Как подслушать разговоры древних? «Идиллии» Феокрита - окно в живое прошлое

Как все, несомненно, помнят, про Онегина сказано: «Бранил Гомера, Феокрита;/ Зато читал Адама Смита…» Про Адама Смита и экономику мы поговорим потом. Гомера все и так знают, хотя бы понаслышке. Одиссея, Илиада — если не читали, то хотя б экранизации смотрели. А вот Феокрит — кто такой? Раз упомянут рядом с Гомером — значит, стоит поинтересоваться.

archerix Shutterstock.com

Феокрит — греческий поэт, жил в III веке до н.э. и был «выдающимся представителем раннего эллинизма». Эх, невежество наше, кто бы знал, что вообще за эллинизм такой, а не то что ранний или поздний. Читаем литературу:

«Основные литературные тенденции этого периода — отход от политических и гражданских тем, стремление замкнуться в тесный круг интимных, домашних переживаний, чувствительное восприятие природы, рост интереса к мелким деталям быта, к маленьким людям — идеализированным носителям субъективного мира, свободного от общественных связей».

Уже интересно! Лично мне приятнее читать про личные и интимные переживания, чем про общественные связи.

«Писал небольшие поэмы на сюжеты героического эпоса, в к-рых мифологические фигуры низводятся до уровня интимной поэзии, фольклорная маска „пастухов“ с их перебранками, „состязаниями“ и песнями дает возможность развернуть и поэзию любовного томления и иронические зарисовки быта». Ну вообще замечательно.

Сначала Феокрит жил на Сицилии в оживленном курортном городе Косе, но не нашел там признания, и в 70-х годах III в. до н.э. перебрался к прогрессивному и науколюбивому фараону Птолемею II Филадельфу. Прогрессивный и науколюбивый фараон — вот, и такое в истории бывало.

Кстати, про историю, древность, прогресс и человечество. С древних времен и до сего дня неизменно принято стонать и причитать про упадок нравов, что люди уже не те, раньше все было совсем иначе, гораздо лучше.

Я уже цитировала когда-то, и еще раз процитирую древние тексты:

«Эта молодежь растленна до глубины души. Молодые люди злокозненны и нерадивы. Никогда они не будут походить на молодежь былых времен. Младое поколение сегодняшнего дня не сумеет сохранить нашу культуру». (Надпись на горшке в развалинах Вавилона, ок. 3000 до н.э.)

Папирус Присса (Prisse papyrus), написанный в III тысячелетии до нашей эры, считается одной из самых старых книг на свете. «Наша земля приходит в упадок, безнравственность и коррупция процветают, Дети перестали слушаться своих родителей, каждый хочет написать книгу. И конец света уже близок». (Папирус Присса, датирован 3350 годом до н.э.)

Неужто люди действительно все время меняются, да еще в худшую сторону? Но тогда следовало бы ожидать, что в древние времена на Земле жили сущие высоконравственные ангелы, никто не воевал и не нарушал законов. Что, как мы знаем, мягко говоря, не так. И законы преступали, и воевали много и жестоко. И с гуманизмом и правами человека в древности было, прямо скажем, худовато.

Но как-то люди все же меняются? Может быть, мы и вовсе не нашли бы общего языка с теми, кто жил пару тысяч лет назад? Эх, машину времени бы. Посмотреть бы, как они жили, послушать бы разговоры…

А вот тут нам и поможет Феокрит и конкретно — его идиллия «Сиракузянки» (в переводе М.Е. Грабарь-Пассек).

Всю идиллию тут привести не получится, прочитать ее можно у Мошкова, но отрывками мы можем насладиться. В идиллии описывается, как женщины по имени Горго и Праксиноя собираются идти на праздник Адониса и сам праздник. Женщины обсуждают одежду, домашний быт, пробки на дорогах (да-да!) и, конечно, своих мужей…

Горго:

Ну, не безумная я? Как спаслась, и сама я не знаю.
Вот так толпа, Праксиноя. И все колесницы, четверкой…
Ах, от солдатских сапог, от хламид — ни пройти, ни проехать.
Прямо конца нет пути — и нашли же вы, где поселиться!

Праксиноя:

Все мой болван виноват — занесло на окраину света,
Прямо в дыру, а не в дом, чтоб с тобой мне не жить по соседству.
Назло, негодный, придумал, всегда вот такой он зловредный.

Горго:

Динона ты б, муженька, подождала бранить, дорогая.
Детка твой здесь: ты взгляни, на тебя он внимательно смотрит.
Мой Зопирион, мой славный, она говорит не про папу.

Праксиноя:

Все понимает мальчишка, клянусь.

Горго:

Ах, твой папочка — милый!

Праксиноя:

Папочка этот наш давеча (все у нас давеча, впрочем)
Соды и трав для приправы пошел мне купить на базаре,
Соли принес, а верзила — тринадцать локтей вышиною.

Горго

То же у нас, Диоклид мой — деньгам перевод, да и только.
Взял он овчинок за семь драхм — словно шкуры собачьи…

Ну разве не абсолютно современная беседа? «Изменились ли эти люди внутренне»? Да не очень. Люди как люди, не хуже и не лучше нынешних. Поговорить вполне можно, а, женщины? Неужто мы не найдем, чем беседу поддержать?

Читайте, люди, эллинистическую поэзию. Заодно узнаем, что такое буколики, идиллии и прочие гекзаметры, а то погрязли уже в разборках современности. Очень освежает.

Обновлено 29.04.2016
Статья размещена на сайте 13.11.2013

Комментарии (24):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: