Дорога длиною в жизнь
Константин Кучер Грандмастер

Каким Афганистан остался в памяти Бориса Кириллова? Часть 1

Среди авторов «ШколыЖизни.ру» нет Бориса Кириллова. И уже не будет. 22 апреля 2013 года он ушел от всех нас туда, откуда ещё никто не возвращался. Я его знал с октября позапрошлого. Всего полгода. Даже пуда соли мы вместе с ним не съели. Да и «живьем» не видели друг друга. Никогда. И всё-таки я пишу о нём. И не только пишу, но и хочу, чтобы вы прочитали всё то, что пойдет после этого небольшого посвящения Борису.

CoolR , Shutterstock.com

А ниже — один из его рассказов, «Третий звонок». Он о том, что чувствует человек, когда рядом, касаясь его своей просторной безразмерной одеждой проходит Смерть. Проходит, но не забирает с собою. На этот раз не забирает. Правда, это я об этом написал так. Борис пишет по-другому. Как — посмотрите, прочитайте сами. Надеюсь, вы не пожалеете об этом. Конечно, на вкус и цвет друзей найти очень тяжело и мнение моё субъективно. Но, как на мой взгляд, в нашей современной прозе, мало кто смог написать об Афгане так, как это сделал Борис Кириллов. Бывший военный вертолетчик, второй пилот. На севере Афганистана — с мая 1982 по май 1983 г.

Борис Кириллов. «Третий звонок».

Нашу пару — ведущий-ведомый — послали перевезти личный состав в Южный Баглан. От него шла дорога в Паншерское ущелье. Маршрут согласовали с учетом данных разведки, по которым в том районе огневых точек противника не наблюдалось. Нам надо было сделать шесть вылетов: перевезти десант из Кундуза в Южный Баглан.

Задание было очень рискованное. Все из-за того, что не хватало экипажей, многие командиры и праваки (1) лежали в медсанбате с желтухой. Летать шесть раз по одному маршруту было очень опасно, Юра (командир экипажа) и я прекрасно это понимали. Противник мог нас засечь и сделать засаду. Об этом мы и доложили командованию, получив в ответ ожидаемое:

— Других экипажей нет, задачу выполнить любой ценой.

Ничего другого, кроме как сказать «есть», нам не оставалось. Мы постарались разработать маршрут так, чтобы не пролетать над кишлаками. Засаду нам могли устроить только в одном месте — на подходе к посадочной площадке Южный Баглан. Со всех сторон там были горы. Вертолету, чтобы зайти на посадку, приходилось по спирали опускаться вниз, в «колодец». Надо было сделать три витка, чтобы потерять высоту и сесть. А в окружавших «колодец» горах было много мест, куда можно затащить ДШК (2) или зенитную пушку.

Обговорили весь полет с ведомым, где, как будем лететь. Попросили инженера, чтобы у ведомого сзади сидел стрелок с пулеметом. Все было сделано и утром мы загрузили первых четырнадцать человек.

После отпуска наш экипаж летал на новом вертолете МИ-8 МТ, более мощной машине. Ведомый загрузил двенадцать солдат. Проверили управляемость вертолётом на висение, после разрешения взлетели и с набором высоты встали курсом на Южный Баглан. Полет проходил успешно, вертолёты подошли к площадке и стали опускаться в «колодец». Все прошло удачно, сели, высадили десант. После этого взлетели и с набором по спирали стали подниматься. Сверху нас страховал ведомый.

Как только наш вертолёт покинул колодец, туда стал спускаться ведомый, наш экипаж в это время страховал его. Он произвел посадку, выгрузил десант, взлетел и стал набирать высоту по спирали. Когда он оказался на нашей высоте, парой полетели назад, в Кундуз. Подойдя, запросили разрешение на посадку и сели. Нас уже ждала новая партия десантников.

Юра сказал мне:

— Пойди скажи старшему десанта, чтобы они были внимательны на спирали и смотрели за обстановкой. В случае чего, пусть стреляют.

Я вышел и передал всё сказанное Юрой старшему группы, прапорщику. Тот закивал головой, спросил — как открыть иллюминаторы, я ему показал. Показал и как ставится шкворневая установка (3). Он все понял, я пошел на свое место. Доложив Юре, сел, пристегнул привязные ремни. Ведомый доложил, что к вылету готов.

Юра запросил разрешение, пара взлетела. Набрав высоту, опять пошли к Южному Баглану. До колодца дошли нормально, наш борт стал спускаться в колодец, вдруг в грузовой кабине раздалась автоматная очередь. Юра сказал мне:

— Узнай, что там случилось?

Я выглянул в грузовую кабину, спросил:

— Что случилось?

Прапорщик мне ответил: мол, «духи» целились, мы их отогнали.

Я ему говорю:

— Заходи в кабину, покажешь то место.

Зайдя в кабину, я сказал Юре:

— Сейчас он покажет, кто пытался в нас стрелять.

В это время вертолет развернулся, мы увидали карабкающихся вверх трех «духов» с автоматами за спиной.

— Вот они! — сказал прапорщик.

Яков (борттехник, стрелок) тут же дал очередь по ним из носового пулемёта, один упал, двое других карабкались к расщелине. Он еще выстрелил, но сектор обстрела сократился, «духов» не стало видно. Прапорщик открыл дверь и скомандовал:

— Левый борт огонь!

С левого борта по «духам» ударили автоматы. Вертолёт стал заходить на последнюю спираль. Я увидал лежащие на камнях два трупа. Третьего не было видно. Открыв дверь, спросил у прапорщика:

— Где третий «дух»?

 — Ушел, сволочь, когда высадимся, и его достанем.

Вертолет в это время сел, я пошел открывать дверь. Открыв её, хотел поставить лестницу, но прапорщик махнул рукой, показывая, чтобы я этого не делал. Солдаты прыгали с вертолета и убегали вперед, их на земле встречал офицер и показывал, куда надо бежать.

Последним выпрыгнул прапорщик, я закрыл дверь. Юра увеличил обороты двигателя, и вертолет стал набирать высоту. Пока вертолёт летел по спирали, я, Яков и Юра осматривали горы, чтобы увидать «духов», нам на глаза никто не попался. Юра передал ведомому, чтобы он был внимателен. Ведомый стал опускаться в колодец. У них все прошло гладко и они поднялись по спирали к нам. Когда ведомый занял своё место, пара полетела в Кундуз. Парой сделали еще два вылета в Южный Баглан. После этих двух вылетов прилетели в Кундуз, на перроне никого не было. Юра запросил у РП (4):

— «Башня» — 315-му, где наши пассажиры, что нам делать?

 — 315-й, заруливайте, идите обедать, «пассажиры» подойдут через два часа.

Юра стал материться, причем не просто так. С чувством и такими, замысловатыми, коленцами. Такого мата я от него никогда не слышал. Парой зарулили на стоянку. Выключились, застопорили винты. Все молча встали и вышли из вертолета.

Вдруг Яков сказал:

— Зараза! Как я не хочу опять туда лететь

Юра закурил и сказал:

— Думаешь, я горю желанием туда опять соваться, тем более через два часа?! Они за это время там такого нагородят, что нам мало не покажется.

Я сказал:

— Прапорщик обещал там дозор поставить.

На что Юра ответил:

— Да, побегут они тебе дозор выставлять по такой жаре.

Увы, Юра оказался прав. Про дозор и обещания забыли, надеясь на русское «авось».

Закрыв вертолёты парой экипажей (ведущий-ведомый), пошли обедать.

Глоссарий:
1 — правак — второй пилот, который сидит в кабине справа от командира экипажа.
2 — ДШК- крупнокалиберный пулемет.
3 — шкворневая установка — зажим для установки стрелкового вооружения, с помощью которого обеспечивается точность огня,
4 — РП — руководитель полётов.

Продолжение следует…

Статья размещена на сайте 2.12.2014

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: