• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Игорь Вадимов Грандмастер

Зачем человечеству космос?

На пыльных тропинках далеких планет
Останутся наши следы.
В. Н. Войнович, песня «Четырнадцать минут до старта»

Уже многие годы человечество пытается как-то освоить космическое пространство. Оно манит своей неизведанностью и будоражит умы. Но стоит ли тратить миллиарды, чтобы где-то там «на тропинках» следы оставить?

Фото: sama-zhizn.ru

Все началось с баллистических ракет, оружия большой дальности. Команда немецких ученых и инженеров под руководством Вернера фон Брауна дала Гитлеру возможность безнаказанно обстреливать Лондон с очень большого расстояния. Созданные тогда ракеты Фау-2 были первыми вышедшими за пределы земной атмосферы объектами, созданными людьми.

В 1944 году ракета Фау-2 взлетела на высоту 188 км, совершив первый суборбитальный космический полет и выйдя в космос — ведь Международная Авиационная Федерация считает границей земной атмосферы высоту 100 км (по линии Кармана).

В послевоенное время, когда СССР и США пытались взять верх в гонке вооружений, были созданы межконтинентальные баллистические ракеты для доставки ядерных устройств за десятки тысяч километров в любую точку земного шара.

Вывод спутников на орбиту Земли был попутным результатом, показателем развития новейших технологий в стране, обладающей способностью вывести на объект на орбиту Земли.

Первый спутник, СП-1
Первый спутник, СП-1
Фото: ru.wikipedia.org

Наконец появился первый спутник… Было много радости, мол, «свершилась вековая мечта человечества», массово цитировали Циолковского: «Земля — колыбель человечества, но нельзя же вечно жить в колыбели». Было отснято много разных фантастических фильмов о грядущих космических полетах — на Луну, на Марс и Венеру, в пояс астероидов. Издавались и переиздавались книги про колонии на Марсе, на Луне, в открытом космосе.

И в реале на орбиту сначала вышел первый спутник, вес которого был всего 83.6 кг, а потом начали выводить на околоземную орбиту спутники весом в несколько тонн.

Вскоре в космос начали летать люди. Первый человек на орбите пробыл всего 108 минут, потом стали отправлять на несколько дней, потом на несколько недель…

  • Самый длительный полет в космос длился 438 дней, проходил он с января 1994 по март 1995 года.

После одноразовых «Востоков», «Восходов», «Джемини», «Меркюри», «Союзов» и «Аполлонов» взлетел многоразовый Спэйс-шаттл. Пусть медленно, но ракетоносители видоизменялись, усиливались и улучшались…

И вдруг все это как-то застопорилось… И шаттлы летать перестали вскоре после того, как инженеры НАСА разобрались в причинах взрыва одного шаттла на взлете, а другого — при входе в атмосферу. Летать, выводить спутники и людей на орбиту продолжили только старые одноразовые советские, американские и европейские ракеты.

В чем же дело? В том, что борьба за первое место в космической гонке закончилась. Вопросы стоимости полетов и их выгоды, напротив, стали важными. И вот с этим возникли проблемы.

Оказалось, что гигантские шаттлы просто имеют избыточную мощность — слишком редко появлялись сверхтяжелые грузы, которые надо было вывести на орбиту. А стоил каждый пуск во много раз дороже, чем запуск на орбиту «Союза» или «Атласа». Тратить лишние десятки миллиардов правительство США не захотело. Тем более что каждый запуск оказался буквально «русской рулеткой» и имел шанс закончиться крахом как при взлете, так и при посадке.

В XXI веке появились частные организации, связанные с космосом. Видимо, частный капитал увидел в космосе возможность не только тратить казенные деньги ради национального престижа, но и возможности для бизнеса. Какие же это возможности?

Объем космического рынка в наше время составляет около 350 миллиардов долларов и из них на госорганизации приходится только 25% - то есть три четверти рынка космических услуг заняты частными компаниями.

Во-первых — связь, интернет, системы позиционирования. Спутники-трансляторы для связи или интернета, серверы GPS/ГЛОНАСС. Связь в наше время — основа и для высокоточного оружия, и для гражданских навигационных систем. Без спутниковых группировок GPS множество кораблей и самолетов быстро собьются с курса — счет возможных катастроф в случае глобального отказа системы исчисляется многими тысячами людей и потерей многих сотен миллионов.

Во-вторых — космический туризм, очень выгодная отрасль бизнеса. Ведь можно за много десятков миллионов долларов запустить космического туриста в космос, чтобы он пожил с недельку на орбитальной станции, наделал селфи для Instagram и спокойно вернулся на Землю, потешив собственное эго.

А можно «всего» за сколько-то сотен тысяч долларов запустить человека в суборбитальный полет. Тогда и запуск можно будет осуществить гораздо более легким, а значит и дешевым носителем, и о проживании в космосе думать не надо будет, и возврат на Землю будет легче и дешевле. И что с того, что полет длился 20−30 минут? Ведь в космосе-то турист побывал, селфи понаделал и из иллюминатора видел космические виды!

Правда, тут возникла проблема надежности. Многим хочется в космос, но никому потом не хочется оказаться распыленным в верхних слоях атмосферы. Видимо, потому многочисленные частные компании уже длительное время создают новые и дешевые средства вывода пилотируемых космических аппаратов за пределы атмосферы или на низкие околоземные орбиты. Но все же надежность создаваемых аппаратов пока слишком низка, чтобы наладить постоянные рейсы.

Это — то, что делается сейчас. Но есть другие грани космического бизнеса, которые в наше время почти не практикуются.

Это космическая индустрия. К сожалению, это направление до сих пор не налажено. Но еще в 70−80 годы проводились исследования, которые показали, что кристаллизация в невесомости создает кристаллы, в которых микродефектов во много раз меньше, чем в кристаллах, созданных в условиях земного тяготения. При производстве процессоров из кремния, полученного на орбите, должно выходить значительно меньшее количество брака. Волоконные световоды, произведенные в космосе, пропускали свет в 40 раз лучше, что световоды из того же материала, сделанные на Земле.

Бортинженер Эндрю Морган работает с Биофабрикационной установкой. 07.08.2019 г.
Бортинженер Эндрю Морган работает с Биофабрикационной установкой. 07.08.2019 г.
Фото: nasa.gov

Увы, пока такие производства — дело будущего. А жаль, есть еще более захватывающие возможности. Например, в компании Techshot уже есть 3D-биопринтеры nScrypt, которые из специального биогеля, созданного на базе стволовых клеток, в условиях микрогравитации готовы «напечатать» модели органов человека, пригодные для трансплантации. Такая печать на Земле невозможна из-за гравитации, биогель слишком долго застывает. Когда технология будет отработана, возможно появление на орбите фабрик по производству искусственных сердец, почек и пр. — для осуществления трансплантации тем людям, которым это необходимо.

Еще в некотором отдаленном будущем, в случае открытия более мощных ракетных двигателей, вероятно, будет налажена космическая добыча полезных ископаемых. В первую очередь, возможна добыча гелия-3 на Луне, а еще добыча редких металлов в поясе астероидов или прямо из астероидов. И добыча углеводородов из газогидратов пролетающих рядом комет или на спутниках Юпитера.

Но это — дело очень далекого будущего…

Статья опубликована в выпуске 4.10.2020

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: