Елена Гвозденко Грандмастер

Литература и маркетинг. Есть ли точки соприкосновения?

В писательской среде продолжительное время обсуждается тема гибели литературы. В числе главных виновников называют маркетологов, которые превратили художественность в товар, который можно и нужно продавать.

Фото: NadineDoerle, pixabay.com

Во многом претензии справедливы, вряд ли издательства пойдут на риск публикации книги, в востребованности которой сомневаются. В мире материальных ценностей конвертируются только эмоции, позволяющие избавиться от комплексов, мешающих обогащению.

Какое-то время ситуация казалась безнадежной, но неожиданно стали появляться новые имена, новые книги, возвращающие к общечеловеческим ценностям. Жанровое разнообразие не мешает пробуждать эмоции и осмысливать содержание, вовсе не плоскостное, каким страдает массовая литература. Разумеется, литераторы не появились из ниоткуда, они были всегда, как всегда шли процессы развития литературы. Само появление подобных книг говорит о запросе на нечто глубокое и сложное, на искренность. Это особо остро ощущается в эпоху фейков.

Но почему этих имен так мало? Причин несколько.

Первая и самая серьезная — отсутствие литературных лифтов. На смену советским творческим союзам и практике толстых журналов ничего не пришло. Толстые журналы, как, впрочем, и союзы, утратили свою функцию — продвижения новых талантливых авторов. Их могли бы заменить литературные агентства, но на практике подобные агентства — лишь способ зарабатывания денег.

Плакат, посвящённый первому съезду советских писателей
Плакат, посвящённый первому съезду советских писателей
Фото: Л. Баскин, ru.wikipedia.org

К такому выводу легко прийти, просто прочитав перечень услуг от рецензирования до написания книги «под ключ». Писательский труд больше не финансируется государством, это и весьма сомнительные инвестиции для бизнеса, поэтому авторы, зарабатывая в других областях, относятся к написанию текстов как к хобби.

Продвижение книги — трудный и затратный процесс. От автора требуют медийности, требуют, чтобы постоянно привлекал к себе внимание. Все эти маркетинговые инструменты отвлекают от творчества.

Возможности свободной публикации, отсутствие фильтров привели к расцвету графомании, любой текст на уровне школьного сочинения можно легко издать и чувствовать себя писателем. Более того, попав в мейнстрим, засветившись в ток-шоу, сделав свою персону узнаваемой, можно считать себя популярным. То есть популярность проистекает не от качества текста, а от известности автора.

Но не все так плохо, никогда еще не было таких возможностей публикации. Можно найти своих читателей, поместив произведения в Интернете, создать свою книгу на издательской платформе или воспользоваться услугами многочисленных коммерческих издательств. Вряд ли такие публикации дают серьезный стимул для работы над качеством, однако к развитию стимулируют возможности связей с читателями и отслеживание интереса к текстам.

В литературной среде набирают популярность различные школы писательского мастерства. О занятиях я имею весьма поверхностное представление — на уровне презентаций курсов и рекламных объявлений, а также отзывов тех, кто на них обучался. Безусловно, они могут быть полезны, но вряд ли научат главному в писательстве — умению создавать атмосферу текста, в которую поверит читатель. В таких проектах много маркетинговых просчетов, моделирования алгоритма воздействия на читателей.

Разумеется, с помощью готовых лекал не развить талант, но обучить написанию качественного текста возможно — важно, чтобы учителя были профессионалами.

Два примера. В анонсе одного из курсов говорится о занятии, на котором слушатели описывали тишину. Профессиональное погружение и поиск точных образов пойдут на пользу литератору. А в другом случае ученикам предлагали работать над написанием портретов, что-то вроде описания двадцати различных форм бровей. Просто составление фоторобота, а не литературное творчество. Излишняя описательность вредит тексту, атмосферу создают не количеством, а качеством. Как в случае с тишиной, достаточно написать, что слышно, как лист упал на пол или как поскрипывает форточка в подъезде.

И. И. Левитан, «Тишина», 1898 г.
И. И. Левитан, «Тишина», 1898 г.
Фото: artchive.ru

И если маркетологи готовы учиться писательскому мастерству, то готовы ли литераторы присмотреться к маркетингу? Должна ли литература быть вещью в себе, или должна ориентироваться на читателя? Всегда ли внимание к читателю означает снижение качества?

Николай Васильевич Гоголь, как известно, сжег второй том «Мертвых душ» от невозможности показать образ прекрасного человека, образ будущего. Он относился к литературе как миссионерству. Создавая образ, примерял на читательское восприятие, вот что было важно!

Литература и маркетинг. Есть ли точки соприкосновения?
Фото: Depositphotos

На мой взгляд, современным писателям было бы полезно прочитать несколько статей по маркетингу, чтобы изменить угол зрения, попытаться прочесть свой текст глазами читателя, а также представить его собирательный образ.

Мы живем в переходное время. Я думаю, будущее литературы за профессиональными площадками, на которых автор может зарабатывать размещением рекламы. А это значит, современный писатель должен думать о читателе. Содержание можно донести, только управляя вниманием читателя.

Статья опубликована в выпуске 7.11.2019

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: