Галя Константинова Грандмастер

Виленское барокко: где его шедевры?

Патриоты своего города иногда называют Вильнюс «встречей Рима с Византией». Действительно, здесь постарались сохранить и восстановить все, что было возможно.

Капелла Поцеев и западный фасад ru.wikipedia.org

Так храмы и продолжают соседствовать друг с другом: церковь Параскевы Пятницы — с готическими костелами Анны и бернардинцев, Церковь Святого духа — с костелом святой Терезы и Острой Брамой.

Виленское барокко: где его шедевры?
Галя Константинова, личный архив

Вильнюс всегда называли и самым толерантным городом Европы. Это так: и в прошлом, и в настоящем здесь уживаются все со всеми — но за исключением черной страницы истории, относящейся к годам Второй мировой войны. Это отдельная тяжелая тема.

Поскольку в предыдущем тексте мы остановились у памятника Станиславу Монюшко, то и не будем далеко отходить, а поговорим о двух соседних храмах. Оба — католические, оба — виленское барокко.

Службы ведутся на литовском, польском, иногда русском языке, в каждом по-разному, везде свое расписание.

«Рядом с улицей стоят два костёла, они не принадлежат к числу знаменитых, но это всё же настоящее вильнюсское барокко — провинциальное, позднее, прелестное».
(Томас Венцлова. «Статьи о Бродском»)

Двуглавая Екатерина

Костёл Святой Екатерины, он же костел Котрины, — архитектурный памятник, часть ансамбля монастыря бенедектинок. Знаменит был в том числе и своей библиотекой. Горел, пострадал при нашествии французов и во Вторую мировую, сейчас все полностью отреставрировано, храм стал и большой концертной площадкой, и выставочным залом.

Родиться бы сто лет назад
и, сохнущей поверх перины,
глазеть в окно и видеть сад,
кресты двуглавой Катарины
;
(И. Бродский. «Литовский дивертисмент»)


Виленское барокко: где его шедевры?
Галя Константинова, личный архив

«Ушная раковина Бога»

Костёл Святого Духа — должно быть, очень старый, первая постройка известна еще со времен великого князя Гедимина. Как почти все храмы здесь, он страдал при войнах и пожарах, перестраивался. Это доминиканский костел, так же называется и улица, на которой он стоит. Сейчас он приходской, основные прихожане — поляки.

Эта церковь не случайно овеяна легендами: она с подземными лабиринтами, подвалами, катакомбами, склепами — захоронениями знатных горожан (Пацы, некоторые из Сапег) и жертв эпидемий (около 4000 захоронений и сотни мумифицированных тел). Там же захоронены умершие от ран солдаты наполеоновских войск (через Вильно проходила Смоленская дорога, по которой французская армия и отступала, а в городе и сейчас есть улица Смоленско). Французы оборудовали в костеле госпиталь, десятки тысяч умерли.

Не исключено, что подвалы двух- или даже трехуровневые. В подземельях при работах нашли и массовое скопление замурованных людей. Кто эти заживо замурованные люди — пока не известно. Поговаривали и о скрытых в подвальном лабиринте сокровищах, и о подвалах инквизиции. И о тайных подземных ходах — любители городских легенд считают, что один из ходов предназначался для первоначально тайных встреч Сигизмунда и Барбары Радзивилл.

Сейчас к мумиям никого не пускают из соображений сохранности микроклимата и гигиенической безопасности. Эти подземелья еще ждут серьезных исследований.

Сверни с проезжей части в полу-
слепой проулок и, войдя
в костёл, пустой об эту пору,
сядь на скамью и, погодя,
в ушную раковину Бога,
закрытую для шума дня,
шепни всего четыре слога:
— Прости меня
.
(И. Бродский. «Литовский дивертисмент»)

Иосиф Бродский жил неподалеку — на улице Лейиклос (когда-то здесь мастерили литейщики, отливавшие церковные колокола). На доме, в котором останавливался будущий Нобелевский лауреат, установлена табличка. На ее открытие в город съехалось аж сразу несколько Нобелевских лауреатов, в том числе Чеслав Милош — польский писатель, который тоже учился и долго жил в Вильнюсе.


Виленское барокко: где его шедевры?
Галя Константинова, личный архив

Надо сказать, что с мемориальными табличками в Вильнюсе дело обстоит очень неплохо. Больше всего встречаются таблички с именем Мицкевича и Чюрлениса, видимо, они переезжали, меняли жилье.

Есть памятные таблички Тараса Шевченко, Янки Купалы.

Виленское барокко: где его шедевры?
Галя Константинова, личный архив

Видела табличку в честь Георгия Плеханова — русского философа-марксиста, большую табличку в честь Петра Столыпина — премьер-министра Российской империи, убитого позднее в Киеве. Последний наверняка имел возможность неоднократно останавливаться в Вильно, поскольку продолжительное время был предводителем дворянства в Ковно (Каунасе) и губернатором в Гродно (сейчас — Беларусь).

Оба костела, как и многие другие в нынешней Литве и Беларуси, так или иначе связаны с именем Яна Глаубица.

Ян Глаубиц (Ян Глаўбіц) — точное место и год рождения неизвестны (скорее всего, Силезия), умер в 1767 году в Вильно, архитектор, крупнейший представитель стиля Виленское барокко.

Многие храмы и дома его проектов и построек сохранились не только в Вильнюсе, но и на территории нынешней Беларуси (например, святая София в Полоцке, Костел кармелитов в Глубоком). Сам он был немецкого происхождения и лютеранин, однако большую часть жизни прожил в Литве, строил и восстанавливал католические и православные храмы, реконструировал и синагогу.

Но все же самые внушительные католические храмы — это Кафедральный собор и Собор Петра и Павла.


Что еще почитать по теме?

Жениться по любви не может ни один король? Сигизмунд и Барбара
Чюрлёнис. Музыка живописи или живопись музыки?
Что можно посмотреть в Беларуси? Гродно

Обновлено 17.10.2016
Статья размещена на сайте 10.10.2016

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: