Константин Кучер Грандмастер

Насколько важно вовремя и к месту процитировать преподавателя? Студенческие байки

По юридической части я учился уже на заочном отделении. Поступил в 91-м. Закончил, естественно, шестью годами позже. И это важно. Если кто не помнит или успел забыть: к тому времени у нас в стране как раз закончился период перестройки и гласности, а вместе с ним и сама страна приказала долго жить.

Фото: Depositphotos

В том же государстве, что образовалось на руинах прежнего, начались рыночные реформы. И такие соблазны они принесли с собою дипломированным и грамотным юристам…

В общем, стали преподаватели искать, где глубже, и потихоньку уходить из института. Туда, где больше платят. Или где социальный пакет более весомый. Кто в коммерческие структуры, кто в областную администрацию или подведомственные ей учреждения.

Поэтому, за неимением гербовой, те или иные курсы нам читали практики. Или деканат договаривался с головным, столичным институтом, и тот, в знак доброй воли, посылал в командировку своих специалистов по тому или иному предмету. Чтобы те, в свою очередь, сеяли промеж нас разумное, доброе и вечное.

Судебную психологию (интересный такой предмет!) мы сдавали уже на пятом курсе, когда до выпуска — всего ничего, а потому студента уже ничем не испугать. Во всяком случае, мы именно так и думали. Но, оказалось, зря… Самонадеянность, оказывается, привилегия невежд. Сведущие же люди, как когда-то говорил Бернард Шоу, полны сомнений. И правильно говорил.

Во всяком случае, в данной истории из жизни нам представился случай в этом убедиться, поскольку принимать экзамен по судебной психологии приехала доцент из Москвы. И наша группа её очень сильно расстроила, не прислав перед экзаменом такси к гостинице, в которой её поселил деканат, и не купив ни цветов, ни боржоми на сам экзамен.

Как и следовало нам, наивным, ожидать, первые человека четыре (цвет группы, у некоторых даже троек за прошедшие пять лет не было) вылетели из аудитории с пустыми зачетками и неудами в экзаменационной ведомости.

Что делать?! Ждать. Ждать, пока громы не отгремят, а гроза не утихнет. Я и мигнул своим корешам — сидеть и не рыпаться. Что нам терять? Тут вам не Средняя Азия, где десятилетиями ждать надо, пока ишак сдохнет. Через полчаса буря пройдет стороной, а там, глядишь, выглянет солнышко и будет праздник, в т. ч. и на нашей улице. Тем более, уж что-что, а методичку экзаменующего нас доцента, что мне в библиотеке подсунули, я прочитал от корки до корки.

А пока суть да дело, пользуясь тем, что в аудиторию запустили сразу всю группу, сидели мы вплотную друг к другу и между нами и столом экзаменатора стояла-сидела живая стена в несколько рядов широких мужских спин, я пододвинул к себе чистый листик одного из друзей-приятелей с квадратным штампиком деканата в нижнем правом углу и расписал на нем пример из методички этого доцента: чем показания потерпевших отличаются от показаний свидетелей, которые не были непосредственными субъектами преступного посягательства, и как эту особенность необходимо учитывать следователю или дознавателю.

Как время подготовки вышло, а доцент за столом стала выказывать признаки нетерпения, мой приятель и почапал к ней, понурив повинную голову и прихватив с собою расписанный мною листок. Надо было слышать, как он своим характерным вологодским выговором (с мягким «ч» и четким безударным «о») «цитировал» этот пример из московской методички, зачитывая его со своей бумажки. И не только слышать, но и видеть, как по ходу ответа менялись лицо, осанка, взгляд и вообще настроение доцента…

Она просто расцвела, не преминув обратить внимание всех, ещё остававшихся в аудитории:

— Ну, наконец-то! Хоть от кого-то в этой группе я слышу грамотный ответ по существу поставленного в экзаменационном билете вопроса!

И всё, как у той маркизы, было бы просто прекрасно, не реши она задать пару дополнительных вопросов. И зачем?.. Зачем это было ей надо?! Серега, естественно, ни в зуб ногой ни по одному из них. Откуда? Откуда у него знания по предмету, если методичку не он читал…

Поэтому, после молчания в ответ на второй дополнительный, доценту пришлось произнести с таким, явным огорчением:

— Ну, что же Вы так растерялись?! Хотела «отлично» Вам поставить, а придется всего-навсего «хорошо». Жаль…

Потом, когда мы уже вышли из аудитории, всем скопом полистали Серегину зачетку, вслух считая все «хоры», что в ней были прописаны. За все пять лет студенческой жизни эта четверка была… Третьей или четвертой в его зачетке. Ей бо! Хорошо помню, что пальцев одной руки нам вполне хватило, чтобы посчитать все Серегины четверки до судебной психологии.

Вот что значит вовремя и к месту процитировать труды преподавателя или его самого (если он читал вам лекции). Да ты вообще можешь предмет не знать, но если прочитал методичку экзаменатора… Четверку! Как минимум, четверку он должен тебе поставить!

Статья опубликована в выпуске 1.11.2019

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Моя приятельница до сих пор тянет лямку препода, как говорят студенты, и рассказывала, что методички уже никому не нужны. Ее первокурсники доску просто фотографируют, папарацци. На их вопрос, можно ли будет воспользоваться снимками во врем экзамена,она ответила положительно. В наше время немыслимо было конспект открыть и те же «бомбы» вытащить было трудно. Однако во время экзамена студенты не смогли разобраться , что за снимки и каких предметов хранятся у них в галерее смартфона. Они даже название дисциплины могли правильно назвать.

    Оценка статьи: 5

  • Умеешь бы, Костя, своими воспоминаниями разбудить чужие...
    В данном случае-мои.
    У меня наоборот был случай, когда я "цитировал, но с отрицательным знаком" доцента.
    Давно, ещё до армии, в МИФИ в 1972-м году сдавал общую химию. На лекции не ходил по причине обострения любви к свободной студенческой жизни. Да и потом- самоуверенность и нахальство. Что мне её учить, если в школе брал первые места на всяческих (включая Всесоюзные) олимпиадах по физике и химии.
    А экзамен был за три семестра, зачёты я до этого как-то проскакивал на старых знаниях.
    Начинаю рассказывать милой дамочке-экзаменатору по билету. Оказалось, что в голове путаница уже...
    Вопрос был про щёлочно-земельные металлы, я рассказываю и пишу формулы про щёлочные...
    Приходится перестраиваться на ходе.
    Дальше-то же самое...
    Дамочка начинает пытливо меня расспрашивать по дополнительным вопросам.
    Чувствую - плыть начинаю. Где-то чего-то помню, а в остальном приходится импровизировать, нахально изобретая отсебятину по технологиям, доказывая возможность химических физико-химических процессов, невозможных в принципе.
    Но "выплывать-то " как-то надо!
    Импровизирую на ходу...
    Вот тут я и подумал, что надо было методичку на экзамен прихватить (как в твоем рассказе), а я засунул под ремень толстую тетрадь не глядя, а она оказалась не только с плохо расшифровываемым почерком (естественно не моя, раз я лекции прогуливал). но ещё и за один только первый семестр.
    "Трояк" она мне всё-таки поставила, отбился.
    Но больше за нахальство, конечно.
    Потому, что в процессе моих псевдонаучных ответов она изумилась и спрашивает:
    - Да кто вам такое мог рассказать? Это же невозможно в принципе!
    А я отвечаю :
    - Как это невозможно? Да нам на лекции говорили...
    Она:
    - Да кто такое мог говорить? Кто вам лекции читал?..
    Я:
    - Доцент Волкова.
    Вот тут и наступил момент истины, когда она улыбнулась и сказала:
    - Так я - доцент Волкова....
    ...
    Спасибо. Костя!

    Оценка статьи: 5

    • Володя!! Все правильно!!
      У нас говорили: "Если студент знает, на экзамен по какому предмету он пришел сегодня... Уже за одно это ему спокойно можно ставить "удава". Если студент знает фамилию преподавателя, который вел курс... Это уже твердая четверка. А если он помнит, какого цвета обложка учебника по предмету... Да это презренный отличник!!"
      Фамилию доцента ты знал. Но в лицо... Увы. Поэтому что-то между три и четыре. На усмотрение преподавателя. Был бы мужик, он бы, думаю, не так сильно обиделся на тебя, что ты его в лицо не помнишь.